Контракты.ua

Автор: Сергей Примаков —  3951  —  14.06.12
Игорь Калетник: развитие и процветание представителей бизнеса зависит от них самих
Игорь Калетник: развитие и процветание представителей бизнеса зависит от них самих

Глава Таможенной службы Украины Игорь Калетник рассказал Контрактам о том, что: в новом Таможенном кодексе заложена автоматизированная система управления рисками; теперь к таможенному оформлению необходимо будет подавать только три документа; постаудит позволит экономить время и силы на стадии оформления товара; кодекс ставит в жесткие рамки сотрудников таможни.  

Игорь Григорьевич, после долгих обсуждений, доработок новый Таможенный кодекс вступил в силу. Чего ждать предпринимателям, как изменится экономическая жизнь Украины?

Игорь Калетник: Мы получили новый правовой фундамент. И он максимально соответствует международным и европейским стандартам и правилам. Я вам скажу честно, новый кодекс не упрощает жизнь и работу таможенника, как многие думают. Но для нас имеет значение только то, что новые правила упростят ведение бизнеса. А соответственно, будет развиваться международная торговля, бизнес получит прибыль, а государство — налоги в бюджет. И уверен — с новым Таможенным кодексом начнется качественно новый этап развития как таможенной системы, так и всей внешнеэкономической деятельности.

Что именно меняется? Назову только основные позитивные моменты. С 1 июня импортеры смело могут заявлять товар к оформлению в любом таможенном органе. Право самостоятельного выбора места оформления — одно из основных упрощений. Это позволит существенно снизить временные и финансовые расходы на логистику.

Время таможенного оформления сокращается с 24 до 4 часов. Кроме того, субъект может самостоятельно зафиксировать в электронных системах дату и время подачи таможенной декларации.

За нарушение срока таможенного оформления должностные лица таможни будут нести персональную ответственность.

Кардинально сокращен перечень документов, необходимых для таможенного оформления. Теперь их всего три.

Из уст таможенников часто звучал тезис, что внедрение положений нового кодекса — это переход от тотального контроля к акцентированному. О чем идет речь?

Игорь Калетник: Например, в новом кодексе закреплено использование методов управления рисками. Это инструмент, который применяется во всем мире для того, чтобы, с одной стороны, обеспечить избирательность таможенного контроля, а с другой — повысить его эффективность. То есть сосредоточиться на рискованных импортно-экспортных операциях, а не тратить время и ресурсы на проверку «всех скопом». По сути, ничего нового таможенная служба в этом направлении не придумала. Взят за основу европейский и мировой опыт. К тому же мы уже имеем значительные наработки в этой сфере. Но теперь это законодательная норма!

Кто определяет, на какие операции необходимо обратить повышенное внимание?

Игорь Калетник: Это определяет компьютер! Риск — это вероятность несоблюдения требований законодательства. И основная цель системы управления рисками — отобрать из большого товаропотока только те грузы, которые несут потенциально высокий риск. И соответственно, сконцентрировать внимание офицера таможни собственно на таких грузах. Роль таможенной службы заключается в том, чтобы правильно наполнить профили рисков, заложить алгоритм, по которому будет работать компьютерная система.

То есть субъективный фактор все-таки присутствует?

Игорь Калетник: Система базируется на объективной информации о ранее выявленных нарушениях, информации таможенных администраций других стран. Если одно и то же нарушение неоднократно повторяется, то это однозначно должно стать основанием для более тщательной проверки. Срабатывание системы анализа рисков не означает, что обязательно имеет место нарушение. Это просто дополнительный сигнал инспектору провести более тщательный контроль. Если же декларация не попадает «в риски», то таможенный контроль будет проведен максимально быстро.

В чем еще будет состоять упрощение?

Игорь Калетник: Например, в том, что теперь к таможенному оформлению необходимо будет подавать только три документа: таможенную декларацию, декларацию таможенной стоимости и документ, который эту стоимость подтверждает. Остальные документы субъект может не показывать таможне, а только указать в декларации, что они у него есть (указать их реквизиты). В то же время в течение трех лет таможня сможет проверить наличие таких документов в ходе постаудит-контроля.

Некоторые предприниматели жалуются на то, что в кодексе не до конца прописано, как будет работать постаудит.

Игорь Калетник: Постаудит-контроль — это изобретение не сегодняшнего дня. Однако в предыдущие годы эта процедура регулировалась в основном подзаконными нормативно-правовыми актами: постановлениями правительства и приказами Таможенной службы. Сегодня эта норма и соответствующие процедуры закреплены на законодательном уровне. Кроме того, это общепризнанный мировой стандарт.

В чем преимущества такого вида контроля?

Игорь Калетник: с 1 июня все, кто хочет и умеет работать в правовом поле, получили равные стартовые возможности

Игорь Калетник: Постаудит — это прогрессивная норма, позволяющая экономить время и силы еще на стадии оформления товара. Это обратная сторона медали «таможенный контроль». С одной стороны — система управления рисками, а с другой — постаудит. Как в известной поговорке — доверяй, но проверяй. Таможня доверяет, но законом за нами оставлено право проверить субъекта. Это должно также и дисциплинировать участника внешнеэкономической деятельности. Субъект будет знать, что если даже он смошенничает на стадии оформления, то в ходе аудита все нарушения будут выявлены. Но тогда уже со стороны таможни пойдут в ход более жесткие инструменты. Таможенные платежи должны быть уплачены в любом случае! Но в случае непреднамеренной ошибки, которую выявят таможенные органы, новым кодексом предусмотрена доплата налогов уже без штрафных санкций. Это нормальный европейский цивилизованный подход.

Предприниматели, переживающие повальные проверки контролирующих органов, по-видимому, не очень обрадуются еще дополнительному вниманию со стороны таможенников?

Игорь Калетник: Это уже вопрос налоговой культуры предпринимательства, которую, кстати, необходимо формировать обоюдно как субъектам хозяйствования, так и таможне.

С другой стороны, в последнее время тенденция такая, что крупные налогоплательщики сами просят таможню провести постаудит-контроль, чтобы увидеть возможные ошибки, исправить их в ходе своей деятельности. Причем предприниматели готовы добровольно доплачивать суммы налогов, которые по тем или иным причинам не были уплачены во время таможенного оформления. Например, в 2008 году было задекларировано лишь 250 тыс. грн роялти и других лицензионных платежей, которые включаются в состав таможенной стоимости товаров. У бизнеса не было четкого понимания, что эти налоги необходимо заплатить. В 2012-м сумма задекларированного роялти составляет уже почти 250 млн грн. Это было нелегко, но таможенная служба, позицию закона отстояла. На сегодняшний день роялти платят все.

Один из традиционно болезненных вопросов — определение таможенной стоимости. Удалось ли найти компромисс?

Игорь Калетник: Я категорически против компромиссов, что касается таможенной стоимости. Здесь вообще, по моему убеждению, не может быть ни компромиссов, ни договоренностей. Есть четкие требования закона, которые должны выполняться как бизнесом, так и таможней.

И все же каким образом удастся гарантировать декларирование предприятием реальной цены, а со стороны таможни — отсутствие придирок и необоснованного завышения стоимости?

Игорь Калетник: Это один из самых сложных вопросов в деятельности всей таможенной службы — обеспечить, чтобы легальный субъект, который заявляет достоверную стоимость, оформлялся по цене контракта и не ощущал никакого давления со стороны таможни. И в то же время таможня должна обладать инструментарием не допустить занижения цены и существования серых схем. Новый Таможенный кодекс дает ответ на этот вопрос. Причем он ставит в жесткие рамки именно сотрудников таможни.

В чем эта жесткость проявляется?

Игорь Калетник: Таможенный инспектор теперь не сможет безосновательно запрашивать дополнительные документы для подтверждения заявленной таможенной стоимости. Мы понимаем, что предоставление таких документов для декларанта сопровождается потерей времени и средств. Кроме того, это создавало лишние возможности для таможенника злоупотреблять своим служебным положением. Таможенный орган вправе запросить дополнительные документы только в случае выявления признаков подделки и несоответствий или если отсутствуют данные для применения выбранного метода, например, не указаны составляющие таможенной стоимости.

Многие иностранные инвесторы сталкивались с тем, что украинские компании — их официальные представители — были вынуждены подавать большое количество дополнительных документов. Таможня объясняла это якобы взаимозависимостью компаний, мол, импортная цена была занижена, «как для своих».

Игорь Калетник: Мы понимаем, что взаимозависимость компаний — это необходимый атрибут глобализации экономики и существования транснациональных корпораций. Но задача таможни в данном случае — не допустить импорта по демпинговым ценам и создания неравных конкурентных условий для других импортеров. В новом кодексе эта норма значительно демократизирована. Если ранее взаимозависимость компаний была обязательным основанием для запроса дополнительных документов, то теперь именно таможня должна доказать, что взаимозависимость повлияла на стоимость. При этом таможенник может запрашивать только три дополнительных документа: выписки из бухгалтерских или банковских документов, справочную информацию о стоимости идентичных либо аналогичных товаров в стране экспорта, а также расчет цены. Если таможня не может обосновать сомнения, это дает право применить первый метод, то есть оформить товар по заявленной цене.

Есть ли гарантии, что таможенная стоимость не будет необоснованно завышаться?

Игорь Калетник: Кодексом установлены четкие основания, по которым таможенный орган может принять решение о корректировке таможенной стоимости. Это касается случаев, когда неверно произведен расчет таможенной стоимости, не предоставлены основные документы, выбранный метод не соответствует условиям, которые определены кодексом, а также если поступила информация от таможен других стран о том, что заявленная таможенная стоимость является недостоверной. И кардинальное новшество: любое принятое решение о корректировке должно содержать четкое конкретное числовое значение таможенной стоимости.

Означает ли это, что теперь таможенник не сможет манипулировать импортной ценой?

Игорь Калетник: Манипуляции таможенной стоимостью — процесс обоюдный. С принятием нового Таможенного кодекса уйдут в небытие ситуации, когда декларант в сговоре с таможенником садятся вместе за компьютер и выбирают из базы данных таможенной системы «подходящую» стоимость. Таким образом, декларант должен заявить достоверную стоимость. То есть таможня должна четко объяснить, почему стоимость скорректирована, почему уровень цены именно такой, указать факторы, на основании которых таможня приняла данное решение.

Еще раз подчеркну: с 1 июня все получили равные стартовые возможности — каждый, кто хочет, может и умеет работать в правовом поле. И только от самих представителей бизнеса зависит развитие и процветание их деятельности.

Статьи по теме
Українців готують до нових тарифів
Українців готують до нових тарифів

Міністерство енергетики найближчим часом представить нову модель механізму спеціальних зобов'язань (ПСО) на ринку електроенергії, яким, в тому числі регулюються і тарифи для населення.
21.05.21 — 734

До питання щодо рівня державного стимулювання споживчого попиту
До питання щодо рівня державного стимулювання споживчого попиту

В Україні – найнижчий в Європі рівень державного стимулювання споживчого попиту. Питання фіскального стимулювання споживчого попиту активно дискутується в національному експертному середовищі.
17.05.21 — 4618

Статки найбагатших українців за рік зросли на 40% – Forbes
Статки найбагатших українців за рік зросли на 40% – Forbes

Сукупні статки ста найбагатших українців у 2021 році становлять 44,5 млрд доларів. За останній рік вони збільшилися на 42% (на 13,1 млрд доларів).
06.05.21 — 1979