Контракти.ua

467  —  24.01
Новый миропорядок: вызов 2022 года необычайно велик, но и возможности для Украины – огромны
Новый миропорядок: вызов 2022 года необычайно велик, но и возможности для Украины – огромны

Илья Куса: По итогам заявлений представителей РФ и США после встречи Сергея Лаврова и Энтони Блинкена я могу сделать несколько интересных выводов. Во-первых, уже которая встреча дипломатов двух стран доказывает, что никакого комплексного соглашения на базе требований РФ быть не может, тем более в виде формализованного договора. И не потому, что Запад никогда не сдаст Украину, нас любит, а с нами Бог, а скорее по трем причинам:

1. Требования РФ – это абсолютные условия, которые обычно выполняются лишь в ситуации сокрушительного военного поражения, когда победители навязывают их силой проигравшим. Очевидно, мы не в такой ситуации;

2. Для США выполнить эти требования – это не только подставить союзников, обрушив архитектуру безопасности, которую они выстраивали на протяжении более 70 лет, но и выстрелить себе в голову, сломав собственный идеологический и ценностный шаблон;

3. Любой договор, который бы закреплял сферы влияния двух сторон, невозможно гарантировать, поскольку он не может учесть все факторы, связанные с противодействием такому договору внутренних сил в странах-союзницах.

Тем не менее, марафон встреч между США и РФ на протяжении последних 2 месяцев однозначно показывает, что страны Запада готовы к прагматичному диалогу с Москвой, понимают ценность ограниченных и ситуативных договорённостей с РФ для решения других, более приоритетных задач, и готовы к незначительным и точечным уступкам, не связанным с теми, которые касаются их жизненно-важных интересов.

Некоторые темы, по которым возможен компромисс, стороны уже подсветили публично: неразвёртывание ударных систем вооружения вблизи своих границ, сокращение военных учений, нерасширение НАТО за счет Украины, подписание нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений, имплементация Минских соглашений.

Другие вопросы, которые для стран Запада кажутся неприемлемыми –их собственными "красными линиями" – были специально отделены в особо резком и бескомпромиссном тоне: вступление в НАТО Финляндии и Швеции, вывод войск НАТО из Болгарии и Румынии, отказ от принципов и положений соглашений ОБСЕ и решений 1997 года.

Я думаю, этим и объясняется диссонанс, который у нас возникает из-за заявлений Запада: одни кажутся мега-резкими и агрессивными, а другие – мягкими и неконфликтными.

После встречи Лаврова-Блинкена, я убеждаюсь, что цели РФ во всём этом замесе – не получить всё и сразу, заставляя Запад силой оружия выполнить то, что Кремль написал в «проекте договора о гарантиях безопасности».

В Москве прекрасно понимают, что эти требования невыполнимы сегодня и нереалистичны. Эта завышенная планка, скорее всего, имеет целью задать тон дискуссии, и дальше сторговаться на более скромных позициях.

Реальные цели России, как мне кажется, сводятся к четырем:

1. Вбить клин в отношения стран коллективного Запада, между США и ЕС и между странами Европы. Угроза вооруженной конфронтации с РФ заставляет разные страны Запада реагировать и взвешивать свои "за" и "против". Разумеется, у каждой страны свои интересы, определяющие степень их реакции, глубину возмущения и готовность к компромиссам. Кроме того, подобный вызов требует единства, а этого странам Евросоюза в последнее время всё сложнее достигать.

2. Максимально громко и публично форсировать дискурс о скором наступлении многополюсного мира, а значит о завершении эпохи игры по одним правилам, и начале периода, когда можно строить новые правила. Другими словами, своей эскалацией Россия доказывает реальность наступления нового миропорядка и стремится показать, что даже если договорённости не будут достигнуты, даже сами переговоры по ним уже стали возможными и не являются табу.

3. Продемонстрировать готовность и волю применить военную силу для обозначения своих "красных линий" на фоне постепенного ослабления своего влияния и сужения собственной геополитической периферии за последние 20 лет из-за давления внешних игроков, расширения НАТО, архаизации собственной политической и социальной системы, наступления нового технологического уклада, от которого РФ отстает.

4. Выйти на промежуточные, пусть и незначительные, договорённости с США, чтобы их затем продать внутренней аудитории и зафиксировать новый статус-кво на какое-то время, пока Россия переживает "смутное время" меж-системного перехода, и когда она окончательно определится со своей ролью в новом мировом порядке.

В каком-то смысле, первые две задачи РФ уже выполнила.

В странах Запада нет пока что согласованного плана действий на случай российского военного вторжения, в том числе относительно нового пакета санкций. Сюда же недавний скандал с заявлениями командующего ВМФ Германии.

Переговоры РФ и США уже показали, что мир не тот, каким был 30 лет назад, и региональный порядок в Европе (и в Евразии) изменился, став более рыхлым и поддающимся давлению, которое сейчас пытается продемонстрировать Москва.

Потенциальной разменной монетой во всех этих схемах – локальных, региональных и международных – выступает Украина. И здесь очень важно правильно оценивать ситуацию и принимать решения взвешенно и трезво. Очень важными становятся коммуникация с обществом и налаживание эффективной логистики.

Вызов 2022 года необычайно велик, но и возможности, которые открываются при должном реагировании на него – не менее огромны: право определить свою качественно новую роль в системе международных отношений и сформулировать функционал на мировой арене, которого у нас никогда четко не было на протяжении всех 30 лет независимости.

Автор: Илья Куса, эксперт по международной политике

Статьи по теме
"Демарш" президента Казахстана: зачем Токаев "оскорбил" Путина

Илья Куса: На самом деле, вполне ожидаемая реакция от президента, который хочет стать вторым Назарбаевым. Для этого ему нужен устойчивый имидж жесткого государственника, самостоятельного игрока и "нового лидера". Отсюда и заявления в Петербурге.
22.06 — 509

Чи є сенс переконувати російських родичів: дивимось соціологію
Чи є сенс переконувати російських родичів: дивимось соціологію

Тимофій Брик, соціолог: Інфоприводи несуться та змінюють один одного. На початку вторгнення, десь перший місяць, було багато медійних сюжетів про "родичів в росії". Наші журналісти, блогери, CNN телефонували в рф і слухали, що українці себе бомблять. Кацурін навіть зробив цілий проект "Папа поверь". Ну і родзинкою цього всього було, що умовні "російські родичі" не вірили навіть власним російським полоненим.
21.06 — 352

Чи може ця війна тривати роками і від чого це залежить
Чи може ця війна тривати роками і від чого це залежить

Володимир Даценко: Минулого тижня і Джонсон, і Столтенберг заявили, що російсько-українська війна може тривати роками. Обидва при цьому декларують, що світ має бути готовим підтримувати Україну так довго, як це буде потрібно. Поки що ці заяви не звучать як констатація факту, а скоріше як попередження, яке має розвіяти очікування найскорішого завершення війни. В західному суспільстві все ще дуже сильна ідея про те, що війну треба зупинити якомога швидше, незалежно від ціни такого миру. Багато хто в Україні також не вірить в швидкі сценарії. Але справа в тому, що тривалість війни залежить від багатьох факторів.
20.06 — 385