Контракты.ua

8835  —  13.07.14
Поле битвы – Донбасс, или Думать надо
Поле битвы – Донбасс, или Думать надо

Каждое утро, читая о новых колоннах военной техники, пересекших границу с Россией, ощущаешь, будто прошли они прямо по сердцу. Новая техника – новые смерти, день, когда наступит мир, отодвигается еще дальше.

В дошкольном детстве как-то угораздило меня подхватить двухстороннее воспаление легких. Долго я тогда провалялся в постели, и одним из главных развлечений было изучение карт, вклеенных в тома «Истории Великой Отечественной войны», изданной к двадцатилетию победы. Очень хотелось помочь нашим, добавить им силы, ускорить разгром гитлеровцев, и карты до сих пор носят следы красного карандаша, которым я наносил сокрушительные удары по врагу, дополняя стрелки, нанесенные историками. Да, исход всех сражений был известен, как и даты их завершения, но существовала какая-то уверенность, что из будущего можно повлиять на прошлое.

Сейчас мы тоже так, по-детски, надолго зависаем над картами, прикидываем расстояние от границы до Луганска, в разыгравшемся воображении двигаем полки и поднимаем в воздух авиацию, отрезаем группировку Мозгового в Лисичанске-Рубежном, отбиваем Краснодон и Свердловск, с помощью спецназа ночью, красиво, без лишней пыли чистим Донецк и Горловку… Выучили, что такое коллиматор, разобрались в тонкостях применения высокоточного снаряда «Квитнык» и разбросе снарядов при залпе «Града». Все это создает какую-то иллюзию, будто мы контролируем события, далеко превосходящие наши возможности контроля. И, вроде, при деле. Иначе же тронуться можно.

Психолог Тимоти Уилсон из университета Вирджинии провел серию жестоких экспериментов. Людей помещали в пустую комнату и просили 15 минут о чем-нибудь подумать, не отвлекаясь. Вставать из кресел запретили. Это оказалось настоящей пыткой для испытуемых.

Но это еще что! На следующей стадии добровольцев сначала били чувствительным разрядом тока, а потом отправляли с теми же условиями в пустую комнату: сидеть, не отвлекаясь и о чем-то думать. В комнате было устройство, которое позволяло каждому участнику эксперимента при желании бить себя током. Так вот, 12 из 18 мужчин и шесть из 24 женщин минимум разок зачем-то ударили себя током. Пишут, один человек за четверть часа сделал это 190 раз.

Думать вообще тяжело, как показал этот обидный для людей эксперимент, а думать в условиях, когда привычный мир рушится, просто невыносимо. Мы маниакально лупим себя током новостной строки, которая сообщает нам все новые факты обрушения мира, но жмем и жмем кнопку обновления, надеясь, что где-то там появятся добрые вести. Рисуем в воображении карту побед: вдруг эта нехитрая магия чуть приблизит настоящую победу. И она обязательно придет. Вот только нам понадобится немало времени, чтобы хорошенько подумать, не отвлекаясь, и понять, что же с нами всеми, со страной и миром за эту войну случилось. Как такое вообще могло произойти.

Думайте. Это самое сильное оружие, которое есть у нас, и которого при этом нам так не хватает.

А выпьем давайте за детей. Они точно пока ни в чем не виноваты. Пусть на их долгом веку эта война будет последней. Ну, пожалуйста.

Налил и немедленно выпил – Леонид Швец

Статьи по теме
Скрепы опасносте, или Тлетворное влияние детектед
Скрепы опасносте, или Тлетворное влияние детектед

Тяжела жизнь у защитников всяческого рода скреп. Весь современный мир с его информационной всепроницаемостью состоит в заговоре против них. Фронт буквально повсюду. Но они не сдаются, отбиваются из последних сил.
19.07 — 1383

Пронесло, или Смерть всегда рядом
Пронесло, или Смерть всегда рядом

В США может появиться новая национальная героиня. Горничная из отеля в Денвере обнаружила в одном из номеров целую гору оружия и боеприпасов и сообщила об увиденном в полицию. Имеющийся невеселый опыт подсказывает американцам, что с некоторой, совсем не нулевой, вероятностью готовился громкий теракт, и только бдительность ответственной гражданки предотвратила беду.
12.07 — 1963

На лице написано, или Мы все видим
На лице написано, или Мы все видим

Человек существо сложное и малопонятное даже самому себе, поэтому популярная игра в «срывание масок» и «обнаружение настоящего лица», конечно, связана с определенным упрощением. Ведь и лиц, причем вполне настоящих, как и масок, под которыми другие маски, у нас может быть великое множество. Тут впору задаться другим вопросом: а есть ли что-то вообще, кроме этих лиц-масок?
14.06 — 2577