Контракты.ua

Автор: Мумтаза Абдураззакова —  14008  —  02.06.13
Мумтаза Абдураззакова: украинцы еще не знают, как в Украине хорошо
Мумтаза Абдураззакова: украинцы еще не знают, как в Украине хорошо

Что общего между Украиной и Афганистаном хорошо знает Мумтаза Абдураззакова – доктор политологии, востоковед, историк, заместитель директора программы «Бібліоміст» (Глобальные библиотеки Украины).

Уроженка Узбекистана Мумтаза Абдураззакова работает в проектах развития уже более 15 лет. В Украину она приехала после завершения своей миссии в Афганистане, где более 4 лет вела программы по реформированию и развитию систем образования, гражданского общества, государственного управления, а также занималась внедрением информационных технологий: компьютеризацией образовательных институтов Афганистана и организацией доступа в интернет местным сообществам. Подобные задачи сейчас Мумтаза решает и в Украине в проекте «Бібліоміст», который призван модернизировать публичные библиотеки, предоставив им современное компьютерное оборудование с доступом ко всемирной сети и тренинговую поддержку библиотекарям.

В интервью Контрактам Мумтаза рассказала о том, как изменяются украинские библиотеки, чем занимаются в них жители украинских глубинок, как доступ к информации влияет на качество жизни, а еще – об особенностях работы в послевоенном исламском государстве и о своем удивлении от Украины.

Мумтаза, украинцы вообще ходят в библиотеки?

Мумтаза Абдураззакова: Ходят. Украинские библиотеки в отдаленных селах – единственное место, где люди могут получить книжку, прессу, информацию, а также просто прийти и пообщаться. На данный момент мы поддержали около 2 тыс. библиотек. Все они получили компьютерное оборудование, а их сотрудники прошли тренинги. И 43% их посетителей – это молодежь до 20 лет.

Что сейчас включает понятие «современная библиотека»?

Мумтаза Абдураззакова: В современном мире библиотеки – уже не просто хранилища книг, а место общения и доступа к информации: книги, пресса, видеотека, музыкотека, обязательно компьютеры с бесплатным интернетом и многое другое. В библиотеках назначают встречи, общаются, знакомятся, пьют кофе, объединяются по интересам. Сегодня это не просто культурологический, это ресурсный центр, где можно получить современные навыки, даже дать старт бизнесу, если хотите. Библиотекарь же – это и культуролог, и просветитель и тренер. Именно к этому «Бібліоміст» стремится в Украине. Определенные достижения уже есть, но впереди еще много работы. Сегодня уже очевидно – выживают библиотеки, способные обеспечить вышеперечисленные возможности, и ориентирующиеся на потребности своих посетителей.

Сейчас у нас активно развивается сегмент коммерческих а-ля библиотек, где посетители платят за время пребывания, а кофе с плюшками, книги, фильмы, wi-fi – бесплатны. 

Мумтаза Абдураззакова: Это прекрасная идея и библиотеки должны стремиться к такому сервису, видеть в читателе клиента. Но сама идея публичных библиотек все-таки подразумевает их некоммерческую ориентацию. Безусловно, там могут быть платные услуги, но не для получения прибыли, а для пополнения библиотечных фондов, оборудования... Библиотека должна уметь привлекать финансирование, работать с бизнес-сектором, местными фондами и донорами, причем не от случая к случаю, а на регулярной основе. В любых библиотеках США и Европы есть маркетологи, специалисты по фандрайзингу, которые регулярно занимаются привлечением денег из бизнеса. И там тоже востребовано обучение населения компьютерной грамотности, работе с интернетом. Поверьте, компьютеризация - удел не только развивающихся стран.

Кто финансирует такую библиотечную модернизацию?

Мумтаза Абдураззакова: Крупнейший в мире фонд Билла и Мелинды Гейтс. Его миссия – сделать жизнь людей лучше, а большинство направлений работы нацелено на сложнейшие мировые проблемы. Его программа «Глобальные библиотеки» хоть и небольшая часть фонда, но работает в 13 странах Африки, Азии, Восточной Европы, Латинской Америки. В современном мире доступ к информации крайне важен. Если его нет, люди теряют возможности. Библиотеки - это именно те организации, которые могут дать бесплатный доступ к интернету и обучить, если нужно. Именно таким образом программа улучшает жизнь людей.

И сколько сейчас стоит модернизация библиотеки в украинской глубинке?

Мумтаза Абдураззакова: Мы не даем библиотекам денег, а покупаем и устанавливаем оборудование: компьютеры, принтер-ксерокс, модем, видеокамеры, источник бесперебойного питания, а также способствуем повышению квалификации библиотекарей. Кроме того, наша программа поддержала 25 тренинговых центров во всех областях Украины на базе областных научных универсальных библиотек. Чтобы получить поддержку «Бібліоміста», помещение библиотеки должно быть отремонтировано, иметь столики под компьютеры, сигнализацию, средства на оплату интернета. Для обеспечения этого подключаются местные власти. В маленькой сельской библиотеке мы устанавливаем 2-5 компьютеров, а для библиотек с тренинговыми центрами – в среднем 10 компьютеров. В Украине около 18 тыс. публичных библиотек, но в рамках данного гранта мы планируем поддержать более 2 тыс. библиотек. При чем около 60% из этого списка – сельские библиотеки.

Мумтаза Абдураззакова: в Узбекистане я родилась, выросла, там похоронены мои предки, живут мои родные, там мой дом, куда я всегда возвращаюсь и вернусь в скором будущем.

Они не превращаются в компьютерные клубы?

Мумтаза Абдураззакова: Нет, ни в коем случае. Хотя на старте программы мы слышали такое опасение от представителей сообществ. В компьютерных клубах никто не следит за ребенком или подростком, который три часа играет в игру. Там главное, чтоб он деньги платил. В библиотеке человек любого возраста может проверить почту, посидеть в соцсетях, сделать покупку, но играть в Сounter-Strike не получится.

Но интернет уже не диковинка – войти в него можно и с мобильного телефона… 

Мумтаза Абдураззакова: Мобильный интернет не может полноценно заменить высокосортной, он не дает полноценного доступа к информационным ресурсам, архивам, каталогам. Кроме того, библиотекарь может подсказать и научить, помочь отсканировать, распечатать, найти вспомогательную литературу из печатных источников библиотеки…

То есть интернет в библиотеке – только для образовательных целей?

Мумтаза Абдураззакова: Отнюдь. Он и для общения. К примеру, около 300 жителей маленького села Доброгостов на Львовщине работают заграницей. Их близкие общаются с ними по скайпу именно из библиотеки.

В Украину вас пригласила международная некоммерческая организация IREX, ведь у вас огромный опыт проектов, связанных с информационными технологиями. В Афганистане вы также занимались библиотеками?

Мумтаза Абдураззакова: Нет, до Украины я работала в другой организации, руководила программой поддержки институционного развития Министерства по Делам Женщин Афганистана. Программа финансировалась Агентством по Международному Развитию США (ЮСАИД), немного ранее вела в той же стране программу по открытию и поддержке информационных ресурсных центров. В Афганистане на базе учебных заведений мы создавали такие центры с компьютерами и интернетом, обучали компьютерной грамотности студентов, преподавателей и школьников.

В закрытом исламском государстве гендерное равенство и права женщин – это, как две красные тряпки…

Мумтаза Абдураззакова: Да, но, слава богу, я размахивала ими не одна – у меня были коллеги-профессионалы, преданные делу люди, были также удивительно сильные своим духом афганские женщины-активистки. Работать там тяжело. Особенно сложно женщине быть руководителем в стране, где согласно сложившейся традиции, долгим годам войны и репрессий режима талибана, «слабому полу» вообще не принято работать вне дома. И тут вдруг я прихожу к мужчинам, что-то им объясняю, учу их (!) и призываю их сделать то и то. Нонсенс! Конечно, все меняется, международное сообщество делает много усилий, чтобы вопрос прав женщин решался, а правительство Афганистана двигается в сторону выполнения своих обязательств относительно женского вопроса, но процесс идет не так легко и быстро, как бы этого хотелось…

Что помогало в работе?

Мумтаза Абдураззакова: Образование, многолетний опыт, знание традиций и культуры, а еще интуиция. По образованию я востоковед. И хоть выросла в очень современной и образованной семье, хорошо знаю религиозные особенности, традиции и культуру мусульманских стран. В детстве с родителями я жила в странах Ближнего Востока, затем с мужем работали в Сирии. Я знаю, с какими словами войти в дом или учреждение, как разговаривать, с какими паузами и интонацией, как посмотреть и чем убедить. Знаю, как одеваться, чтобы не оскорбить религиозных чувств и традиций.

Чем вам запомнился Афганистан?

Мумтаза Абдураззакова: Наверное, сильными чувствами и контрастом. Живя в странах, которые вышли или выходят из войны, быстро осознаешь, насколько коротка жизнь, там все ярко чувствуется, все изменения очень заметны. В огромной части Афганистана нет электричества. Там создание информационного центра с доступом интернет начиналось с установки генератора и организации поставок топлива. Но, открывая жителям маленького городка, большая часть из которых не умеют читать и писать, доступ к компьютерам и интернету, мы открывали им доступ к знаниям и новой жизни. Когда создаются такие ресурсные центры, предоставляющие информацию, знания, а часто и необходимые навыки (шитья, открытия бизнеса, создание бюджета и др.), люди понимают, что есть что-то более важное, чем воевать.

Досье
Мумтаза Абдураззакова – доктор политологии, заместитель директора программы «Бібліоміст» (Глобальные библиотеки Украины), кандидат исторических наук АН Узбекистана, доцент. Стажировалась в университете им. Вашингтона (США), работала над докторской диссертацией в Центре исламских исследований Оксфордского университета (Великобритания), повышала квалификацию в сфере разрешения конфликтных ситуаций и восстановления мира на факультете Дипломатической службы Американского Университета в Вашингтоне. Абдураззакова имеет 15-летний опыт управления проектами развития в разных регионах Евразии в сферах образования, информационных технологий, развития СМИ, гражданского общества, предотвращения торговли людьми, гендерного равенства и др.

А какие переговоры были самыми сложными?

Мумтаза Абдураззакова: Все были непростыми. Несмотря на то, что мы работали с преподавателями, деканами, сотрудниками министерств, то есть с образованными людьми, там очень велика сила традиций, есть свое представление о роли женщины, о том, каким должно быть образование. Помню, нужно было уговорить старейшин отпускать ребят из школы для детей-сирот в центр изучать компьютерную грамотность. Главное было убедить, что никто не собирается учить их детей чему-то плохому, обращать их в другую веру и т.д. А еще помню, мы организовали несколько поездок для ребят на 4 недели в США. Первую группу собирали тяжело – нужно было соблюсти гендерное равенство, чтоб мальчиков и девочек было поровну. А согласно традициям, родители не отпускают куда-то девочку одну, да еще и с мальчиками, да еще и в США! Это стоило больших усилий. Мы долго разговаривали с родителями, убеждали, долго готовили детей к поездке, ведь все они первый раз в жизни садились на самолет. У ребят был сильный культурный шок.

А от Украины у вас был культурный шок?

Мумтаза Абдураззакова: В контрасте с Афганистаном – да. Удивительно ощущать, что я могу идти куда хочу и в любое время суток. Я могу выглядеть, как хочу – в брюках, в одежде без рукавов и главное - без платка. Это счастье, когда вечером можно выйти из офиса и пойти пешком домой, не на машине и без сопровождения! Там это – фантастика. Если работаешь на международную организацию, нельзя идти по улице одной – тебя могут похитить и потребовать выкуп. Каждое утро и вечер по специальной связи нужно уведомлять организацию, что с тобой все в порядке. Там нельзя говорить, куда ты едешь, что планируешь делать, нельзя оставлять окна открытыми – на них всегда есть специальная пленка, чтобы избежать ранения осколками при возможном взрыве. На случай, если здание будет блокировано, в офисе и дома постоянно хранились запасы воды и еды, всегда должна быть сложена сумка с документами и самыми срочными вещами - эвакуация возможна в любой момент.

Несмотря на специфику Афганистана, вы были там почти 5 лет…

Мумтаза Абдураззакова: Да, я хотела поработать в горячих точках, но где-то год-два. Но это до сумасшествия красивая страна, каждый день при твоем участии чья-то жизнь меняется к лучшему. Это так притягивает, и я осталась там дольше. Хотя для душевного здоровья длительное время работать в послевоенных странах очень сложно. Сейчас я рада, что нахожусь в Украине. До этого была здесь не раз на конференциях и всегда поражалась, насколько красив Киев. Знаете, я жила и работала во многих странах, мне есть с чем сравнить. В Украине очень много душевного тепла. Особенно в сельской местности. Когда мы ездим в села, я вижу безграничную доброту и открытость людей, даже наивность, у вас ничего не наиграно, все от души. Все какое-то теплое, певучее. Культура в Украине вроде как европейская, но с таким душевным теплом, крепкими семейными узами как на Востоке.

А многие говорят, что украинцы – пессимисты и любят жаловаться.

Мумтаза Абдураззакова: О, да! Я всегда смеюсь, когда кто-то начинает причитать: «Как плохо! Власти не работают! Свободы слова нет!». Вы еще не знаете, как у вас хорошо! Есть много стран, где нет элементарных прав и условий, таких как безопасность, образование. Конечно, всегда нужно стремиться к лучшему, к развитию.

Не планируете осесть в Киеве?

Мумтаза Абдураззакова: Нет. Украина - место моей нынешней работы, но у меня есть родина. В Узбекистане я родилась, выросла, там похоронены мои предки, живут мои родные и близкие, там мой дом, куда я всегда возвращаюсь и вернусь в скором будущем. Мои родители и родители моего супруга – дипломаты. Большую часть жизнь они работали заграницей, путешествовали, но всегда возвращались на родину. Так же поступила наша дочь, которая после обучения в США вернулась на родину. Это наша традиция - возвращаться домой. Я хоть и человек мира, покидать свою страну не буду. Я мечтала путешествовать еще с детства, познать много разных культур, увидеть разные страны, заниматься интересным делом, самореализоваться, поэтому выбрала работу, которая позволяет увидеть мир и помочь сделать его чуточку лучше. А в какой следующей стране я буду работать, еще не знаю, но уверена, что она, также как и Украина, даст мне много прекрасных эмоций, опыта и самое главное – друзей.

Беседовала Юлианна Ковалевская

Статьи по теме
Дмитрий Наздрин: Tabletki.ua – это айсберг. Мы работаем «под водой», чтобы потребитель получил то, что ему нужно
Дмитрий Наздрин: Tabletki.ua – это айсберг. Мы работаем «под водой», чтобы потребитель получил то, что ему нужно

Маркетплейс Tabletki.ua существует уже 12 лет и является одним из самых посещаемых онлайн-сервисов Украины. О принципах успешности бизнеса, особенностях работы с офлайн и онлайн и влиянии карантина на аптечный рынок Контракти.ua поговорили с Дмитрием Наздриным, операционным директором Tabletki.ua.
29.10.20 — 6719

Юрий Гаткин: Я 25 лет танцую вокруг клиента
Юрий Гаткин: Я 25 лет танцую вокруг клиента

Как переживает карантин самый крупный ритейлер парфюмерии и косметики, почему нельзя верить в грандиозные распродажи в интернете и есть ли смысл покупать ароматы в duty-free, рассказал управляющий бизнесом сети BROCARD Юрий Гаткин.
25.09.20 — 3270

Wanted: Человек способный решить проблему
Wanted: Человек способный решить проблему

Процесс поиска руководителей высшего звена можно сравнить с детективным расследованием и полагаться только на интуицию при принятии решения несколько недальновидно, уверен Виестурс Лиегис, управляющий партнер компании Amrop в Украине. Эксперт рассказал Контрактам.ua, где искать и как выбрать правильного топ-менеджера, способного быть капитаном, а не балластом.
12.03.16 — 17143