Контракты.ua

1979  —  01.03
Фейсбучья отрава, или Чокнуться можно
Фейсбучья отрава, или Чокнуться можно

Фейсбук и прочие социальные сети – это такое место встречи с соотечественниками и, шире, однопланетянами, с которыми бы иначе и не пересекся. Иногда это очень важная и приятная возможность, нередко – невыносимая неизбежность.

Пользователи худо-бедно и каждый на свой лад учатся отстраиваться и ограждаться от неприятных контактов, которые регулярно случаются. В большом количестве и неотфильтрованном качестве мы, люди, создаем весьма едкую среду, длительно пребывание в которой плохо сказывается на нервной системе и других жизненно важных системах. Неспровоцированная агрессия, умышленная или неосознання ложь, оскорбительный контент – этим добром заляпано все виртуальное пространство. И кому-то же это убирать.

В фейсбуке пару лет тому 7 500 специальных модераторов отсматривали около десяти миллионов потенциально неприемлемых постов в неделю. С тех пор число регулярных пользователей увеличилось примерно на миллиард, составив 2,5 млрд человек. Количество информационного мусора, которое они – мы – производим, уму непостижимо, и далеко не всегда это фотографии котиков, сэлфи или картинки художественно оформленного завтрака из йогурта и двух листиков салата. Случаются, например, репортажи с собственного самоубийства или другие шокирующие сцены насилия, которыми кто-то решил поделиться с остальным человечеством. Модераторы не выдерживают, у них просто едет крыша.

Сейчас Высокий суд в Дублине, где расположена европейская штаб-квартира Facebook, рассматривает иск трех десятков сотрудников, которые как раз отвечали за чистку контента. Они обвиняют компанию в том, что она не подготовила их и не защитила от негативного влияния токсичных материалов на психику. Дескать, они испытывают душевные травмы, пост-травматический синдром, депрессии, вспышки раздражения и разрывы социальных связей. Было также несколько попыток суицида. Попали под иск и кадровые агентства, через которые этих людей нанимали на работу, якобы вводя их в заблуждение.

Facebook в этой истории выглядит несколько по-дурацки, поскольку в прошлом году по подобному иску, который рассматривался Высшим судом штата Калифорния, компания уже выплатила 52 миллиона долларов своим модераторам. Тогда бучу подняла бывшая сотрудница Селена Скола, к которой присоединились другие пострадавшие. Из слушаний в Калифорнии стало, в частности, известно, что компания платила своим модераторам зарплату в 28 тысяч долларов.

После того дела Facebook заявил, что будет радикально изменена подготовка людей, которые задействованы в круглосуточной поддержке работы социальной платформы, что при отборе персонала будет учитываться наличие психологической устойчивости, а отобранные получат постоянный доступ к помощи профессиональных психологов. Но вот прошло совсем немного времени – и новый иск, теперь уже в Европе. Видно, меры или не были предприняты, или оказались совсем не убедительными. Придется компании снова раскошеливаться.

Facebook, конечно, не разорится, выручка за прошлый год компании Марка Цукерберга составила 86 миллиардов долларов, десяток миллионов туда-сюда, чтобы замять дело, – легкая пыль. Но информационная токсичность невиданных масштабов, поразившая соцсети, представляет собой действительно серьезный вызов, несущий как конкретные психологические последствия в каждом отдельном случае, так и политические неприятности, как мы уже имели возможность неоднократно убедиться.

Раньше игра на массовых эмоциях задействовала каналы, бившие по площадям – радио и телевидение. Теперь появилась возможность достучаться до каждого, используя индивидуальные аккаунты. Люди Цукерберга пытаются выявлять и блокировать такие попытки, но при некоторых частных успехах не обойти главную проблему: выделение значительных объемов информационных токсинов – неотъемлемое качество человеческих сообществ, и успех соцсетей во многом базируется на этом обстоятельстве.

Благодаря соцсетям мы увидели друг друга поближе, и увиденное не обрадовало. Некоторые тронулись. Но отказаться теперь от этой возможности – никак. Будем с этим жить. Выпьем, чтобы с новой социальностью справилось здоровье, на нее не рассчитанное.

Налил и немедленно выпил – Леонид Швец