Контракты.ua

2807  —  14.06
На лице написано, или Мы все видим
На лице написано, или Мы все видим

Человек существо сложное и малопонятное даже самому себе, поэтому популярная игра в «срывание масок» и «обнаружение настоящего лица», конечно, связана с определенным упрощением. Ведь и лиц, причем вполне настоящих, как и масок, под которыми другие маски, у нас может быть великое множество. Тут впору задаться другим вопросом: а есть ли что-то вообще, кроме этих лиц-масок?

Весьма актуальный, между прочим вопрос, в контексте непрерывных политических разоблачений, которые составляют в значительной степени смысл общественной жизни Украины и не только Украины. Например, весь президентский срок Дональда Трампа был построен на сюжете разоблачения: «глубинного государства» и «глубинным государством». У нас продолжаются выяснения, затеянные в 2019 году, о подлинной сущности Порошенко и Зеленского, теперь еще и с добавлением Медведчука для пущего контраста. И по ходу нет-нет, да и запускается тезис о самоочевидности, за кем правда: «Ведь стоит только на него посмотреть!» Понятное дело, «он» у разных сторон свой, но при этом какая-то часть сторонников искренне недоумевает, как можно не видеть того, что буквально на лице написано.

Отрицать, что на лице что-то действительно написано, было бы странно, весь наш житейский опыт заставляет вглядываться в других и пытаться прочитать увиденное. От кого-то в результате отшатнуться, кому-то невольно улыбнуться. Ну, в конце концов, чтению этой важной книги мы начинаем учиться, еще пуская младенческие пузыри. А с возрастом, бывает, приходит навык скорочтения.

Китайцы, которые плотно работают с искусственным интеллектом и большими данными, попытались научить глубокую нейронную сеть распознавать граждан, склонных к правонарушениям. Когда-то тему внешних отличий преступников от законопослушных граждан продвигал криминолог Чезаре Ламброзо, но со временем ссылаться на него стало неприлично, как на всякое измерение черепов с целью доказать чью-то социальную неполноценность.

Между тем какое-то интуитивное подозрение, что людям свойственно более-менее различать опасных сородичей от других, оставалось, и в 2011 году это подтвердили знаменитые своим неуемным любопытством британские ученые. Эксперименты в Корнелльском университете показали, что лица преступников с уверенной статистической вероятностью вычленяются из общего массива изображений на фотографиях.

Их коллеги из Шанхайского университета использовали базу из почти двух тысяч паспортных фотографий мужчин, которые внешне не имели каких-то явных отличительных признаков: тату, шрамов или усов. Половина из них была преступниками, во всем спектре этого неблагородного дела, другая половина – представители самых разных профессий. Часть фото была использована в качестве материала для обучения нейросети, остальные предоставили в качестве теста. В 89,5% случаев искусственный мозг не ошибся.

Поскольку речь шла не о человеке, которому порой сложно рационально проанализировать свои выводы, а об искусственном интеллекте, удалось вычленить элементы, сыгравшие роль ключевых маркеров: изогнутость губ, расстояние между внутренними углами глаз и угол между условными линиями от кончика носа к углам губ. Однако усредненные портреты «типичного» преступника и приличного гражданина почти не отличались. Понятно, что машинная оценка совсем не приговор, и те самые 10% несовпадения имеют важное значение. Но в любом случае это дополнительное подтверждение того, что «на лице написано».

Конечно, несложно представить, как это обстоятельство может быть использовано государством-«Большим братом», но мы пока сосредоточимся на другом важном выводе: да, люди способны весьма точно судить по внешности о содержании друг друга. И политика тоже дает богатый материал для тренировки наших собственных нейросетей. Совсем нередко даже неискушенные избиратели не ошибаются, не заглядывая в программы, но всматриваясь в физиономии. Внешность политика имеет значение, еще какое.

За душевную красоту, что ли.

Налил и немедленно выпил – Леонид Швец