Контракти.ua

6619  —  09.03
"Мой главный враг – Путин". Интервью с командиром чеченского батальона в Украине Муслимом Чеберлоевским

В Украине формируется новый отряд из чеченцев, который будет противостоять российской военной агрессии. Уже существующие вооруженные добровольческие формирования – имени шейха Мансура и имени Джохара Дудаева – сделали заявления о своем участии в войне на стороне украинской армии.

Это не могло не вызвать возмущение официального Грозного: глава Чечни Рамзан Кадыров выступил с призывами к добровольцам сложить оружие, а также обещал по полмиллиона долларов за головы лидеров формирований. Пишет kavkazr.com.

Муслим Чеберлоевский, командир батальона имени Шейха Мансура в интервью Кавказ.Реалии рассказал, кто его враг, почему он не воспринимает Кадырова всерьез и почему не стоит доверять данным Москвы об убитых в ходе войны силовиках из Чечни.

– Рамзан Кадыров за вашу голову 500 тысяч долларов обещает. Как вы к этому отнеслись?

– Слышу в первый раз, мне некогда слушать такие сказки. Он высылает сюда этих пацанов на убой, а сам сидит и назначает какие-то копейки за головы. Он всегда говорил, что он пехотинец Путина, раб Путина, солдат Путина и готов выехать в любую точку мира, чтобы воевать за Путина. Потому пусть не посылает сюда этих пацанов на убой, а сам берет с собой своих близких, лордов (имеет в виду председателя парламента Чечни Магомеда Даудова. – Прим. ред.) и пусть едет. А тут мы решим с ним, что и к чему.

– Сколько людей в ваш отряд входит? Кто эти бойцы?

– Сколько нас, я не скажу. Но батальон создан в 2014 году, когда еще была та война [в Донбассе]. При формировании большинство было чеченцев, потому мы его так и назвали: "Чеченский батальон имени шейха Мансура". Потом добавились люди со всего Кавказа: ингуши, дагестанцы, кабардинцы, балкарцы, черкесы, азербайджанцы, осетины. Но их не так много – с каждой нации по несколько человек или по несколько десятков, они приходили-уходили. Ну а сейчас отозвались многие со всего света, с Европы, подтягивается очень много людей. Поэтому мы готовим новые группы. Они готовы встретиться с Путиным, Кадыровым, Гитлером, Лукашенко… Кто там еще есть?

– Вам, как чеченцу, как мусульманину, зачем эта война?

­– Если нас спросить, эта война нам не нужна ни на одна минуту ни в одной точке мира. Эту войну нам навязали. Чеченская республика Ичкерия, как и другие республики, которые отделились от Советского Союза при развале, мы тоже объявили свою независимость и суверенитет. С того времени у нас с Россией и начались проблемы. В 1991–92 годах начались диверсии, нападения, взрывы. И с того времени я участвую во всем этом. В 1994 году официально Россия, потеряв надежду на этих оппозиционных пророссийских людей в Чечне, которых снабжали и натравливали на наше руководство, сама уже напала 11 декабря 1994 года. Прошло много времени, а война у нас продолжается.

Первую войну мы выиграли, это знает весь мир. Ко второй войне, в 1999 году, они учли свои ошибки, недоработки, сплоченность чеченского народа… Хотя были подписаны договоренности разные, подписали независимость друг друга. Все это было.

Мы вынуждены были по разным причинам выехать из Чечни. У нас погибли четыре президента! Весь командующий состав, выжившие уехали за пределы Чечни. Некоторые вернулись.

А когда в Украине в 2014 году началась война, то мы приняли решение участвовать на стороне Украины и бить нашего общего врага.

– После конфликта 2014 года, через несколько лет, у людей, которые состояли в вашем отряде, начались проблемы. Они попали в санкционные списки. Есть ли сейчас для них гарантии со стороны Украины?

– Нет. Поэтому мы сейчас пытаемся составить какой-то договор, чтобы это все было законно. Чтоб никаких вопросов не было. Мы знаем, по каким причинам возникли те моменты.

– По каким?

– Путин планировал нападение на Киев и на остальную Украину. Поэтому, когда в 2016–17 годах объявили перемирие в Минске, договоренности, все это время они готовились к большому нападению. Хотя мы и военным нашим, и Службе безопасности Украины говорили: это так не закончится, они взяли паузу на подготовку, мы это проходили у себя на территории, в своих войнах, верить им ни секунды нельзя, а надо готовиться.

Все это в Службе безопасности Украины пропустили мимо ушей: мол, мы знаем, смотрим, конкретной такой подготовки не было. А они, помимо подготовки, хотели зачистить изнутри Украину от нас, чтобы мы не помогали, чтобы к нам не присоединялись добровольцы. Они поставили задачу, подкупили кого-то в каких-то слоях СБУ или полиции. Их руками хотели избавиться от нас. Мы знаем, туда зашли немалые деньги. Им была поставлена задача: обвините этих людей, в чем хотите, и выдворите их. В 2018-20 годах украинские спецслужбы сдали России двоих наших бойцов. Они рассчитывали, если начнут нас сдавать, остальные разбегутся, уйдут, обидятся. Была ставка сделана на это.

Но мы не разбежались, понимая, что это спецоперация ФСБ, пытались это объяснить СБУ-шникам и оставались здесь. Мы говорили: "Если мы виноваты, то докажите нам нашу вину". Они не доказали, никаких доказательств не было. Когда они начали искать, кто нас внес в эти списки, не могли найти концов. СБУ-шники говорят: "Мы вас не подавали в эти списки". Полиция, пограничник, миграционная служба говорят об этом же. Этот процесс продолжался последние полгода, и так и не нашли крайнего, но мы знаем, что это работа ФСБ и Кадырова. Понимая это, мы никуда не уходили. Нам говорили: "Уезжайте в Турцию, в Европу, мы в этом вам не препятствуем". Мы никуда не ушли, остались, зная, что надвигается беда. Сейчас готовы обороняться вместе с украинцами. Защищать Украину, Киев.

– Кто ваши враги? Россия, русские, Кадыров, Путин?

– На этот момент на нашей земле для меня главный враг это Путин, его режим и окружение. Кадыров кто такой? Вы, журналисты, раздули значимость Кадырова, как будто он самостоятельная личность! Кадыров – раб и шестерка Путина. Конечно, нам обидно, когда говорят: чеченцы напали на Украину, чеченцы зашли. Чеченцы не заходили и не нападали. Никогда в истории у чеченцев не было вражды с Украиной. И не будет. Это ублюдки, которые себя называют чеченцами… И нам, чистокровным чеченцам, немного обидно. Чечня, воюя с Россией в двух войнах, потеряла 300 тысяч жителей из одного миллиона! Еще около 300 тысяч человек выехали и живут за пределами Чечни. Это и есть чеченцы, которые могут себя назвать настоящими чеченцами. А эти ублюдки – ставленники Путина.

Если Кадыров может назвать себя чеченцем, почему его на территории Чечни, которая меньше Луганской области, охраняет 100 тысяч российских солдат? Без них он никто. Его обычные простые люди, которые находятся в заложниках на территории Чечни, просто заплевали и убили бы, если бы была возможность и свободная воля. Но перед Кадыровым стоит стотысячная российская армия. Он за ними стоит, спрятался и говорит, что он чеченец и восстанавливает республику.

– Почему сейчас кадыровцы мерещатся повсюду? Есть множество видео с убитыми. Видно, что они кавказцы, да, но за кадром люди говорят – это кадыровцы. Либо было нападение на какой-то отряд – так опять, на кадыровцев напали. В 2014 году такого не было, например.

– Потому что в 2008 году, когда Россия напала на Грузию, 56-я армия тогда заходила в Цхинвали, грузины отбивались, не пускали, дали бой. Потом кадыровцев пустили туда, батальон "Восток", они взяли Цхинвали. С того момента их готовили – как бойцовских собак.

– Но "Восток" же тогда ямадаевский был.

– Да. Какая разница? Он был во главе батальона, но он тоже ведь был кадыровцем, человеком Путина. С помощью Ямадаевых и других кадыровцы пришли к власти, укрепились и сами их убили потом. Это важно. Ямадаевцев использовали. У семьи Кадырова не было таких возможностей, а Ямадаевы первую войну на нашей стороне воевали. Их было пять-шесть братьев, они были очень борзые.

На волне кадыровцев хотели проехать и здесь в 2014 году, когда их направили сюда. Их было немного, человек 200–300. Они попали под удар, утратили аппетит, и их забрали. Но не для того, чтобы полностью от Украины отступиться, а для того, чтобы подготовить. Их отправляли в Сирию, где проходили боевые действия. Их тренировали, готовили, чтобы бросить сюда. Основная ставка Путина была на них: придут кадыровцы, все разбегутся, и они с ходу возьмут все. Что происходит сегодня, мы видим. Их, как цыплят, разносят на этих полях. Они не сдаются и перебрасывают все новых и новых. И там не одни чеченцы. Набрали со всего Кавказа, загнали сюда всех под маркой кадыровцев.

Почему Путин по всей России допускал беспредел кадыровцев? Они приходят в любой город – любой мэр, депутат перед ними извиняется. Это все было подготовкой к этой операции. Они якобы крутые, непобедимые, они все могут.

– Как вы отнеслись к информации, что под Львовом формируется еще один, уже третий добровольческий батальон, куда будут входить евро-ичкерийцы?

– Мы к себе, например, берем людей, которых знаем лично, или за них ручаются люди, которым мы доверяем на 100 процентов. Кого попало мы не берем. Поэтому мы многим просто отказывали и отказываем. Наверное, потому те, кто хотел к нам, и обратились куда-то еще. Это в любом случае не мешает. Пусть будет еще отряд. Чем больше, тем лучше, нам будет только легче.

– Призывал к вступлению в подобные отряды премьер Ичкерии в изгнании Ахмед Закаев. Вы с ними на связи?

– Мы общаемся по некоторым вопросам по телефону. Да, он призвал добровольцев вступать в отряды, мы это поддержали, мы с этим согласны полностью. Единственный момент: побежать куда-то – это одно, но нужно заключить какую-то договоренность, чтоб потом не возникали проблемы.

В 2014 году мы наспех приехали, все было устно, не было никаких документов. Те, кто нас сюда позвал на помощь, – спецслужбы, можно сказать, украинские, – кто уволился, кого перевели. Без официальных документов у нас получилась такая ситуация. Чтобы этого не получилось снова, мы пытаемся отработать этот момент – чтобы все было по закону, чтоб был порядок. Чтоб не попали сюда какие-то непонятные люди под этой маркой. Чтоб можно было доверять друг другу.

– У вас есть информация о числе погибших чеченцев в российской армии?

– Конкретной информации у нас нет, но то, что говорят официально в Чечне про число убитых, – это ерунда. Их сотнями тут положили. Их прячут в Беларуси в моргах, не отправляют домой. Поэтому мы и говорим Кадырову: если хочешь покончить с нами или с кем-то еще, езжай сюда сам. Что ты там, трус, спрятался? Посылаешь этих пацанов на убой.

– Он говорил, что у него 70 тысяч человек, готовых в любое время в любую точку мира выехать, если понадобится.

– Мы согласны! Пусть эти 70 тысяч собирает, но во главе пусть он идет сам. Всех их посылать сюда, а самому сидеть дома – это может только самый последний трус. Я же не посылаю своих бойцов куда-то. Я со своими в окопе! Кушаю то, что они кушают, сплю там, где они спят. Выхожу с ними вместе на разведку, не отправляю одних, хотя они намного моложе и шустрее, мне трудно с ними ладить, но, тем не менее, я это делаю. Я не могу сидеть дома, отправив людей куда-то, потом ждать, кто из них вернется, а кто нет. А этот безбожник сидит дома, посылает этих людей. Я лично ему говорю: он трус, потому что сидит дома и не едет сюда, а посылает этих ребят. Если он такой преданный пехотинец Путина, то пусть все 70 тысяч своих и 100 тысяч солдат русских берет и едет сюда. Мы тут! Мы его ждем, мы на месте, мы никуда не убежали, не отступили. Мы ждем, не просто сидим, но лупим этих бойцов, как тараканов.

– В некоторых статьях о вас пишут, что вы отдаете долг Украине за то, что украинцы защищали независимость Ичкерии. Много таких украинцев было?

– Я никакого долга не отдаю никому. Я такого не говорил нигде и говорить не буду. Украинцы пришли по доброй воле в 1994 году в Чечню и помогли чем могли. Когда покойный Сашко Белый (Александр Музычко – руководил проичкерийским украинским отрядом во время войны в Чечне, бывший лидер запрещенного в России "Правого сектора" в Западной Украине, один из лидеров Евромайдана. – Прим. ред.), где-то в интернете должен быть этот ролик, был в Чечне со своим отрядом, так ему задали вопрос: "Чеченцы – мусульмане, вы – христиане. Что вас связывает? Почему вы приехали помогать чеченцам?" Он ответил: "Мы приехали сюда, потому что если бы не началась война в Чечне, русские напали бы на Украину. Этой войной Чечня спасла Украину, оттянула войну на себя, мы обязаны помочь". Они так говорили в 1994–95 годах.

Когда все это началось здесь, мы пришли сюда не под флаги Зеленского или Порошенко, не чтобы поддержать какого-то президента или партию. Мы пришли сюда помогать украинскому народу, чтобы Украина не попала под влияние России, была самостоятельной. Сегодня здесь решается очень важный переломный момент. Если Украина падет, то падут все республики бывшего СССР. Независимые страны вокруг России потеряют шанс на свободу. Сегодня, если выстоит Украина, это шанс для всех. Понимая все это, мы дальше смотрим и дальше видим. Мы никогда не враждовали и, думаю, не будем в будущем. Надеемся переломить хребет этому кремлевскому режиму. И с этого начнется освобождение нашего Кавказа и всех угнетенных людей от России!

***

В ночь на 24 февраля Россия начала военное вторжение на территорию Украины. По всему миру проходят митинги в поддержку украинского народа и против войны. Минобороны РФ признало, что с начала военных действий в Украине погибло 498 граждан России. Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что двое военнослужащих погибли в войне. Согласно другим данным, в Беларусь в большом количестве поступают трупы военных из числа этнических чеченцев, погибших во время вторжения в Украину.

Статьи по теме
Єдиний спосіб змусити Путіна поступитись – розгромити його армію: військовий експерт обурений
Єдиний спосіб змусити Путіна поступитись – розгромити його армію: військовий експерт обурений "м’якість" ЄС і НАТО

Том Купер переконаний, що в Україні війна затягується, бо Захід ведеться на шантаж Путіна.
вчера, 13:18 — 978

ЗСУ розбили російську колону
ЗСУ розбили російську колону "Ураганів" і БТР на Донбасі

Сили спеціальних операцій Збройних сил України розбили колону російської військової техніки на Донбасі.
вчера, 09:28 — 522

Жданов заявив, що битва за Донбас може стати останнім наступом РФ, і спрогнозував, що буде далі
Жданов заявив, що битва за Донбас може стати останнім наступом РФ, і спрогнозував, що буде далі

Військовий експерт Олег Жданов вважає, що битва за Донбас може стати останнім масштабним наступом Росії. Якщо її війська зупиняться на Луганському і Донецькому напрямках, тоді можна буде стверджувати про завершення чергового етапу війни.
вчера, 08:35 — 1392