Контракты.ua

1232  —  25.01.19
От шапкокрадства до людоедства – на бориспольском экспрессе: кража как норма жизни
От шапкокрадства до людоедства – на бориспольском экспрессе: кража как норма жизни

История с шапками и конфетами в Давосе, если это конечно правда и страница автора не взломана – ярко демонстрирует не столько фантастическую глупость потенциальных избранников, сколько их фантастическое пренебрежение к избирателям.


Просто нужно понять, что подобный подход ко всему чужому в чиновничьей среде считается абсолютно естественным. В том и заключается вся суть профессии: садиться на потоки, постепенно вводя в схему свою кумовскую вертикаль, пилить землю и недвижимость, получать откаты, создавать своим льготы и преференции. И если можно так, то почему нельзя спиздить пару шапок? Или пару пачек конфет? Почему нельзя складывать в пакеты еду со шведского завтрака, засовывать в сумку баночки с шампунем из тележки горничной в коридоре отеля, сцеживать бензин с ведомственного автомобиля? Можно же. Если воровство в особо крупных масштабах прокатывает как каток по убитой дороге, то воровство в особо мелких масштабах пролетает как бориспольский экспресс.
В сущности, то что происходит с накануне выборов в нашей стране – всё больше напоминает технологию влияния на общественное мнение, который описал американский социолог Джозеф Овертон. Эту концепцию впоследствии назвали Окном Овертона. Вкратце – это о наличии рамок допустимого спектра мнений в публичных высказываниях с точки зрения общественной морали. Или как путём нехитрых манипуляций общественным мнением, можно приучить общество к мысли, что людоедство – это норма. Собственно на базе этой технологии и строится большинство предвыборных программ наших кандидатов, которые используют СМИ и социальные сети в качестве транспорта. Мы же с вами таким образом вступаем в следующую фазу Окна Овертона, в котором радикальное становится приемлемым, а немыслимое – радикальным.
Так вот, воровство шапок – это естественный процесс, в то время как последующее бахвальство этим позорным случаем – ничто иное, как попытка оправдать людоедство, используя для этого манипуляции общественным мнением. Потому что там, где воровство и кидалово – это норма, нет и не может быть претензий к тому, кто ворует шапки и конфеты. Бесплатно же, что вы как дети. Помните, совсем недавно всерьёз обсуждалась мысль о том, что вообще-то коррупция необходима украинскому государству, ибо без неё государство остановится. Вы думаете, что-то изменилось? Я думаю, не изменилось.
Так как всё-таки на это реагируют избиратели? К сожалению никак. Избиратели не мы, мои дорогие друзья, ибо нас с вами – микроскопическое меньшинство. Избиратели это народ. Который, в основной своей массе не сидит в социальных сетях, не мыслит глубоко и заходя в сеть, читает исключительно заголовки. А для него Давос, собственно как и всё остальное, происходящее там – вполне достойная картина мира, в которой:
1. Украина всё также как и раньше является восходящей звездой;
2. Правительство старается, результаты есть и совсем скоро наступит хорошо, и
3. Людоедство – это не так плохо, если взглянуть на это с другой точки зрения. В конце концов жрать же чёто надо.
Автор: Илья Кенигштейн, предприниматель, блогер

Статьи по теме
Финны и шведы хотят в НАТО, но Турция против. Чего добивается Эрдоган?
Финны и шведы хотят в НАТО, но Турция против. Чего добивается Эрдоган?

Илья Куса: В общем, история с Турцией и её "вето" на вступление в НАТО Швеции и Финляндии проясняется. План "максимум" для Анкары не ограничивается только лишь претензиями к Стокгольму и Хельсинки, и выглядит следующим образом:
18.05 — 363

Контекст изменился: война с Россией становится затяжной. Два базовых условия для переговоров
Контекст изменился: война с Россией становится затяжной. Два базовых условия для переговоров

Юрий Романенко: Дмитрий Кулеба заявил, что Украина будет настаивать на возврате всей территории, которую оккупировала Россия. Это важное изменение акцентов Украиной, поскольку до этого Украина была готова вести переговоры с Россией относительно компромиссного варианта выхода из войны.
11.05 — 593

Мы вошли в новую фазу – «жизнь после 9 мая»: о задачах третьего этапа войны
Мы вошли в новую фазу – «жизнь после 9 мая»: о задачах третьего этапа войны

Алексей Копытько: Жизнь после 9 мая. В чём суть момента? В конце февраля – начале марта завершилась первая условная фаза войны. На этот период у россиян и западных партнёров были ожидания (что Украина падёт). Ожидания не оправдались. Началась вторая условная фаза – «до 9 мая», когда были сформулированы новые ожидания: Россия добьётся какого-то результата, после чего возможны некие переговоры и какой-то путь к снижению эскалации и договорённостям. Опять не оправдалось. Путин не смог предъявить россиянам вообще ничего.
10.05 — 389