Контракты.ua

435  —  29.04
Казус Кивы или о магии терминов
Казус Кивы или о магии терминов

Семен Есилевский, биофизик, доктор наук: Как неправильные определения порождают таких “ученых” как Кива

Практически каждую свою статью я начинаю с занудной фразы “давайте определимся с терминами”. Для того чтобы что-то конструктивно обсуждать надо сначала удостовериться, что мы говорим об одном и том же. Казалось бы при обсуждении науки и околонаучных вопросов с терминами должно быть все в порядке — это ведь наука, все должно быть строго. Ага, три раза! Если начать копать, то оказывается, что с самим термином “наука” у нас форменный бардак и два человека, говоря о науке, могут понимать под ней три совершенно разные вещи.

Из жизни терминов

Славянским языкам в плане науки вообще не повезло со словарным запасом. В частности, в украинском и русском языках слово “наука” имеет кучу разношерстных значений:

- Жизненный опыт (“будет тебе наука на будущее”).

- Обучение чему-либо (“отдать в науку”).

- Какой-то свод правил или система взглядов (“наука побеждать”, “наука переговоров”).

- Наука как общественный институт (академии, университеты).

- Наука как отдельная исследовательская дисциплина (физика, филология).

- Социальная прослойка (“пошел в науку”, “человек науки”).

- Вульгарное бытовое определение любой сложной деятельности (“да там целая наука”).

Уже от одного этого списка становится грустно. Становится понятно, почему даже грамотные люди постоянно путают науку, инженерию и изобретательство. А как не путать, когда термин настолько многозначный и никто особо не заморачивается пояснять, в каком именно значении он его употребляет?

В английском языке все не так печально. У них есть “science” — это исключительно “естественные науки” (физика, математика, биология, химия). Все, что не “science”, то либо “humanities” (социальные и общественные дисциплины) либо “arts” (искусство, живопись, музыка, театр). Кроме того у них есть отдельные термины “research” (исследование) и “development” (разработка).

У нас слова “исследование” и “научная работа” являются де-факто синонимами и это вносит еще большую путаницу. Когда кто-то что-то исследует подразумевается, что он занимается “наукой”. На самом деле это и близко не так:

- Богословы исследуют библейские тексты.

- Журналисты исследуют документы о финансировании политических партий или высказывания публичных персон.

- Эксперты несколько лет исследовали обломки сбитого малайзийского “Боинга”.

- Маркетологи и рекламисты исследуют рыночную конъюнктуру.

Все эти исследования либо не имеют вообще никакого отношения к научной методологии (как богословие или реклама), либо используют только отдельные ее элементы и наработки (как расследования авиакатастроф). Эти исследования — просто некая деятельность, в которой надо думать и что-то анализировать. Настоящая наука — это не просто думать, а думать в рамках строгих правил и ограничений (фальсифицируемость, воспроизводимость, проверка опытом и т.д.). Малейший шаг в сторону — и получается псевдонаука.

В английском языке с этим проще т. к. “research” не является прямым синонимом научного метода. В украинском есть удачная калька “студії”, которая отлично описывает исследования как таковые, не зависимо от того насколько они используют научный метод. “Гендерні студії” это намного лучше, чем “гендерная наука” т. к. там кроме науки есть еще и философия с идеологией и политикой. В русском нет и этого.

С “разработкой” (которая “development”) в русском и украинском вообще тихий ужас. В английском это слово является гибридом нашего “внедрения”, “рационализаторства”, “изобретательства”, “опытного производства”, “прототипирования”, “коммерциализации” и бог знает чего еще. Смысл понятен, а слова нет.

Английская аббревиатура “R&D” (research and development) вообще, по-хорошему, непереводима. Ближе всего будет “исследование и внедрение”, но поскольку у нас “исследование” = “наука”, то сразу же получается ерунда.

Грустные последствия — наукой называют все подряд

Эти проблемы с терминологией въелись так глубоко, что колоссальное количество видов более-менее интеллектуальной деятельности у нас считается “научными”, не являясь таковыми по сути.

Давайте возьмем “список научных специальностей “, которым руководствуется МОН, академии и университеты при присуждении ученых степеней, и покопаемся в нем. Очень рекомендую ознакомиться — пол-часа здорового смеха я вам гарантирую!

С физикой-математикой-биологией все понятно — это наука в строгом понимании этого слова. Такие классические гуманитарные дисциплины как лингвистика, история, культурология, социология и т. п. тоже вполне научны (хотя там уже проще впасть в наукообразное словоблудие). Но чем дальше в лес тем становится веселее:

10.01.08 Журналістика

Я не знаю сколько надо выпить, чтобы считать журналистику наукой. Я столько точно не выпью. Это сугубо утилитарная область деятельности. Да, там есть свои правила и стандарты, но это ни разу не научная дисциплина. Стандарты и правила есть и у кассиров, но я что-то не видел докторских диссертаций по выдаче сдачи на кассе. Тем не менее журналистика у нас признается наукой.

12.00.03 Цивільне право і цивільний процес; сімейне право; міжнародне приватне право.

Сюда же можно отнести и большинство соседних правовых дисциплин. В некоторых разделах права научные изыскания возможны и даже необходимы, но не в таких объемах, как это делается в Украине. За 2016 г. по юридическим наукам у нас было защищено 92 докторских, а по физике, математике, химии и биологии в сумме — 47. Это очевидный бред — ну тупо нет в юриспруденции такого количества научных проблем, как в физике, химии и биологии вместе взятых! Большинство диссертаций по “юридическим наукам” это просто объемистые рефераты, прилежно списанные с соответствующих кодексов, к науке они не имеют никакого отношения.

21.02.02 Охорона державного кордону

Опять-же сугубо утилитарная область деятельности, как и многие соседние военные дисциплины. Ну какие могут быть диссертации по “охране границы”? Военное дело — оно именно “дело”, а не наука! Наука в военно-промышленном комплексе нужна и еще как, но это все те же физика, химия, биология, медицина, психология и т. п., а не какая-то своя отдельная “военная наука”. Вы себе представляете контролируемый опыт с двойным слепым контролем по охране границы? Я бы очень хотел увидеть эксперимент, по влиянию размера крокодилов во рву на количество съеденных российских диверсантов :)

Про педагогику я уже писал, повторяться здесь не буду — там тотальный мрак и хтонический ужас.

А еще у нас есть экономика. Много-много экономики! Например, за то же первое полугодие 2016 г. по экономике в Украине защитили 121 докторскую диссертацию — это абсолютный рекорд среди всех специальностей и даже педагогика нервно курит в сторонке. В экономике, безусловно, есть что исследовать и за эти исследования даже вручаются нобелевские премии, но настоящая экономическая наука и экономика в Украине — это две большие разницы. У нас экономика — это очередная безмерно раздутая кормушка для защиты фейковых диссертаций и имитации научной деятельности.

Госуправление, бессмысленное и беспощадное

Вот мы и подошли к разделу “державне управління”, тому самому, который породил ученого Киву.

Что бы там не пытались доказать остепененные управленцы, но госуправление как таковое не имеет к науке ни малейшего отношения.

- Управлять государством, безусловно, нужно уметь, но навыки эффективного менеджера или чиновника-администратора никоим образом не являются навыками исследователя и тем паче ученого.

- Методы управления и их результативность можно и нужно изучать научными методами, но делают это ученые совсем других специальностей: социологи, историки, антропологи, социальные психологи. Изобретать для этого отдельную научную дисциплину не нужно.

- Эффективное управление государством просто обязано базироваться на научных данных, но эти данные должны собирать для управленцев специально обученные исследователи в самых разных областях — от ядерной физики (если речь о модернизации АЭС) до сексологии (если речь о регулировании проституции). Чиновник обязан понимать ценность науки, но ему не нужно самому ею заниматься!

Попытки натянуть сову госуправления на глобус науки приводили к анекдотическим ситуациям задолго до появления на сцене Кивы.

Как вам, например, доктор наук по специальности “25.00.04 Місцеве самоврядування”? Вот что он может исследовать научными методами? Удовлетворенность людей работой сельсоветов? Так это социология. Количество освоенных средств на строительство дорог? Так это просто рутинная рабочая статистика для профильного министерства. Где тут научный поиск? Где научный метод? Где эксперименты? О чем тут диссертации писать? Но ведь высасывают из пальца и пишут.

Стоит заметить, что в развитых странах подавляющее большинство чиновников имеют специальное образование эквивалентное американскому MBA — Master of Business Administration. Заметьте, что тут не зря нигде нет слова “наука”, это не “магистр административных наук”, а именно “магистр администрирования”. Это сугубо практическая специальность, при обучении которой из академических наук преподают, разве что, прикладную статистику, а все остальное — это бизнес-администрирование, бухгалтерский учет, деловая этика, коммерческое право, бизнес-стратегия, финансы, управленческая экономика, менеджмент, предпринимательство, маркетинг и т.п. Это не наука и не может ею быть!

Проклятие “научности”

Я перечислил только несколько особо ярких “научных” специальностей в Украине. Большая часть этого пространного списка состоит из видов деятельности, которые не имеют к науке ни малейшего отношения. Никакого научного метода в этих областях просто физически быть не может в силу их чисто практической направленности (военное дело, местное самоуправление) либо, наоборот, в силу их совершенно отфонарно-умозрительного характера. В лучшем случае они могут как-то использовать наработки других научных дисциплин, но аж никак не могут продуцировать научное знание сами по себе. В них может быть какая-то “исследовательская работа” в широком смысле этого слова (в них надо думать, а не просто крутить гайки), но, как мы разобрались выше, “исследования” и “наука” — вещи кардинально разные.

Получается, что у нас присуждают научные степени в практически любой области человеческой деятельности! Никакой явной связи с научным методом в большинстве специальностей из этого списка не просматривается вообще. Даже в тех областях, где настоящая наука возможна (экономика, право) большинство работ у нас являются псевдонаучной имитацией.

А ведь каждый кандидат или доктор наук по этим “научным специальностям” получает обязательную надбавку к зарплате из госбюджета т.е. кормится за счет наших налогов. Вот и получается, что деньги налогоплательщиков идут на доплаты докторам наук по “охране государственной границы”, а не на реальное строительство рва с крокодилами на этой самой границе.

Теперь ответим, наконец, на вопросы, заданные в начале этой статьи и добавим еще пару тезисов:

- Далеко не все предметы, которые изучают в университете, являются научными дисциплинами. Параноидальное желание делать “науку” из любого вида прикладной деятельности растет, в том числе, из-за терминологической путаницы и отсутствия в славянских языках нужных слов для разграничения “науки” как метода познания и “исследований” в широком смысле.

- Далеко не все, что входит в официальный украинский список “научных специальностей” имеет хотя бы опосредованное отношение к науке как таковой.

- Диссертации по всем этим притянутым за уши “типа научным” специальностям в большинстве своем представляют из себя наукообразную имитацию, профанацию и плагиат (де-факто просто макулатуру) просто потому, что никакой реальной науки оттуда извлечь невозможно по определению.

- За всю эту ерунду, которую пафосно, но совершенно необоснованно, назвали “наукой”, мы платим из своих налогов. Платим сущие копейки по меркам развитых стран, но тем не менее платим.

- Если называть “наукой” все подряд и защищать тысячи липовых диссертаций по липовым дисциплинам, то вполне закономерно, что денег на настоящую науку просто не останется.

Что делать?

Как минимум, признать проблему. Как максимум — ввести разделение на “науку” и “студії”, аналогично англоязычным “science” и “arts & humanities”.

Для “студій” надо отменить к монахам любые государственные доплаты за степени и звания, убрать к тем же монахам диплому государственного образца и разрешить всем ВУЗам раздавать корочки произвольной формы и с произвольными названиями. Мотивация предельно проста — раз эти области не научные, то нет никакого смысла строго регулировать их на государственном уровне. Требования к таким специалистам прекрасно сформирует рынок.

Для оставшейся науки (в понимании “science”) анекдотические персонажи вроде Кивы уже не будут представлять какой-либо опасности. Во-первых купить красивую корочку по ядерной физике практически невозможно (это не пидагогика и не госуправления — там совсем другие традиции), а во-вторых засилье фиктивных “ученых” во всех многочисленных “противоестественных” дисциплинах не будет отбирать крохи финансирования у оставшихся действующих ученых, хорошо делающих свое дело.

Может все-таки стоит заморочиться и начать разбираться в терминах? Так ли нужны Украине десятки тысяч кандидатов и “дохтуров ноук” по педагогике, праву, экономике, государственному управлению и, прости господи, охране границы?

Может лучше поддерживать те области науки, где наши ученые действительно работают на мировом уровне, а не пишут бесконечные сплагиаченные рефераты и бессмысленную наукообразную ахинею в местечковые мурзилки?

К большому сожалению, в украинских реалиях все это — утопические фантазии…

Автор: Семен Есилевский, ведущий научный сотрудник Института физики НАН Украины, доктор физико-математических наук, научный блогер

Статьи по теме
«Все – отрута, все – ліки»: вакцінація – це історія про ймовірності та порівняння ризиків
«Все – отрута, все – ліки»: вакцінація – це історія про ймовірності та порівняння ризиків

Макс Нефьодов: Вчора написав пост із жартами про антивакцинаторів – їх таки трохи поприходило в коменти, що не тільки підзарядило мене цілющою ненавистю, але і надало сил народити лонгрід, звідки ж ота психічна хвороба антивакцинаторство береться (обережно, багато букв).
29.03 — 543

Но есть и хорошие новости. Или «Что не так с коронавирусом»
Но есть и хорошие новости. Или «Что не так с коронавирусом»

1. Последние исследования из Стэнфорда показали, что реальный уровень летальности от коранавируса составляет всего 0,12–0,2%.
20.04.20 — 817

Для тех, кто разучился думать. Юваль Харари: «Вместо молитв – прививки, вакцина и гигиена»
Для тех, кто разучился думать. Юваль Харари: «Вместо молитв – прививки, вакцина и гигиена»

Вот вам видение нынешней ситуации и перспектив выхода из нее от автора бестселлера "Sapiens: Краткая история человечества", профессора исторического факультета Еврейского университета в Иерусалиме Юваля Ноя Харари.
23.03.20 — 4336