Контракти.ua

477  —  17.06
О чём сказал и о чём побоялся сказать Путин?
О чём сказал и о чём побоялся сказать Путин?

Игорь Тышкевич: Кратко по базовому выступлению Путина на Петербургском международном экономическом форуме.

Первая часть про новый миропорядок и сегодняшние проблемы. Путин связывает весь (не преувеличиваю) происходящий негатив с разрушением старой системы, забывая упомянуть роль России в данном процессе. При этом, говоря о проблемах, постоянно повторяет тезис «началось задолго до спецоперации» или проще «при чём здесь Россия».

На внутреннее поле традиционные темы о загнивании «загнивающего Запада». На внешнее – концентрация внимания на возможных кризисах, начиная от цен на продукцию, заканчивая дефицитом продовольствия и удобрений (и как следствие дестабилизацией ряда регионов). При этом подчёркивается роль РФ как силы, способной минимизировать тот же продовольственный кризис.

Касаясь политики России, сказанное можно уместить в простую фразу: делаем что хотим потому что имеем право. А право имеем потому что «сильные». При этом, говоря о суверенитете государств сделал занимательную оговорку о его «полноте». Дескать не может быть ничем ограничен. Что говорит об отношении к нормам международного права международным договорам. Тут стоит упомянуть изменения в Конституцию РФ, которые касались приоритета национального законодательства.

Касаясь международного сотрудничества особо подчеркнул готовность торговать зерном и сырьём со странами Азии и Африки. Естественно теми, которые признают «роль РФ в международной системе». И стоит отметить важный аспект, касающийся транспортных коридоров. Путин говорил об одном – Юг-Север. Это индийско-иранский проект, который может составить конкуренцию Поясу и Пути. Тут зашит посыл сразу двум глобальным игрокам ожидающим ослабления РФ – США и КНР. Первые стремятся усилить своё влияние на Индию, не допуская её сближения с Китаем. И отдельной строкой стоит проблематика отношений с Ираном. Китайский вектор – упоминание коридора Север-Юг как доминанты. Дели – конкурент Пекина и это с каждым годом проявляется всё сильнее.

Далее был блок внутренних вопросов, рассчитанных на «среднего россиянина». Задача – успокоить и «залить проблемы деньгами». Действительно сверхдоходы РФ последних 8-и месяцев позволяют Кремлю увеличивать бюджетные расходы. В этот раз Путин говорил о программе поддержки рождаемости, ипотеке (отдельно подчёркивая завершение программы в 2022 году – то есть подталкивая граждан к участию дабы удержать строительную отрасль), затронул образование. И много, очень много говорил о развитии малых населённых пунктов. Что логично, поскольку большое количество воюющих в Украине жителей депрессивных регионов по возвращении могут задаться вопросом «почему там лучше?».

То же самое касается Субъектов Федерации. Судя по заявлениям, Путин рассчитывает на запуск дополнительного финансирования ряда госпрограмм и нацпроектов. Но под контролем центра. С одной стороны на местах появляется финансовый ресурс, с другой, только если местные элиты полностью лояльны.

По бизнесу. Анонсировано существенное улучшение бизнес-климата для малого и среднего бизнеса. Учитывая, что эти сферы наиболее мобильны в создании новых рабочих мест, их рассматривают как естественный компенсатор возможных проблем промышленных гигантов.

Анонсированные идеи по промышленному развитию интересны тем, что они повторяют тезисы опубликованного 4 дня назад доклада Института ВЭБ «российская промышленность XXI века: суверенитет и развитие». Речь идёт о частичном отходе от принципа стимулирования предприятий к созданию региональных кластеров и стимулированию цепочек создания технологий. Судя по всему и другие тезисы документа в том или ином виде будут реализовываться в госполитике РФ.

Одельной строкой стоит обращение к крупному бизнесу. Тут и параллели с предпринимателями российской империи начала ХХ века и тезис «дома спокойней». Путин реально опасается выхода из РФ транснациональных компаний с российскими корнями. И зовёт олигархов назад (в том числе уехавших). Предлагая простую схему: зарабатывай, но время от времени делись на программы на которые укажем.

Говоря о создании технологий, затронул в качестве примера преимущества Росатом, гиперзвуковое оружие, часть систем искусственного интеллекта (тут прорывы у РФ есть, но в области шпионажа и работы спецслужб). На этих примерах выстроил тезис о необходимости создания «технологического преимущества» в ключевых отраслях. То есть можно ожидать милитаризации российской технологической промышленности и концентрацию научного и инженерного потенциала на очень узких направлениях.

И, наконец, в завершении вновь пару слов о «многополярном мире». Слушателям выступления (и гражданам РФ) предложен выбор «статус колонии либо полный суверенитет».

Выводы

Путин намерено повышает ставки в диалоге с Западом, выходя со старой идеей раздела мира на сферы влияния. Но учитывая, что подобный исход возможен уже без РФ (договорённости США-КНР), отдельный посыл делает и для Пекина. Во внешней политике, заявлениями о сотрудничестве с «самостоятельными странами», Путин анонсирует ещё одну зону напряжённости – использование российской сырьевой дубинки в Азии и Африке.

В то же время данные посылы не являются чем-то новым. Общий тон Путина свидетельствует о его желании договариваться с Западом. Но, естественно на своих условиях. Уступки в понимании Путина будут равны поражению. Именно поэтому, говоря об Украине (кстати весьма мало), заявил что «задачи спецоперации будут выполнены».

Общий характер речи Путина мало вяжется с анонсом Пескова про «сенсационные тезисы». Либо сенсации и не планировалось, либо выступление было перевёрстано в последний момент.

По крайней мере пока не прозвучали фразы о возможной аннексии новых территорий (оккупированной части Украины). Хотя косвенно такой тезис возможно зашивался и проявился в анонсе выхода в следующем году на рынок зерна с объёмами 50 млн т. Это невозможно в сегодняшних границах РФ на фоне санкций.

Автор: Игорь Тышкевич, политолог

Статьи по теме
"Демарш" президента Казахстана: зачем Токаев "оскорбил" Путина

Илья Куса: На самом деле, вполне ожидаемая реакция от президента, который хочет стать вторым Назарбаевым. Для этого ему нужен устойчивый имидж жесткого государственника, самостоятельного игрока и "нового лидера". Отсюда и заявления в Петербурге.
22.06 — 446

Чи є сенс переконувати російських родичів: дивимось соціологію
Чи є сенс переконувати російських родичів: дивимось соціологію

Тимофій Брик, соціолог: Інфоприводи несуться та змінюють один одного. На початку вторгнення, десь перший місяць, було багато медійних сюжетів про "родичів в росії". Наші журналісти, блогери, CNN телефонували в рф і слухали, що українці себе бомблять. Кацурін навіть зробив цілий проект "Папа поверь". Ну і родзинкою цього всього було, що умовні "російські родичі" не вірили навіть власним російським полоненим.
21.06 — 341

Чи може ця війна тривати роками і від чого це залежить
Чи може ця війна тривати роками і від чого це залежить

Володимир Даценко: Минулого тижня і Джонсон, і Столтенберг заявили, що російсько-українська війна може тривати роками. Обидва при цьому декларують, що світ має бути готовим підтримувати Україну так довго, як це буде потрібно. Поки що ці заяви не звучать як констатація факту, а скоріше як попередження, яке має розвіяти очікування найскорішого завершення війни. В західному суспільстві все ще дуже сильна ідея про те, що війну треба зупинити якомога швидше, незалежно від ціни такого миру. Багато хто в Україні також не вірить в швидкі сценарії. Але справа в тому, що тривалість війни залежить від багатьох факторів.
20.06 — 367