Контракты.ua

Автор: Руслан Шапиро —  16671  —  19.10.13
Руслан Шапиро: антиквариат с годами только дорожает. Что-то — на 10–20%, что-то — в разы
Руслан Шапиро: антиквариат с годами только дорожает. Что-то — на 10–20%, что-то — в разы

В интервью Контрактам директор антикварного салона «Старая коллекция» Руслан Шапиро рассказал о том, сколько стоит образование антиквара, кто в Украине покупает антикварные вещи и насколько выгодно инвестировать в предметы искусства.

Руслан, как вы оказались в антикварном бизнесе?

Руслан Шапиро: Это увлечение у меня наследственное. У меня отец — собиратель старой закалки, и я с детства был окружен красивыми старинными вещами. Были и классическая горочка с фарфором, коллекционные картины, серебро. Так что мне просто повезло. У папы был букинистический магазинчик, и я через два дня после окончания школы пошел к нему работать. С того времени я занимаюсь этим делом — уже более 20 лет. Однако я никогда не считал себя бизнесменом. К моему счастью, это для меня не работа, а образ жизни. Я нахожусь в постоянном поиске: езжу по всему миру и покупаю красивые вещи. Где бы я ни был, даже на отдыхе с семьей, я обязательно найду местный антикварный магазинчик и что-то там куплю для себя и своего антикварного салона. Антиквариат — это моя жизнь. Я не представляю, что бы я делал, если бы вдруг забыл, как выглядят китайские вазы XIX века или что такое русская серебряная кружечка 1870-х годов в псевдорусском стиле.

Какое должно быть образование у антиквара? Должен ли он обладать энциклопедическими знаниями в области истории и искусства?

Руслан Шапиро: Антиквар учится всю свою жизнь, закрепляя теоретические знания практическим опытом. Ошибки для нас стоят очень дорого в буквальном смысле слова. Раз ошибся и купил реплику — потерял деньги. Потом понимаешь — ошибешься второй, третий раз, и у тебя закончатся деньги, потому что речь идет о тысячах и сотнях тысяч. Берешь книги и начинаешь изучать, например, как делали серебро в России в конце XIX века и какие тогда были нюансы, мог ли конкретный художник так написать и т. д.

Что сегодня можно найти в вашем антикварном салоне?

Руслан Шапиро: Мой антикварный салон «Старая коллекция» основан в 2003 году. Он отличается уникальным подбором предметов русского, западноевропейского и восточного искусства, охватывая разные стили и эпохи: живопись, скульптура, иконы, мебель, изделия из фарфора, серебра, стекла, кости, каминные часы и книги. Но подчеркиваю, я по своей сути не галерист. У французов есть четкое определение таких антикваров, как я, дословный перевод которого звучит как «магазинер». У нас такого слова нет, но его суть четко характеризует мой подход в антикварном деле. Я покупаю и продаю предметы искусства и очень люблю момент приобретения и продажи вещей. Когда из твоего салона выходит человек с покупкой и у него в глазах читается чувство благодарности, это настоящий кайф. Это стоит любых усилий.

А что для вас означает антикварная вещь?

Руслан Шапиро: Вообще, антиквариат — это роскошь, стиль, высокое искусство, мастерство. Это вещи, у которых есть своя история, свой автор. Вещи, которые формируют и воспитывают вкус своего владельца. Коллекции антиквариата во все времена были признаком изысканности, статуса, постоянства, стабильности. Это — украшение дома, создание семейного уюта и доказательство преемственности поколений.

Какими экспонатами салона вы особо гордитесь?

Руслан Шапиро: Это все мои вещи, и они мне все нравятся. Ассортимент салона «Старая коллекция» — результат длительной работы и тщательного отбора.

Какие уникальные вещи приходилось покупать и продавать за 20 лет работы?

Руслан Шапиро: Много вещей прошло через мои руки за это время. Самые уникальные быстро находят своего покупателя. Не все продается через салон, иногда работаем под заказ. Например, помогаю клиентам собрать какие-то уникальные коллекции. Своему другу я помог собрать потрясающую коллекцию японской миниатюры. Считается, что она — одна из лучших в Европе, а то и в мире. Начинали ее собирать с обычных вещей, потом эта коллекция чистилась: обычные вещи продавались, менялись, а на их место покупались другие миниатюры. Сегодня эта коллекция насчитывает порядка 400 миниатюр высочайшего класса, в том числе два десятка вещей мирового уровня. Например, фигура Мадонны с ребенком, которая представляла Японию в 1900 году на всемирной выставке в Париже. Также в свое время я помог одному коллекционеру собрать уникальную коллекцию русской эмали. Получилось найти огромное количество вещей высокого уровня — до 300 позиций. Такая коллекция — большая редкость. За прошедшие годы ее стоимость увеличилась в разы.

Руслан Шапиро: нет антикваров, которые не ошибаются. Но хороший антиквар признает свои ошибки

То есть предметы искусства — хороший объект для инвестирования?

Руслан Шапиро: Об этом все говорят, и довольно часто. Я знал одного харьковского коллекционера почтенного возраста, который всегда довольно убедительно всем рассказывал, насколько выгодно инвестировать деньги в антиквариат. Он всегда вспоминал, как в 1998 году из-за кризиса в России все бизнесмены потеряли свои сбережения, а антиквары выжили. Я с ним согласен, но только частично. С одной стороны, бесспорно, предметы искусства с годами только дорожают: что-то — на 10–20%, что-то — в разы. Например, иконы, хорошая живопись, серебро и фарфор за последние десять лет подорожали в десятки раз. С другой стороны, когда ты покупаешь антикварную вещь, на нее нельзя смотреть только как на объект инвестирования. В первую очередь, она должна тебе нравиться и приносить удовольствие. Ведь человеку придется жить с этой картиной или вазой. Она станет частью его жизни. Он будет просыпаться и видеть ее каждый день в своем доме. Поэтому антиквариат должен ему как минимум нравиться, а лишь потом на него можно смотреть как на объект для инвестирования. Такова моя позиция.

Руслан, как вы проверяете свои покупки на подлинность?

Руслан Шапиро: В Украине есть ряд квалифицированных экспертов. Например, известный украинский искусствовед Дмитрий Горбачев отлично разбирается в мировом и украинском авангарде. Или директор Киевского музея русского искусства Юрий Вакуленко, член-корреспондент Петровской академии наук и искусств, доцент кафедры экспертизы Государственной академии руководящих кадров культуры и искусств, действительный член ИКОМОС ЮНЕСКО и бесспорный эксперт по русскому искусству. Есть еще ряд отличных экспертов. У них хорошие базы, они в состоянии профессионально провести всестороннюю экспертизу коллекционной вещи. Это все очень авторитетные люди, которые чрезвычайно заботятся о чистоте своей репутации как экспертов.

Как вы покупаете экспонаты за рубежом? К примеру, сейчас вы едете на антикварную ярмарку во Францию. Уже запланировали заранее, что будете искать?

Руслан Шапиро: Нет, не запланировал. Буду смотреть все, а покупать то, что понравится.

А как принимаете решение о покупке? Торгуетесь?

Руслан Шапиро: Решение принимаю молниеносно. И обязательно торгуюсь. Торгуются все. Мало того, если покупатель появился по рекомендации, то он получает скидку, а рекомендовавшее лицо — комиссионные. Это мировая практика. У нас в салоне тоже придерживаются таких правил.

Бывает такое, что не купили какую-то вещь, а потом жалеете? Она вам снится?

Руслан Шапиро: Нет. Если ты хочешь себе что-то приобрести, желательно это сделать, чтобы оно тебе потом не снилось. Это самый лучший вариант. Если вас что-то смущает, посоветуйтесь с близкими, с экспертом. Например, своих клиентов мы консультируем, даже если это не наша вещь, можно сказать по-дружески.

Руслан, а что такое по-вашему хороший антикварный салон, достойный внимания?

Руслан Шапиро: Прежде всего, это не красивый вход или яркая люстра. Ценятся редкие и качественные вещи. Для этого его владелец должен разбираться в своем деле, обладать вкусом и уметь находить по всему миру интересные антикварные экспонаты. Но и это еще не все. Я бы покупал предметы искусства только у профессионала, который несет ответственность за свои вещи. Ошибается любой антиквар, но покупатель должен знать, что он покупает подлинную вещь, а не реплику. И если возникает какой-то спорный момент, владелец салона должен быть готов возместить потери покупателя. Вообще, антиквариат — это очень камерный бизнес, который построен на доверии продавца и покупателя. И несмотря на то что за последние 20–30 лет мир изменился, и этот бизнес стал более открытым, между продавцом и покупателем должны оставаться доверительные отношения.

Ваш прогноз развития рынка антиквариата Украины на ближайшее время?

Руслан Шапиро: У него однозначно есть будущее. Строятся новые дома, появляются новые ценители антикварных вещей и предметов искусства.

Беседовала Ольга Вилик, фото Александра Зубко

Статьи по теме
Дмитрий Наздрин: Tabletki.ua – это айсберг. Мы работаем «под водой», чтобы потребитель получил то, что ему нужно
Дмитрий Наздрин: Tabletki.ua – это айсберг. Мы работаем «под водой», чтобы потребитель получил то, что ему нужно

Маркетплейс Tabletki.ua существует уже 12 лет и является одним из самых посещаемых онлайн-сервисов Украины. О принципах успешности бизнеса, особенностях работы с офлайн и онлайн и влиянии карантина на аптечный рынок Контракти.ua поговорили с Дмитрием Наздриным, операционным директором Tabletki.ua.
29.10.20 — 7096

Юрий Гаткин: Я 25 лет танцую вокруг клиента
Юрий Гаткин: Я 25 лет танцую вокруг клиента

Как переживает карантин самый крупный ритейлер парфюмерии и косметики, почему нельзя верить в грандиозные распродажи в интернете и есть ли смысл покупать ароматы в duty-free, рассказал управляющий бизнесом сети BROCARD Юрий Гаткин.
25.09.20 — 3430

Wanted: Человек способный решить проблему
Wanted: Человек способный решить проблему

Процесс поиска руководителей высшего звена можно сравнить с детективным расследованием и полагаться только на интуицию при принятии решения несколько недальновидно, уверен Виестурс Лиегис, управляющий партнер компании Amrop в Украине. Эксперт рассказал Контрактам.ua, где искать и как выбрать правильного топ-менеджера, способного быть капитаном, а не балластом.
12.03.16 — 17213