Контракти.ua

Автор: Виталий Портников —  17671  —  29.04.11
Экспроприация экспроприируемого: почему не жаль ни Лужкова, ни Черновецкого
Экспроприация экспроприируемого: почему не жаль ни Лужкова, ни Черновецкого

Некогда один из самых авторитетных банкиров России, глава Банка Москвы Андрей Бородин отправился в Великобританию, откуда и заявил о продаже своей доли в финучреждении.

Без этого его решения всесильный ВТБ, практически установивший контроль над Банком Москвы, не мог ощущать себя хозяином положения. Бородин долго тянул с продажей — и это несмотря на то, что ему делали весьма понятные намеки. Его несколько раз обвиняли в незаконной выдаче кредитов: вначале глава ВТБ Андрей Костин, затем Счетная палата и — чтобы все стало ясно окончательно — Следственный комитет при МВД России, возбудивший против банкира уголовное дело. Под угрозой ареста Андрей Бородин стал куда сговорчивее и продал акции как минимум на треть дешевле их рыночной стоимости. Покупателем пакета стали структуры Виталия Юсуфова, сына бывшего российского министра энергетики Игоря Юсуфова. Но ни у кого нет сомнений, что настоящим хозяином акций стал ВТБ. При этом злоключения Бородина не завершились: его объявили в розыск. Сам банкир утверждает, что ему поступают недвусмысленные предложения продать — разумеется, с хорошей скидкой — оставшийся в России бизнес.

Непростую судьбу Бородина нетрудно объяснить: его успешная деятельность в прошлом предопределила крах в настоящем. Андрей Бородин — сын Фридриха Бородина, давнего друга бывшего московского мэра Юрия Лужкова. Еще в 1994 году способный молодой человек стал советником мэра по экономическим и финансовым вопросам. Когда через год Лужков решил создать свой банк, возглавить процесс его запуска было поручено именно Бородину. В одном из интервью Андрей Бородин утверждал, что первоначально в банке работали... шесть человек. Но после того как финучреждение стало обслуживать счета мэрии — между прочим, без конкурентов, — оно вошло в пятерку крупнейших банков России. Только вот люди Лужкова в нем больше не нужны, как не нужен и сам Лужков.

Андрей Бородин — не единственный представитель некогда могущественного лужковского клана, который вынужден расставаться с заработанными непосильным трудом капиталами. Супруга отставного мэра Елена Батурина еще в прошлом году продала структурам компании «ММК» Виктора Рашникова 50% акций компании «Сити Палас», занимающейся строительством башни «Эволюция» в Москва-Сити. Сейчас Елена Батурина ведет переговоры о продаже двух цементных заводов в Красноярском крае. Утверждают, что всего за $200 млн — хотя эксперты издания «Русский Репортер» уверены, что только один из заводов обошелся супруге экс-мэра в $395 млн вложений...

Происходящее с лужковским кланом удивительно напоминает разворачивающееся в эти же дни уничтожение другого семейства — семейства киевского мэра Леонида Черновецкого. Против зятя градоначальника Вячеслава Супруненко, еще недавно считавшегося куратором всех земельных вопросов в Киевсовете, возбуждено уголовное дело и он объявлен в розыск. Если бы у Супруненко появилась возможность пообщаться с Бородиным, считавшие себя еще вчера хозяевами жизни друзья и родственники могли бы рассказать друг другу немало интересного о действиях правоохранительных органов. Но интересно, понимают ли они, что стали жертвами системы, которую сами же и выстраивали?

Ведь именно благодаря таким, как Лужков, Черновецкий и их окружение, бизнес в России или Украине превратился в удел близких к телу. Если ты теряешь возможности во власти, то никакие вложения не спасут тебя и твое дело. Именно поэтому власти предержащие цепляются за должности, а миллиардеры идут в министры или помогают президентам удерживаться в кресле. Не будет возможности контролировать власть — не будет никакого бизнеса. Для того чтобы развивался твой банк, он должен получить возможность беспрепятственного — а лучше единоличного — доступа к бюджету. Разве не так расцвел Банк Москвы? Для того чтобы строить, нужно иметь покровителей, иначе можно остановить любую стройку. Лужков фактически оккупировал Москву, Черновецкий — Киев. Никаких особых менеджерских способностей у обоих семейств не было: руководить вне конкуренции нетрудно, в этом случае любое решение априори объявляется гениальным. Для того чтобы понять, чем занимались семейства все эти годы, необходимо просто выйти на улицу — на московскую или киевскую. И посмотреть вокруг. Или спуститься в метро и вспомнить о темпах его строительства — для Москвы с ее огромным бюджетом это вообще странно! Но зачем Лужкову было тратить деньги на метро? У Банка Москвы были свои цели...

К сожалению для хозяев жизни, иногда появляются еще более удачливые хозяева — и тогда оказывается, что здание эффективного бизнеса было построено на песке, а вчерашние молодые или не очень молодые команды должны как можно быстрее отдать все свое имущество тем, кто сильнее, или отправиться в места не столь отдаленные. Сочувствия избиваемые семьи у меня не вызывают: денег, которые им оставят, хватит на комфортную жизнь в Лондоне и вокруг него. А вот Москву или Киев, которые могли бы быть, если бы их мэры занимались нами, а не собой, уже не вернешь.

 

Фото UF

Статьи по теме
Про нашу економіку війни: працюйте, обертайте гроші! Це – ваша боротьба
Про нашу економіку війни: працюйте, обертайте гроші! Це – ваша боротьба

Роман Павлюк: Війна це дорого. Дуже і дуже. Війна в Іраку 2003-го року обійшлася американцям в 1.1 трлн доларів. Один день війни за різними оцінками обходиться росії приблизно в 20 млрд доларів. Я думаю, що не менш значуща цифра властива сьогодні й для України, і ми теж витрачаємо не менше 3-4 млрд в день. Ми всі зловтішаємося, дивлячись, як російський рубль перетворюється в "двохсотого" у прямому значенні цього слова, разом із самою економікою РФ. Але будьте певні – те саме зараз відбувається з нашою...
08.03 — 1543

Німеччина практично припиняє бізнес з Росією, - міністр фінансів
Німеччина практично припиняє бізнес з Росією, - міністр фінансів

Міністр фінансів Німеччини Крістіан Лінднер заявив про "повну блокаду" російських банків і практично припинення бізнесу з Росією. Ця заява була зроблена перед зустріччю міністрів фінансів європейських країн у Парижі.
25.02 — 950

Як турецький бізнес підкорює український ринок
Як турецький бізнес підкорює український ринок

Україна і Туреччина підписали угоду про створення зони вільної торгівлі над якою працювали понад 15 років. За словами віцепрем’єр-міністерки, Юлії Свириденко, це не лише угода про торгівлю, а й про взаємні інвестиції і виробничу кооперацію. Таким чином, Туреччина значно розширює сектори, у яких українські компанії зможуть працювати на постійній основі, а Україна заохочує турецькі підприємства працювати у себе. Аналітики YouControl дослідили скільки турецьких компаній вже працюють в Україні, в яких секторах економіки та яких регіонах?
07.02 — 829