Контракты.ua

Автор: Владимир Золотoрев —  5391  —  18.11.11
Печатать деньги или заниматься делом?
Печатать деньги или заниматься делом?

В последние дни с финансовых фронтов поступают тревожные вести. «Не хватает денег!» — кричат банкиры, журналисты и социально активные блоггеры.

«Банкиры рассказывают, что такой голод национальной валюты не испытывали давно. Точнее, никогда. Чтобы проводить финансовые операции, банкам приходится одалживать гривню друг у друга. Проценты по срочным займам достигают 20-30% годовых. Да и этот ресурс почти исчерпан. Чтобы раздобыть гривню, банкиры заманивают клиентов повышенными процентами на депозит» — пишет «Корреспондент». Далее обычно расписываются ужасы, постигающие экономику «от нехватки денег» и в читательском воображении невольно повисает вопрос «доколе»?

Для меня в этой истории проблему представляет не поведение НБУ, а поведение комментаторов — тех самых журналистов и социально активных блоггеров. Ведь именно они, в итоге, определяют, что происходит и, особенно, что будет происходить. Эти люди являются обобщателями и выразителями настроений разнообразных экспертов и прочей публики, которая знает, как надо. Так вот, если судить по общей мысли, которая иногда высказывается, а иногда додумывается сама собой, выходом из ситуации является та или иная форма роста денежной массы. Или девальвация денежной единицы. И то, и другое имеет, в итоге, близкие последствия. Именно эта альтернатива заставляет автора этих строк грустить, поскольку он видит, как стремление принести пользу в очередной раз приносит вред.

Поясню. Я ни в коей мере не являюсь сторонником политики НБУ. Я вообще считаю, что любой центробанк — безусловное зло и главный производитель кризисов, поэтому лучшая политика НБУ — это отсутствие НБУ. Однако, если на секунду предположить, что центробанк способен приносить пользу и что макроэкономика имеет какой-то смысл, то в этой истории все равно следовало бы расставить совсем другие акценты.

Смотрите. Украинцы, пережившие гиперинфляцию начала 90-х, хорошо усвоили, что деньги сами по себе не есть богатство. Деньги обеспечивают косвенный обмен и разделение труда, то есть, они являются частью системы производства богатства. Но причина роста богатства — не деньги, а свободная деятельность людей. Если в вашей стране люди живут натуральным хозяйством и обмениваются по бартеру, то увеличивайте им денежную массу или уменьшайте — им все равно, они этим не пользуются. Но при этом, общественное богатство в такой стране все равно будет расти, хотя и медленно.

Идем дальше. Когда центробанк пытается бороться с инфляцией (то есть, с собственной деятельностью, но мы это пока опустим), он ведь не просто так это делает. Предполагается, что экономический субъект должен реагировать на изменения, которые вносит центробанк в условия его деятельности. Например, в случае сжатия денежной массы, чаще всего экономическому субъекту приходится снижать свои цены. Но украинский экономический субъект не может реагировать, даже, если хочет.  Украинский экономический субъект не может действовать. Он связан по рукам и ногам государством. Он связан по рукам и ногам негласными насильственными монополиями. Он не может ничего купить и продать, он не может ничего ввезти и растаможить. В случае, когда есть выбор между действием и бездействием, он предпочитает не действовать, пока не будет на 100% уверен, что ему ничего за это не будет. В нашей стране единственной по настоящему серьезной проблемой является неуклонное сокращение предпринимательской деятельности, то есть сокращение производства богатства во всех его формах.

И вот, что здесь важно. Когда центробанк является последователем шаманской школы «поддержим производство, накачав его воздухом»,  то реальное состояние дел разглядеть непросто. Экономическое «оживление» на самом деле является здесь своего рода искусством вуду. Оно превращает покойников в зомби. Эти зомби выглядят чем-то занятыми, но, на самом деле, приток денег не создает нового богатства, он просто перераспределяет старое. Увидеть этот процесс не так просто: опять-таки, суету по перераспределению издалека можно принять за полноценную жизнь.

Но вот когда центробанк является последователем противоположной шаманской школы и когда он героически борется с самим собой, «удерживая курс», «сокращая избыточную денежную массу» и т. п., то факт того, что пациенты скорее мертвы, чем живы, а те, кто еще жив, связаны по рукам и ногам, становится просто вопиюще очевидным. И если  мы говорим об общественной пользе, то журналисты, эксперты и социально активные блоггеры должны указывать на него и вопрошать «доколе» именно по этому поводу. Но нет и увы. Журналисты и блоггеры предпочитают веселых скелетов и жизнерадостных зомби.