Контракты.ua

Автор: Иван Вербицкий —  1795  —  22.09.12
Александр Винокуров: «За три месяца до Олимпиады я хромал и ходил на костылях»
Александр Винокуров: «За три месяца до Олимпиады я хромал и ходил на костылях»

Выдающийся казахстанский велогонщик – о Лэнсе Армстронге, победной стратегии на Олимпиаде-2012 и о своей прощальной гонке.

Завершившаяся в Лондоне 30-я летняя Олимпиада подарила множество ярких впечатлений и, помимо судейских скандалов, запомнится, в первую очередь, блистательными победами ямайского спринтера Усейна Болта, абсолютными медальными показателями американского пловца Майкла Фелпса. А еще драматичной победой Александра Винокурова, который за год до старта Игр перенес тяжелейшую травму, но нашел в себе мужество вернуться, и в 39 лет добился выдающейся победы в групповой шоссейной гонке. Недавно Александр посетил Киев, выкроив время для того, чтобы пообщаться с корреспондентом Контракты.UA.

Александр Винокуров: Планировал приехать к вам еще весной. Меня приглашали организаторы категорийной велогонки Race Horizon Park. Но тогда посетить украинскую столицу не получилось. Впрочем, мой нынешний приезд с олимпийской медалью более значимый. Опять-таки, прибыл, чтобы презентовать гонку Race Horizon Park-2013.

Александр, выстраивая стратегию на олимпийскую гонку, вы учитывали, что эта трасса подготовлена под британца Марка Кавендиша?

Александр Винокуров: Кавендиш сам заявлял, что собирается выиграть эту гонку. У них была командная стратегия, но опытный Марк решил поступить немножко по-своему. Конечно, свою роль сыграло то, что Швейцария была представлена четырьмя гонщиками, Испания тремя. Англичане не смогли реализовать свою тактику, и это сыграло нам на руку.

На Олимпиаде-2000, когда вы выиграли серебро, на пьедестале вместе с вами оказалось два партнера по команде Team Telekom из Германии - Ян Ульрих и Андреас Кледен. Можно сказать, что это были плоды интернациональной командной работы?

Александр Винокуров: Договоренности атаковать вместе у нас не было. На меня работали ребята из казахстанской команды – Сергей Яковлев, Александр Шефер, Андрей Тетерюк, Андрей Кивилев. Мы атаковали каждый по отдельности. В итоге первым приехал Ульрих, за ним я, потом – Кледен. Мы втроем знали, что у каждого своя медаль, старались максимально выложиться, отъехать от итальянцев Микеле Бартоли и Паоло Беттини.

Сейчас, конечно, было труднее, ведь от Казахстана выступали только я и чемпион страны Асан Базаев. Я до последнего момента сомневался, смогу ли стартовать. Но по уважительным причинам отказался Максим Яглинский и ребята меня уговорили, что кроме меня никто лучше не проедет. Старший тренер нашей сборной тогда делал ставку на индивидуальную гонку. Но я понимал, что там будет тяжело бороться с молодыми гонщиками – Видинсом, Фрумом, Канчелярой. Потому делал акцент на групповую гонку. В итоге превзошел сам себя, да и сильно помог Асан. Кроме того, максимально использовал работу других команд и в подходящий момент атаковал. Это опыт, чувство, когда знаешь, когда и где нужно нажать. И, конечно, не обошлось без удачи.

Ваш дебютный профессиональный контракт состоялся в 25 лет. Каковы были первые шаги?

Александр Винокуров: Я сразу доказал, что могу побеждать, и ребята стали работать на меня в первый же год моих выступлений за «Казино». Даже когда результата в отдельные моменты не было, я не могу сказать, что это был потерянные для меня годы, я набирался опыта, и уже в 2003 году стоял на подиуме «Тур де Франс». Конечно, такие гонки выигрывать было сложно, но в недельных соревнованиях калибра «Париж-Ницца» мне удавалось подыматься на первые места. Тем более, в конце сезона, когда мало кто из ведущих гонщиков остается на пике формы.

Александр Винокуров: перепрофилируюсь из велогонщика в спортивного директора

В спорт вы возвращались дважды. Первый – после допинг-скандала и двухгодичной дисквалификации в 2009-м, второй – в 2012-м, после тяжелейшей травмы, полученной на «Тур де Франс-2011». Что было сложнее?

Александр Винокуров: Конечно, перелом головки бедренной кости – повреждение, после которого не каждый сможет нормально ходить. Но, к моему счастью, меня успешно прооперировал французский профессор Ив Катонне. Мое быстрое восстановление и возвращение в спорт – именно его заслуга. Пока никак не могу доехать к Иву, поблагодарить и поздравить его, но обязательно это сделаю в ближайшее время. Мне порой самому трудно поверить, что смог не просто вернуться после такой сложной травмы, но и победил на Олимпийских играх. Многие мои друзья поныне в шоке. Да и сам профессор не мог поверить, что после такой тяжелой травмы мне удалось так быстро стать на ноги. Немудрено, ведь еще за три месяца до старта Олимпиады я хромал и ходил на костылях. Но опять-таки – проявил силу воли, трудолюбие.

Хотя, конечно, каждое падение болезненно по-своему. В первую очередь, подыматься  и идти дальше мне помогала поддержка моей семьи, моей супруги, моих детей. Не перестаю повторять, что 90% медали – это победа супруги Светланы. И конечно, детей – дочки Ириши и двойняшек Николя и Александра. Все победы и подвиги – для них.

Сейчас вы перешли из разряда спортсменов в статус менеджеров. Как с высоты своего опыта попытаетесь повлиять на разрешение проблемы допинга, которая так болезненно бьет по велоспорту?

Александр Винокуров: Сложный вопрос и он обращен не столько ко мне, сколько к Международной федерации велоспорта. Такого количества тестов и контроля нет в любом другом виде. Скажем, на Олимпийских играх у велосипедистов брали на анализ кровь и мочу, тогда как у представителей остальных видов – только мочу. Что я могу сделать? Последние пять лет открываются лаборатории, все ведущие гонщики ведут пропаганду среди молодежи. В их числе и я. Думаю, ребята у нас в Казахстане уже стали понимать, что выигрывать можно даже без всякого рода витаминов.

Сегодня в применении «всякого рода витаминов» обвиняют выдающегося американца Лэнса Армстронга. По вашему мнению, насколько морально обвинять и дисквалифицировать человека, который перенес тяжелую болезнь и после это продолжал гоняться?

Александр Винокуров: Я помню то время, когда Лэнс переболел раком, помню его лицо в 1996-м году. Человек боролся, открыл свою компанию, ассоциацию по борьбе с раком, никогда не был пойман на антидопинговом контроле, поэтому нынешние обвинения выглядят абсурдными. Не знаю, какое в Америке правосудие, какие ребята дали на него показания. Это, конечно, удар по спорту, по «Тур де Франс». Возможно, поэтому Армстронг плюнул на все, дескать, делайте, что хотите, я устал бороться. Вообще, Лэнс – парень простой, мы с ним время от времени общаемся. Я лично пригласил его на свою завершающую гонку, которая состоится 7 октября в Монте Карло. Также приглашу туда других топовых звезд – Контадора, Сагано, тех ребят, с которыми мы бок о бок многие годы соревновались. Пока отказался лишь Эрик Цабель.

Известно, что ваши сыновья занимаются дзюдо. Хотя, кажется, борьба была куда больше предначертана вам. Ведь кроме вас в мировой спортивной истории было всего три великих спортсмена, родившихся 16 сентября. Все – борцы вольного стиля, выигравшие в общей сложности шесть олимпийских медалей. Это – братья Белоглазовы и Александр Медведь…

Александр Винокуров: Борьба у нас в Казахстане очень популярна. Но в то время в моей деревне Бишкуль попросту не было борцовской секции. Дзюдо было. Я немного позанимался, но отнесся к этим занятиям равнодушно. Потом к нам в школу пришел мой первый тренер Сергей Кручина и пригласил детей посещать велошколу. Мы пошли всем классом, ведь там давали велосипеды. Хоть и один на троих, но это было счастье – в то время спортивные велосипеды были роскошью. Вот так остался, втянулся. Исключительно благодаря Сергею Ивановичу, который ездил из города в Бишкуль по 10 км на автобусе, чтобы проводить тренировки. Он занимался на энтузиазме, даже не мечтал, что кто-то из его учеников поучаствует в «Тур де Франс» и на Олимпийских играх. Но Сергей Иванович доказал, что из просто сельского мальчишки можно вырастить олимпийского чемпиона.

Вы тренером становиться не собираетесь?

Александр Винокуров: Нет. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил мне взять управление командой «Астана» в свои руки. Потому сейчас перепрофилируюсь из велогонщика в спортивного директора. Эта другая работа, но будем работать, растить новых чемпионов. Задача – следующие Олимпийские игры. Сегодня подняли планочку максимально, потому постараемся ее удержать на этом уровне. Также будем стараться выиграть на следующий год «Джиро д’Италия».

Мне говорят, что как спортсмен я не использовал весь свое потенциал. Но я счастлив, что добился таких результатов. Все-таки две олимпийских медали, титул чемпиона «Вуэльты», 60 побед в профессиональной карьере – тоже, считаю, немало. А что не выиграл «Тур де Франс»? Надеюсь, сделаю это в качестве менеджера команды «Астана».

Фото автора

Статьи по теме
Україна здобула перше
Україна здобула перше "золото" на Параолімпіаді в Токіо

Україна виборола перше "золото" на Параолімпіаді в Токіо. Його виграла плавчиня Єлизавета Мерешко.
25.08 — 392

Украинские прыгуны в воду Сербин и Середа планируют усложнить программу
Украинские прыгуны в воду Сербин и Середа планируют усложнить программу

Украинцы Олег Сербин и Алексей Середа с результатом 400,44 балла заняли на Олимпиаде-2020 шестое место в синхронных прыжках в воду с 10-метровой вышки.
27.07 — 617

Дзюдоистка Дарья Билодид стала бронзовой призеркой Олимпийских игр
Дзюдоистка Дарья Билодид стала бронзовой призеркой Олимпийских игр

Дарья Билодид принесла Украине первую награду на Играх-2020 в Токио.
25.07 — 344