Контракти.ua

28692  —  05.12.08
Где деньги, Зин? Авторы музыкальных произведений не получают в Украине ни копейки
Где деньги, Зин? Авторы музыкальных произведений не получают в Украине ни копейки

Авторы музыкальных произведений и фильмов объявили войну неплательщикам роялти в Украине. Цена вопроса — более 100 млн грн в год. Более $10 млн в год зарабатывает на музыке уже покойного Элвиса Пресли одна из калифорнийских студий звукозаписи, владеющая правами на аудиовизуальное наследие короля рок-н-ролла.

Ксения ПОРТНАЯ, КОНТРАКТЫ  

  А кантри-певице Долли Партон только одна композиция «I will always love you», исполненная Уитни Хьюстон два десятилетия спустя после написания хита (в 1973 году), принесла по меньшей мере $6 млн. Так в США работает интеллектуальное законодательство.

Во всех развитых странах за любое использование объекта авторского и/или смежного права (литература, музыка, видео, компьютерные игры, живопись, архитектура, фотографии и пр.) правообладатель должен получить от лиц, применяющих его творения в коммерческих целях, либо единоразовую выплату, либо проценты от полученного дохода. Платить должны все: от телерадиокомпаний и дискотек, непосредственно зарабатывающих на музыке и кино, до гостиниц, торговых центров и ресторанов, где аудиовизуальная продукция привлекает клиентов и приносит доход лишь косвенно.

 

Украинское законодательство в сфере авторского и смежного права также обязывает субъектов предпринимательской деятельности выплачивать режиссерам, музыкантам и др. часть доходов, полученных в результате коммерческого использования принадлежащего им аудиовизуального материала. «Конечным получателем вознаграждения является собственник авторских прав, которым может быть автор, работодатель автора или другое лицо, которому были переданы авторские права, — разъясняет законодательные нормы специалист по вопросам авторского права юридической фирмы Magisters Тарас Кислый. — Часто в механизме выплаты авторского вознаграждения задействуется посредник. Им может быть коллективное агентство по управлению авторскими правами, которое от имени собственников прав собирает вознаграждения, а потом распределяет их между авторами. Размер роялти определяется в договорном порядке, но он не может быть ниже, чем это определено постановлением Кабинета министров Украины № 72 за 2003 год, установившем минимальные ставки вознаграждения». Но на практике большинство авторов, например, музыкальных произведений, не получают в Украине ни копейки. Только в октябре в стране было сделано сразу два громких заявления относительно нарушения их авторских прав. Сначала по инициативе народной артистки Украины Русланы Лыжичко отечественные музыканты (авторы песен), исполнители и рекординги (субъекты смежного права) направили письмо премьер-министру с требованием навести порядок среди организаций коллективного управления, собирающих с театров, ресторанов, теле- и радиокомпаний роялти за использование аудиовизуальной продукции. Представители шоу-бизнеса утверждают, что авторские вознаграждения не доходят до конечных получателей. А польский режиссер Ежи Гоффман заявил, что Хозяйственный суд Киева вообще лишил его авторского права.

 

Законодательная казуистика

Ежи Гоффман не может добиться выплаты авторского вознаграждения от украинских телеканалов, демонстрирующих его фильмы, более двух лет. «Это было бы смешно, если бы не было так драматично и грустно, — говорит польская знаменитость. — Я только один из примеров. Беззаконие касается всех моих коллег, работающих в Украине и большинстве стран бывшего СССР».

Телекомпании платить роялти отказываются, ссылаясь на договоры с посредниками, согласно которым все обязательства по выплате авторских вознаграждений те берут на себя. По убеждению собирателей роялти (организаций коллективного управления) в договорах речь обычно идет о единоразовой выплате за передачу прав на показ, а не об авторском вознаграждении за последующее использование произведений, а это не одно и то же. «Платить должно любое лицо, которое использует авторский материал, — парирует исполнительный директор Гильдии кинорежиссеров «24/1» Сергей Кулаков. — Дистрибьютор не использует, только передает права на показ. Но показывают фильмы телеканалы. Мы не знаем, есть у них права на показ или нет. Основываемся на презумпции невиновности, изначально предполагая, что компания располагает такими правами. Но по закону за каждое использование материала нужно выплачивать роялти».

Независимые юристы тоже не могут однозначно ответить Контрактам на вопрос, кто кому должен платить. «Для того чтобы ответить, необходимо проанализировать цепочку договоров. Тогда сразу будет понятно, на каких условиях автор разрешил дистрибьютору использовать произведение, на каком основании его используют телекомпании и кто кому должен платить», — считает Тарас Кислый.

Теоретически, доказав свою правоту в суде, режиссер и автор фильмов «Огнем и мечом», «Знахарь», «Пан Володиевский» и др. может отсудить у украинских телекомпаний, демонстрировавших эти картины, сумму в размере от 10 тыс. до 50 тыс. минимальных заработных плат, утверждают юристы, ссылаясь на закон об авторском праве. Сегодня это от 6,05 тыс. грн до 30,25 млн грн. Но Хозяйственный суд Киева уже дважды отказал представителям Гоффмана в рассмотрении иска. По словам Сергея Кулакова, отказывают по формальным признакам. В последний раз судья принял решение о возвращении искового заявления по причине отсутствия идентификационного кода ответчика, канала «СТБ». «Это все равно что от человека, на которого наехал автомобиль, требовать идентификационный номер водителя, который сидел за рулем, — возмущается Кулаков. — Причем дата принятия заявления и решения об отказе в его рассмотрении совпадают. Значит, суд даже не вникал в суть дела. Отказ в принятии заявления о защите авторских прав Ежи Гоффмана и есть непризнание этих прав, потому что он не может защитить свои авторские права. Ведь чтобы получить авторское вознаграждение за прокат фильмов, нужно быть их автором».

Не платят кинорежиссерам роялти и многие кинотеатры, считая, что это должны делать дистрибьюторы. Но попыток урегулировать этот спор в судебном порядке пока не было. «Если у нас нет заявления автора, мы не можем запрещать или разрешать показывать картину. К СТБ предъявили претензии, так как располагаем заявлением Ежи Гоффмана о неправомерном показе его фильмов на этом канале. Претензий к кинотеатрам пока никто официально не предъявлял», — сказал Сергей Кулаков.

 

Где деньги?

Некоторые предприниматели не платят роялти, поскольку не уверены, что суммы дойдут до авторов и уже непосредственно от них не последует повторных претензий. Авторские вознаграждения действительно часто не доходят до конечного получателя. «В доходах украинских музыкантов доля роялти невелика — не более 1–2%, — говорит певица Алена Винницкая. — Да, платят не все. Но часто из-за того, что большинство организаций коллективного управления, собирающих роялти, не показывают прозрачную отчетность ни авторам, ни плательщикам». По словам Русланы Лыжичко, такие организации ежегодно собирают не менее 20 млн грн роялти. «Я точно знаю, что регулярно платят авторские вознаграждения украинские кабельные сети, гостиница «Премьер Палас», Ле Гранд Кафе… Так что пусть не кокетничают, — говорит победительница Евровидения. — Причем глава Госдепартамента интеллектуальной собственности Николай Палладий мне лично сказал, что одну из компаний коллективного управления лишил лицензии. Но, по моей информации, эта организация продолжает собирать роялти. На каком основании — неизвестно».

По словам Сергея Кулакова, из 14 организаций коллективного управления, в свое время поставленных на учет в Госдепартаменте интеллектуальной собственности, сегодня легально работают только четыре. «К примеру, у меня есть документ о необходимости ликвидации государственного предприятия «УААСП» (Украинское агентство по авторским и смежным правам), подписанный вице-премьером Украины еще в 2001-м, — рассказывает Кулаков. — В последующие годы решения о неправомерной деятельности этой организации и необходимости ее ликвидации принимали различные центральные органы исполнительной власти: Министерство юстиции, Министерство финансов, Генпрокуратура. Но УААСП до сих пор продолжает собирать деньги».


Нажмите, чтобы увеличить

Начальник юридического отдела УААСП Юлия Брунь опровергает утверждения о нелегальной деятельности агентства. «Было не решение, а обращение Генпрокуратуры в Госдепартамент интеллектуальной собственности, которую смутило, что УААСП — государственное предприятие. Однако законом прямо предусмотрено, что организации коллективного управления могут быть не только общественными, но и государственными. Есть соответствующее разъяснение Госдепартамента и Министерства образования и науки, и никаких действий по нашей ликвидации Генпрокуратура не проводила. Поэтому ГП «УААСП» является легально действующей организацией».

Тарас Кислый отмечает, что организации коллективного управления плохо контролируются властями: «Например, ряд агентств работает с похожими названиями. Авторы не знают к кому обращаться, плательщики роялти — кому платить. Это приводит к тому, что многие авторы остаются без роялти».

Но закон на стороне авторов, считают юристы. Единственная проблема в его неисполнении. «Очень важна работа органов власти, работающая законодательная база, регулирующая и контролирующая взаимоотношения двух сторон. Но пока государство в силу каких-то причин не занимается или не хочет заниматься этой сферой деятельности», — констатирует Алена Винницкая. Украинские музыканты решили надавить на контролирующие органы. В конце октября Руслана Лыжичко от имени авторов и исполнителей песен, рекординговых компаний и продюсеров встречалась с премьером-министром Украины Юлией Тимошенко. «По итогам встречи создана рабочая группа, в которую входят не только представители госорганов, но и украинской музыкальной индустрии, — рассказывает Лыжичко. — Мы установим новые правила. Если организации коллективного управления будут их придерживаться, они останутся на рынке. Если нет — им придется свернуть свою деятельность».



Автора!

Ежи ГОФФМАН,
польский режиссер

— По международным законам всех стран Европы, Южной Америки, США, Японии и многих других авторское право может быть передано другим лицам после смерти автора по его завещанию. Но при жизни автор не может отказаться от своих прав. Если какая-то фирма, организация, телевидение, прокатная компания покупают продукт (в данном случае фильм), они приобретают только право на прокат этой картины, но не авторские права! Компания берет на себя обязанность сохранить все права автора. Показ картины приносит ей доход, из которого правообладатель обязан выплачивать процент автору или организации, которая его представляет. Во всем мире авторское право — святая святых.

В Украине суд практически лишил меня авторских прав на мои фильмы. Подобная вещь произошла со мной впервые. В Польше любой канал за каждый показ моих фильмов, снятых менее чем 50 лет тому назад, платит мне определенную сумму, потому что в этих картинах часть моей жизни. Я также получаю роялти в США, Франции, Англии и других странах. Европейским и американским режиссерам также платят авторские вознаграждения. Мне непонятно, почему мои украинские коллеги не имеют тех же прав. Понятие «автор» должно существовать не только в теории, оно должно иметь практическое применение.

 

Руслана ЛЫЖИЧКО,
народная артистка Украины

— Я обзвонила самых востребованных на сегодняшний день украинских музыкантов, активно работающих последние пять лет, — Ани Лорак, Славу Вакарчука, Олега Скрипку, участников групп «Танок на майдані Конго», «Мандри», «Гайдамаки», «Скрябин» и пр., и спросила, получают ли они авторские отчисления — ответ был «нет». Организации коллективного управления, может быть, не получают всех сумм, но часть денег они все-таки собирают. Я слышала цифру в 20 млн грн — это немаленькая сумма. Почему наши музыканты должны кататься за $5–10 тыс. по корпоративным мероприятиям, в то время как их миллионы достаются другим.

Эта ситуация, на мой взгляд, достаточно умело спрятана от глаз общественности. Но поскольку мы говорим о публичных правах, то все должно быть прозрачно. Пока авторы не отвоюют свои права, мы не то что не вступим в ЕС, даже близко к нему не подберемся.

Впрочем, артисты сами виноваты. Никто никогда не брал ситуацию под контроль, все пустили на самотек. Я месяц уговаривала их подписать обращение к премьер-министру. Думаю, теперь у нас все получится. Осилит дорогу идущий.


Коса на камень

Высший хозяйственный суд не признал субъектом авторского права на фильм «Черная курица, или Подземные жители» режиссера ленты Виктора Греся. С помощью суда режиссер пытался опротестовать действия Министерства культуры и Госдепартамента интеллектуальной собственности, которые, по его мнению, выдают незаконные прокатные удостоверения и контрольные марки на диски с фильмами. «Мультфильм «Остров сокровищ» без разрешения его автора Давида Черкасского перевели с кинопленки в цифровой формат и выпустили на DVD, не указав на обложке даже имя режиссера, — рассказывает исполнительный директор Гильдии кинорежиссеров «24/1» Сергей Кулаков. — И Министерство культуры выдало разрешение на продажу этого контрафактного продукта».

В госорганах свои действия аргументируют тем, что права на созданные более 20 лет назад картины определялись законодательством УССР (картину «Черная курица» сняли в 1980 году, «Остров сокровищ» — в 1988-м), а согласно действовавшим тогда нормам собственником произведений является киностудия. «Действительно, субъект авторских прав определяется законодательством, действовавшим на момент создания произведения, — подтверждает специалист по вопросам авторского права юридической фирмы Magisters Тарас Кислый. — Это следует из общего правила, предусмотренного ст. 5 Гражданского кодекса Украины о том, что законодательство применяется к тем правоотношениям, которые возникли со дня вступления в силу такого законодательства. А статья 11 Закона Украины «Об авторских правах» гласит, что права на произведение возникают вследствие его создания. При этом авторские права не могут определяться более поздним законодательством, поскольку гражданское законодательство не имеет обратной силы во времени (ст. 5 ГК Украины). Однако Сергей Кулаков придерживается другого мнения: «Сегодня мы живем в независимой Украине. И еще в 1991-м признали частное право, в том числе и на результаты творческой деятельности. А закон о культуре в 1992 году установил, что право интеллектуальной собственности на произведения литературы и искусства являются собственностью их создателей. Соответственно были отменены все узурпирующие документы, которые действовали в СССР».

 

Контракти нічого досі не варті,
Проценти, які там в біса проценти!
А нам би, нам потрапляти би в такти,
Ось факти, а де твої аргументи?..
…Де мої дивіденди за рінгтони,
за концерти, за два альбоми?

Группа «Бумбокс»

 

Частный случай

Сергей КУЛАКОВ,
исполнительный директор организации коллективного управления имущественными правами интеллектуальной собственности в аудиовизуальной сфере «Гильдия кинорежиссеров «24/1»

В чем суть ваших претензий к телеканалу «СТБ»?

— Незаконный показ фильмов Ежи Гоффмана. Из последних примеров — картина «Знахарь». В начале марта этого года, увидев в программе анонс этой киноленты, мы написали на канал письмо, запрещающее его показ. Ежи Гоффман не предоставлял права на этот фильм никому, кроме польской телекомпании на польском языке. Разрешения на перевод на русский, украинский или какой-либо другой язык он тоже не давал. Каким образом фильм «Знахарь» на русском языке оказался в Украине, он не знает и считает это нарушением своих исключительных имущественных авторских прав. Более того, картина была показана не путем воспроизведения с кинопленки, а с копии записанной в цифровом формате — разрешения о переводе кинофильма в другой формат автор тоже никому не давал.

Наш письменный запрет на показ фильма «Знахарь» 8 марта этого года телеканалом «СТБ» был проигнорирован, более того, лента транслировалась с повтором 9 марта.

Попытки урегулировать конфликт мирным путем были?

— Конечно. Мы провели досудебные процедуры. Встречались с руководством и юристом телеканала. По результатам встречи договорились о том, что Ежи Гоффман в случае мирного урегулирования конфликта и выплаты телеканалом компенсации не будет подавать в Европейский суд иск на сумму в EUR5 млн. При этом СТБ предлагалось заключить лицензионный договор о предоставлении исключительных прав на показ фильма в Украине. Но окончательное оформление договоренности не состоялось. Договор не был заключен, так что на практике ничего не изменилось. Были попытки поставить под сомнение подпись режиссера на договоре, и нам пришлось нотариально заверять ее в консульстве Польши.

Сейчас при непосредственной поддержке Министерства культуры и туризма нарушители ссылаются на договоры с компаниями и лицами, которым режиссер якобы передал свои авторские права.

Может быть, и претензии имеет смысл предъявлять не телеканалу, а тем, на кого он ссылается?

— Увы, кинофильм использовал телеканал и потому является нарушителем, а другие лица просто способствовали этому. Мы зафиксировали факт показа и предупредили телеканал о том, что это незаконно. Они не обратили на это внимания. Пусть теперь разбираются со своими партнерами сами, если считают это необходимым. У них есть право привлечь к ответственности тех, кто продал им эту фальшивку.

Что собираетесь предпринимать теперь — снова будете штурмовать украинские суды или намерены обращаться в Европейский суд?

— Первый иск относительно защиты авторских прав Ежи Гоффмана в Украине мы подали в Хозяйственный суд Киева еще два года назад. Этого достаточно, чтобы понять, что в Украине на государственном уровне не хотят или не могут обеспечить взятые на себя гарантии по Всемирной декларации прав человека и обязательства по соответствующим директивам парламента Евросоюза. Европейский суд — это угол, в который нас загоняют наши же службы. Чтобы подать туда иск, необходимо пройти все судебные инстанции в государстве. Нам это не удается — по формальным признакам получаем отказы в рассмотрении исков. Чаще всего автору нужно предоставить доказательства, что он автор. Сам Гоффман предложил подать в польский суд и отсудить телеканал. Но разве такой вариант нужен Украине? Нет. Так что мы все-таки надеемся в ближайшее время быть услышанными украинским правительством.

 

Анатолий МАКСИМЧУК,
директор юридического  департамента ЗАО «ММЦ—СТБ»

В «Гильдии кинорежиссеров «24/1», которая представляет интересы Ежи Гоффмана в Украине, утверждают, что обращались к вам с предложением получить права на его фильмы непосредственно от самого режиссера. Почему отказались?

— Названная вами организация с подобным предложением к нам не обращалась. Мы законно приобрели и используем права на фильмы этого режиссера.

На каком основании телеканал «СТБ» показывает фильмы Ежи Гоффмана?

— Если говорить о картине «Огнем и мечом», то во время предыдущих показов этой киноленты СТБ приобретал права на него у компании «1+1 Дистрибьюшн». Сейчас права и прокатные удостоверения нам предоставило ООО «Емерес». Относительно других фильмов наша телекомпания также располагает необходимыми разрешительными документами от правообладателей.

Эти договоры освобождают телеканал от выплаты роялти непосредственно автору фильма или его представителю?

— Да. Мы, как любой телеканал, покупаем права на показ ленты у дистрибьютора или у другого лица, владеющего правами на фильм, и с ним согласовываем стоимость прав (размер роялти), период и количество показов, а также другие условия использования картины. В договорах дистрибьютор или другой правообладатель предоставляет телеканалу гарантии, в частности, гарантию законности приобретения прав и гарантию того, что телеканал никому, кроме лица, с которым он заключает договор, не обязан выплачивать что-либо за фильмы, полученные по договору. Все обязательства, закрепленные в договорах с этими компаниями о приобретении прав на фильмы, мы выполняем. Так что при показе кинокартин мы придерживаемся всех требований законодательства.

Вы проверяли, действительно ли названные вами компании имеют права на фильмы польского режиссера?

— Для получения в Министерстве культуры прокатного удостоверения на фильм лицо, желающее получить права на прокат, предоставляет ряд договоров, подтверждающих передачу прав. Минкульт проверяет документы и либо выдает свидетельство, либо отказывает в этом. К примеру, прокатку на фильм «Огнем и мечом» получал дистрибьютор. В этом случае канал «СТБ» не обязан ничего проверять, так как, повторюсь, мы получаем от дистрибьютора соответствующие гарантии. Конечно, телекомпания может все проверить, но это огромный труд. Практика на рынке такова, что документы предоставляют, если возникает спор относительно прав.

Вы имеете в виду судебный спор?

— Насколько мне известно, ни в одном украинском суде не рассматривалось раньше и не рассматривается сейчас дело по иску Ежи Гоффмана к телеканалу «СТБ». Даже если он возникнет, продавец прав вступает в спор как соответчик и по договору обязан самостоятельно урегулировать все претензии.

Статьи по теме
Найбільша у світі целюлозно-паперова компанія йде з Росії
Найбільша у світі целюлозно-паперова компанія йде з Росії

Американська компанія International Paper виходить із прибуткового російського целюлозного бізнесу. Російські партнери компанії викуплять її частку орієнтовно за 500 млн доларів.
27.01 — 895

Київ сьогодні забезпечений світлом на 61% – Yasno
Київ сьогодні забезпечений світлом на 61% – Yasno

Ліміт споживання електроенергії для Києва на четвер, 26 січня, встановлено на рівні 986 МВт на день і 648 МВт на ніч, що має забезпечити 61% потреби столиці в електриці.
26.01 — 864

Названо області, де відключення світла відбуваються найчастіше
Названо області, де відключення світла відбуваються найчастіше

Держенергонагляд назвав три регіони, де найскладніша ситуація зі світлом, а відключення світла відбуваються майже так же часто, як і у прифронтових регіонах.
22.01 — 898