Контракти.ua

2456  —  23.03.22
Война в Украине и революция в головах беларуских силовиков
Война в Украине и революция в головах беларуских силовиков

Игорь Тышкевич: В СМИ обсуждают возможность вступления Вооружённых Сил Беларуси в войну против Украины. Такое развитие событий – использование беларуских военнослужащих как пушечного мяса для отвлечения внимания ВСУ с важных для русских оккупантов направлений – желаемый сценарий для Путина. Но настроения внутри беларуских провластных элит (несмотря на агрессивную риторику) не слишком способствует реализации хотелок Кремля. Для окружения Лукашенко это будет катастрофа.

Можно добавить и антивоенные настроения бОльшей части общества и существенной части силовиков. Выполнять приказы на своей территории они будут. Воевать не за свои интересы против Украины не хочется.

Но, это базовые тезисы, так сказать, общая картина. А есть процесс, который пока не заметен, но который имеет колоссальный масштаб влияния на настроения в будущем. Попробую объяснить.

Итак, для беларуских силовиков (военные, милиция, пограничная служба и т. д.) силовой блок РФ многие годы воспринимался как несомненная доминирующая сила в регионе и как эталон боеспособности. Вторая Чеченская (несмотря на сомнительные результаты), война против Грузии, информационный шум вокруг операции в Сирии – лишь укрепляли эту ментальную конструкцию.

Некоторым исключением была Украина. Но и тут факт аннексии Крыма воспринимался как демонстрация силы, а война на Донбассе… Приходилось слышать тезис вроде «ну так туда именно армией Россия входила ограниченно, и это привело к Минским соглашениям».

Но, начиная с 2015 года в Беларуси внимательнейшим образом следили за трансформацией ВСУ, изучали опыт, пытались его перенять. Это находило отражение даже в новых образцах вооружений, которые разработаны и поставляются в войска. Тот же «кайман», подходящая для полупартизанской войны РСЗО «Флейта», автоматизированные боевые модули и много чего другого.

Причём, тут интересную роль играла пропаганда (как беларуская, так и российская). ВСУ вроде становились сильнее, но базовая конструкция про государство Украина – слабое, с ограниченными возможностями.

Поэтому, даже на фоне признания прогресса ВСУ, базовое восприятие оставалось в старых рамках – российскую армию считали эталоном боеспособности. Этому концепту более 20 лет и он успел стать ключевым.

И тут Россия силами своих вооружённых сил, росгвардии и другого сброда вторгается в Украину. Первая реакция и ожидания беларуских военных – «украинцев может быть и жаль, но они развалятся».

Но проходит неделя, вторая, третья, а Украина не сдаётся. Более того, российское вторжение завязло, и идёт процесс планомерной утилизации того самого эталона боеспособности. Успех РФ на Южном направлении обеспечен классической российской (и позже советской) политикой «завалить трупами» – переть не считаясь с потерями. Для этого туда перекидываются резервы с других перспективных (для РФ) направлений.

Вы ещё не поняли что начинает происходить (пока только начинает) в головах беларуских (да и не только – можно добавить болгарских, румынских, сербских) военных?

Эталон боеспособности забуксовал и уничтожается в государстве, которое они считали заведомо слабым. При этом ВСУ демонстрируют прекрасную способность ставить рациональные цели (остановить, уничтожить наступательный потенциал, по возможности оттеснить) и малыми силами достигать их.

Это, если хотите, разрыв шаблона, потеря ориентира. И зависть «российским зарплатам» военных начинает сменяться простым тезисом «платят лучше, но не долго».

Второй аспект – демонстрация российского отношения к погибшим и пленным. Для среднестатистического белоруса дико не вернуть домой и не похоронить погибшего. А военный «примеряет эту роль на себя».

Процесс только начинается. И пока рано говорить о быстрых результатах. Но каждый день пробуксовки РФ в Украине добавляет аргументов.

Чтобы он пошёл быстрее, можно часть информации нацеливать именно на тех, кто видел в России безупречную военную доминанту в регионе (ещё раз – это не только Беларусь). Выдумывать истории не стоит – это вредно. Но отбирать и группировать кейсы стоит. В частности:

1. Потери. Но тут не столько фото трупов, сколько подтвержённые потери техники. В качестве базы можно брать подтверждённые фото и видео материалы от ВСУ.

2. Очень важны кейсы, когда потери вызваны тупостью российского руководства (ну тут кейсы Гостомеля, Чернобаевки и других мест прекрасно помогают). Это демонстрирует качество принятия решений в армии РФ.

3. Трофеи, пленные, результаты демотивации противника. И тут как частные истории, так и статистика. Крайне полезными могут оказаться видео и фото из лагерей военнопленных (после их возможной организации)

4. Соотношение потерь и трофеев сторон. Тут можно просто пользоваться открытыми иностранными источниками, которые ведут детальный подсчёт по доступным фото и видео материалам. Важно, поскольку в данном случае доступна верификация от «третьей», «нейтральной» стороны.

5. Успешные кейсы и результаты полупартизанской и партизанской деятельности. То, что армия РФ не может организовать логистику даже в коридоре, длиной в 100 км, много говорит о её способности вести масштабную и успешную войну.

6. Юмор. Мемы. То что является объектом иронии не может быть страшным и уж точно не является эталоном чего бы то ни было.

В качестве дополнения можно и нужно говорить о такой вещи, как уважение к военному со стороны населения. А так же со стороны государства. Обеспечение, заработные платы, условия и так далее. Демонстрировать чем отличается подход «бабы нарожают» от подхода к созданию армии защитников своей страны. Даже когда государство не является мировым либо региональным экономическим лидером.

Уже это каждую минуту, каждый час будет влиять на настроения. С одной стороны на желание «повоевать против Украины», а с другой, что важно для нас в будущем – на страх перед «непобедимостью» российской армии.

И, наконец, после войны, важны кейсы успешных тактических операций ВСУ. О стратегических решениях, с примерами картинок на картах информации и анализа будет куча. А о реализации операций на уровне батальона/бригады мало. Но это то, что в первую очередь интересует военных. Речь идёт, естественно, об операциях, о которых можно рассказывать. Такая информация будет «контрольным в голову» в деле разрушения создававшегося Кремлём мифа о силе своей армии. И, как результат, изменение восприятия РФ со стороны силовиков целого ряда стран.

С другой стороны, это создаёт новый имидж Украине и её силовому блоку. Восприятие нашей страны как той, которой не стоит угрожать дорогого стоит и окупается в политике и экономике.

Автор: Игорь Тышкевич, политолог

Статьи по теме
Після війни: ветерани і суспільство чи суспільство ветеранів
Після війни: ветерани і суспільство чи суспільство ветеранів

Максим Колесников: Трохи антизради, бо вже сил нема бачити це нагнітання та ниття про те, як ми приречені після перемоги стикнутися з повним триндецом. Пройдусь по деяким пунктам, від яких особливо вже тіпає.
11.08.23 — 442

Поссорить Польшу с Германией: путинская Россия наступает на Европу
Поссорить Польшу с Германией: путинская Россия наступает на Европу

Виктор Небоженко: Кремль, на примере «запутанности» европейской истории и границ, пытается «раскачать» одновременно поляков и немцев на взаимный и общеевропейский реваншизм. В России набирает обороты мощная кампания стравливания Германии и Польши.
28.07.23 — 460

Россия, ракеты и украинские порты: в чем логика таких атак?
Россия, ракеты и украинские порты: в чем логика таких атак?

Игорь Тышкевич: Российская Федерация концентрируется на обстрелах портовой инфраструктуры Украины. Об этом свидетельствует география последних ракетных атак. И, увы, в той же логике события, вероятнее всего будут развиваться в ближайшие недели.
20.07.23 — 481