Контракты.ua

2295  —  01.02
Они возвращаются, или Демократия, стой, раз-два!
Они возвращаются, или Демократия, стой, раз-два!

Даже интересно, насколько внимательно военные Мьянмы следили за перипетиями вокруг американских выборов и за кого болели. Просто не может быть, чтобы сетования сторонников Дональда Трампа на фальсификацию голосования и последующий штурм Капитолия прошли мимо них и не повлияли на решение убрать гражданских от власти в порядке «восстановления конституционной законности». Что оказалось не по плечу Трампу, легко удалось старшему генералу Мин Аунг Хлайну, здешнему главнокомандующему.

Парламентские выборы в Мьянме прошли почти одновременно с американскими: 8 ноября, неделю спустя после дня голосования в США. Национальная лига демократии (НЛД) победила безоговорочно, обеспечив себе 396 мест из 476-ти в обеих палатах парламента. Союз солидарности и развития (ССР), который поддерживали военные, получил только 33 места. Их это очень сильно обидело, тут-то и пошли разговоры о массовой фальсификации.

Демократия из Мьянмы, прямо скажем, так себе. Здесь долгие годы правила военная хунта, и с тех пор, как стали проводиться выборы, не особенно что-то поменялось. В 2010 году условия их проведения были таковы, что НЛД просто отказалась принимать в них участие, и подавляющее большинство получил ССР. Это при том, что 25% мест в обеих палатах гарантировано распределяется между военными, которых назначает главнокомандующий вооруженными силами.

В 2015 году НЛД победила, что позволило ей назначить свое правительство и президента. Неформальным лидером страны стала Аун Сан Су Чжи, которая при хунте 15 лет провела под домашним арестом. Путь в президенты ей был закрыт из-за мужа-иностранца и детей с чужим гражданством, потому ей достался пост министра иностранных дел и государственного советника – по объему полномочий приблизительно как у премьер-министра.

Аун Сан Су Чжи долгие годы олицетворяла борьбу народа Бирмы (Мьянмы) за демократию, у нее имеется Нобелевская премия за мир и большая популярность в стране и за рубежом за ее принципиальную позицию в долголетнем противостоянии хунте. При этом она дочь своего отца-генерала, национального героя, погибшего в 32 года, последовательная националистка. В стране с десятками народностей и множеством религий она представляет бирманское и буддистское большинство. Интересны меньшинств в лучшем случае игнорируются, как это было на выборах, в худшем, как происходит с мусульманами-рохинджа, дело доходит до самых настоящих геноцидных практик, с выжженными деревнями, массовыми убийствами, изнасилованиями и изгнанием за пределы государства. Беспределом занимаются военные, но символ борьбы за демократию и справедливость Аун Сан Су Чжи отнюдь не рвала и не метала из негодования. Сейчас она снова под арестом у тех же военных.

Конечно, это откат назад, и в Мьянме многие загрустили, что опять возвращается полновластие вояк. Но ведь, по большому счету, они никуда и не уходили, поэтому вернуться в прежней силе и беспардонности им было совсем несложно. Эта история очень напоминает все наши громоподобные майданные победы над супостатами, после которых супостаты легко возвращались, возвращали свое и с лихвой преумножали. Без институциональных предохранителей против реванша, на одной вере в гений и добрую волю распрекрасного лидера, пусть бы и с Нобелевской премией и международным авторитетом, демократия просто обречена, это только вопрос времени, когда ее неуверенные ростки затопчут сапоги или туфли из крокодиловой кожи.

За эти ростки и выпьем. И за их защищенность.

Налил и немедленно выпил – Леонид Швец