Контракти.ua

1489  —  01.06.18
Покушение и воскрешение: какими могут быть цели и последствия «дела Бабченко»
Покушение и воскрешение: какими могут быть цели и последствия «дела Бабченко»

Спецоперация по «убийству» и «воскрешению» Аркадия Бабченко – первый пример такого рода и уровня в Украине, да и в целом на территории постсоветских государств, «богатых» спецслужбистскими практиками. Задекларировав вступление в «бой» с ФСБ (и нынешней Россией в целом) с такой эффектной «подачи», наши силовики оказываются лицом к лицу с монстром, бесконтрольно владеющим Россией, распустившим щупальца по всему миру, и уверенном в своей безнаказанности и всемогуществе. Все ли они просчитали, и готовы ли победить в этой более чем опасной игре? Или же произошедшая инсценировка преследует совсем иные цели? Контракты.uа разбирались в ситуации.

«Вилка недоверия» для украинских спецслужб и государства

Беспрецедентность истории с Аркадием Бабченко очевидна. В первую очередь, с учетом такого высокого международного резонанса, и, тем более, с учетом того, что такие операции в странах Запада (во всяком случае, с подобной степенью публичной огласки) давно не проводились. И уже тем более не привычна к ним оказалась Украина. Многочисленные удачные покушения последних лет на самых различных деятелей сделали привычной картину тотальной «зрады», в которых ФСБ начинала, и неизменно выигрывала. А к пресс-конференциям глав СБУ и Генпрокуратуры, выступавшим с заявлениями о раскрытии убийств тех же Дениса Вороненкова или Александра Хараберюша, доверие было невысокое.

Убийство полковника СБУ Хараберюша объявлено раскрытым. Одно из немногих...

Во всех предыдущих случаях с заказными убийствами украинские силовые структуры оказывались в своеобразной «вилке» недоверия общественности: с одной стороны, им вменялось в вину, что они не предотвратили эти преступления, с другой – озвученные ими результаты расследований априори подвергались сомнению: мол, пока за руку не будет схвачен лично Путин, верить нашим спецслужбистам нельзя. Дескать, они все равно слабо работают, ни на что не способны, представленные ими версии сомнительны и направлены лишь на оправдание собственной беспомощности и т.п.

«В Украине - тотальное недоверие к власти, и отсюда - к спецслужбам: чтобы они не сделали, они будут неправы просто потому, что представляют это государство и эту власть», - указывает директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко.

Таким образом, от очередной пресс-конференции главы СБУ по поводу покушения на Аркадия Бабченко никто не ждал сенсаций. Ждали, видимо, дежурных уверений в том, что «все меры приняты», и таких же дежурных обвинений в адрес РФ. Но «воскрешение» Бабченко ставит теперь вопросы иного рода. О том, действительно ли нашим силовикам удалось – впервые – переиграть Путина. И о том, как может развиваться ситуация дальше, и кем она будет использована.

«Короткая» рука Москвы и «длинная» реакция Запада

Покушение на Бабченко вполне вписывалось в российскую практику уничтожения «нацпредателей» в Украине, и дискредитации нашей страны как государства с низким уровнем безопасности. Ничего нелогичного в этом нет. Тем более, если покушение планировалось, как заявил сам Бабченко, во время финала Лиги Чемпионов в Киеве, когда Россия запускала информацию об ужасах, которые ожидают фанатов и футболистов в Украине, и о том, что сам финал будет провальным по числу участников.

Интересней и показательней отметить другое: менее чем за сутки соболезнования по поводу гибели в Украине очередного журналиста выразили несколько десятков политиков зарубежных стран и представители иных международных организаций. Не почувствуют ли они себя теперь обманутыми? Ведь для западных политиков оказаться, пусть невольно, участниками спецопераций, да еще и чужих государств, означает бросить тень на собственную компетенцию.

Мнимую смерть Бабченко оплакивали тысячи людей как в Украине, так и за рубежом

«Президент и его верные силовики, вкупе с Генпрокурором, задумывая эту комбинацию, видимо, забыли, что живут в государстве, к которому приковано много внимания международного сообщества, - отмечает Виктор Небоженко,Планировали, судя по всему, локальную полицейскую двухходовку, а масштаб огласки получился глобальный: после того, как пошли соболезнования уже от федерального президента Германии и лиц аналогичного уровня, после огласки в ООН, пришлось срочно выводить Бабченко на свет Божий, и признаваться в том, что имела место спецоперация».

Еще более радикально высказывается по этому поводу директор Украинского института анализа и менеджмента Руслан Бортник. «Репутация наших силовых органов после этой «мутной» истории окончательно умерла. Спасение Бабченко – на самом деле, Пиррова победа. Достаточно посмотреть реакцию западной прессы – она к нам более чем критична. Более того, теперь Запад начал подозревать украинскую власть в сознательной манипуляции общественным мнением. Наших международных партнеров, уважаемых людей, использовали «втемную» - и это очень негативно скажется на и без того не лучшем имидже Украины».

«Международная амнистия» возмущена действиями СБУ, и Украины в целом

Отметим в связи с этим, что такая организация, как «Международная амнистия», которая ранее выражала возмущение арестом главы РИА «Новости» Кирилла Вышинского, оказалась одним из самых серьезных критиков украинского государства в деле Бабченко, в т.ч. и после его «воскрешения». В аналогичном духе высказались и «Репортеры без границ», и ОБСЕ – словом, все те институции, которые стоят на страже безусловного либерально-демократического видения прав и свобод, вне зависимости от контекста конкретной ситуации.

Силовики идут ва-банк

После каждого политического убийства в общественном мнении Украины начинали соревноваться две тенденции. Сторонники одной требовали публичного покаяния от Грицака, Луценко, Авакова, их немедленного увольнения, новой и тотальной люстрации всех силовых структур, а также заявляли о необходимости вооружения каждого гражданина и придания законного статуса парамилитарным организациям, которые, дескать, в такой ситуации только и могут защитить людей. Вторая тенденция выражалась в требовании дать силовикам еще больше полномочий, и, по сути, сводилась к узакониванию полицейского государства.

После ситуации с Бабченко обе идеи временно теряют актуальность. Если спецслужбы у нас – пусть и впервые – показали свою эффективность, то дополнительных полномочий им не нужно. Равно как и не нужно их разгонять, увольнять все начальство и раздавать оружие населению. Но если второй эффект мог быть просчитан руководством силовых органов как одно из следствий инсценировки с Бабченко, то просчитали ли они, что требование исключительных полномочий тем самым также нивелируется?

Разогнать всех или дать еще больше полномочий?

Впрочем, президент, похоже, никаких дополнительных прав им давать и не собирался. Глава СБУ и так позиционирует себя как «слуга государев», и похоже, именно продолжение своего нахождения на должности его интересует более всего. Усиливать Авакова Порошенко не собирается, а Луценко и так имеет все возможные права, при этом работая еще и главной «пиар-головой» власти, принимая на себя большую дозу негатива.

Кроме того, делом Бабченко можно достичь и эффекта, прямо противоположного желаемому – еще большей потери доверия к СБУ, ГПУ и всем силовым органам Украины со стороны общества. Неподготовленная к такому шоку общественность теперь не будет доверять ни одной из интерпретаций даже таких однозначных событий, как убийства и теракты. Эти события неизбежно станут объектами «фактчекинга», и будут рассматриваться через призму вопроса: «А не обманывают ли нас?», - пусть даже и в благородных целях.

«Если завтра произойдет что-то нехорошие с любым более-менее известным политиком, журналистом, блогером, люди уже не будут в это верить, - указывает Виктор Небоженко, - Отныне силовые структуры точно не могут соответствовать понятию «компетентные органы». Нет у нас таких органов – есть трюкачи, чьи методы публике не понятны, и подчас неприемлемы».

Задержание Бориса Германа, которого СБУ назвала организатором покушения на Бабченко

Теперь все зависит от тех данных, которые будут выявлены в ходе следствия, и предоставлены как украинской общественности, так и международному сообществу. Потому что версия о «долгих руках» Кремля, убивающего своих противников и критиков по всему миру, в т.ч. аккурат к заседанию Совбеза ООН, на котором обсуждалось дело сбитого «Боинга», действительно четко работала против России – но вплоть до момента «воскрешения» Бабченко.

Теперь же к работе украинских спецслужб и следственных органов будет еще больше внимания: те же западные политики и организации, вовлеченные в скандал, будут уже не с традиционной «глубокой озабоченностью» наблюдать за расследованием, а требовать самых актуальных, «бронебойных», доказательств. И если доказательства «застрянут» на уровне организатора или посредника, то может появиться повод обвинить украинские спецслужбы в том, что они снова не дошли до самых главных заказчиков.

Во всем ли виноват Путин? Теперь у многих могут появиться сомнения

«Для СБУ и ГПУ должно быть принципиально важно, чтобы доказать озвученные разоблачения максимально эффективно и убедительно именно для западных наблюдателей, с их очень высокими стандартами объективности и толерантности, - указывает глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко, - Если мы хотим сохранить после случившегося имидж в глазах мирового сообщества, то нам лучше работать по понятным ему стандартам. Убедить Запад смогут только реальные факты – как было в деле того же «Боинга»: его, казалось бы, неприлично долго расследовали, зато теперь очевидный вывод налицо, и преступник в лице российского государства назван».

Потому следствие по делу о покушении на Бабченко должно быть максимально открытым, а ссылок на «тайну следствия» - максимально мало. Конечно, если наши силовые структуры заинтересованы в улучшении своего имиджа в глазах украинцев и западных партнеров Украины, а не в глазах президента, и не действуют только ради рискованной игры «бодания с ФСБ». Тем более, что у соседей слишком много ресурсов, чтобы выиграть это соревнование, даже получив временный нокаут.

Василий Грицак показывает журналистам, что информации больше не будет. Тайна следствия

А вот Руслан Бортник, к примеру, уверен, что дело вообще не получит какого-то резонанса, и со временем о нем забудут. «Эту историю, как обычно в Украине, спустят на тормозах, и весь пар уйдет в свисток. Никакого громкого процесса мы не увидим, зато Грицак и Луценко повесят сами себе медали «за красоту игры», - считает он.

Луценко против «зрадофилов»

Особо стоит остановиться на показательном поведении Юрия Луценко на пресс-конференции 30 мая, который начал в обвинительном тоне приводить цитаты политиков и блогеров, упрекавших украинское руководство в неспособности противостоять валу политических убийств в Украине, и вообще выстоять в «гибридной войне». Михаил Саакашвили, Егор Соболев, Семен Семенченко – все эти оппозиционеры, еще недавно стоявшие лагерем под Верховной Радой, явно не дают покоя ни Луценко, ни Порошенко (а Валентин Наливайченко, также упомянутый в «списке Луценко», судя по всему, еще и Грицаку). Агрессивное выступление Генпрокурора выглядит как очередная попытка дискредитировать лидеров протестного движения, показав их «российскими консервами», «зрадофилами» и просто неадекватами. И это первая тревожная тенденция, которая заметна по поведению силовых структур в деле Бабченко.

Юрий Луценко в привычной роли обличителя

«Поведение Генпрокурора совершенно неприемлемо, и даже низко. Он пришел на пресс-конференцию не с информацией о деле Бабченко, а с распечатками о том, кто и как именовал украинскую власть за эти сутки, - указывает Руслан Бортник, - То есть, за то, что люди были сознательно обмануты, им же еще и предъявляют обвинения в неблагодарности и работе на врага. Так резонно задаться вопросом – а чьих рук дело вообще вся эта история? Не является ли ее целью отвлечение внимания от таких скандальных вещей, как, например, назначение главой «Нафтогаза» Коболевым себе чудовищных по размеру премий, а заодно и циничное издевательство над оппозицией?»

Версию о том, что все случившееся выгодно именно Луценко, отстаивает политический аналитик Петр Олищук. «Это пиар-операция в духе и стиле нынешнего Генпрокурора. Вообще, вся его деятельность – это непрерывный пиар, - указывает он, - Давайте посмотрим, чем «отличилась» ГПУ в последнее время. Вот, например, подали в суд на облгазы по поводу якобы недополученной выгоды от аренды газораспределительных станций. Да только если этот дело дойдет до суда, платить облгазы будут только за счет повышения тарифов – т.е. за счет нас с вами. Думается, дело тут в том, чтобы найти повод для повышения тарифов «по-тихому». Можно вспомнить и недавнюю историю с инициативой о снятии депутатской неприкосновенности с некоторых нардепов Оппозиционного блока - эти подозрения так прописаны, что вряд ли у них может быть реальная судебная перспектива».

Пока что, судя по всему, президент Украины доволен тем, как развивается ситуация

Другие «мишени» дела Бабченко

Еще одна тревожная тенденция – подчеркнутое упоминание о том, что исполнителем покушения на Бабченко был бывший АТОшник. Да, по словам главы СБУ, этот АТОшник решил сотрудничать с украинскими силовиками, тем самым сделав возможной спецоперацию, но вот сам факт подчеркивания того, что именно участник АТО является исполнителем заказа на убийство (вспомним в этой связи также случай с Вороненковым), может говорить о тенденции выставить ветеранов как потенциальную среду для преступников, террористов и киллеров, нуждающуюся в «зачистке». И вот под этим предлогом силовики как раз могут потребовать – наверняка неофициально – новых полномочий от президента по расширению присутствия своих агентов в ветеранских организациях, и вообще в дискредитации участников АТО в глазах остальной общественности.

Наконец, «смерть и воскрешение» Бабченко могут только раззадорить российские спецслужбы, которые теперь любой ценой захотят достать если не его, то других знаковых эмигрантов, и не только их. Мишенями могут стать и украинские политики. Впрочем, на пресс-конференции уже было озвучено, что организатор убийства планировал устранение 30 человек, а заказ на Бабченко был пробным.

Борис Герман, исполнительный директор СП "Шмайсер", уже арестован - с подачи СБУ

Даже если это и «превентивный удар» со стороны СБУ, и всего лишь повод выдать «нужным» людям усиленную охрану, то все равно новый виток дуэли спецслужб России и Украины можно читать открытым – слишком уж неожиданно и демонстративно «щелкнули по носу» российское руководство. Так что уровень безопасности и комфорта как для политэмигрантов из РФ, так и для украинских деятелей вряд ли станет более высоким. Скорее, наоборот - империя явно нанесет ответный удар, даже если не планировала этот.

Именно потому мы выходим на более высокий уровень противостояния с РФ. Ставки растут, и роль игр спецслужб в этом противостоянии также растет. Мы приближаемся к предвыборному сезону, а после окончания футбольных матчей в России вряд ли что будет сдерживать тамошних спецслужбистов от соблюдения минимальных репутационных приличий. Сможем ли противостоять новым терактам, убийствам и провокациям, которые, очевидно, будут продолжаться, и могут даже усилиться? Случай с Бабченко показал, что, как минимум, иногда наши силовики научились играть в блестящие тактические игры. Но смогут ли они также успешно и долго сыграть в стратегические?

Павел Серов

Статьи по теме
Резерв+ замість ТЦК. Як працює новий додаток для військовозобов'язаних
Резерв+ замість ТЦК. Як працює новий додаток для військовозобов'язаних

Для українських військовозобов'язаних запустили новий додаток "Резерв+". З його допомогою можна дистанційно уточнити облікові дані у територіальному центрі комплектування (ТЦК).
вчера, 08:50 — 310

НАТО розглядає відправку військ в Україну, але не для участі в боях, - NYT
НАТО розглядає відправку військ в Україну, але не для участі в боях, - NYT

Союзники по НАТО поступово наближаються до рішення відправити в Україну свої війська. Їх використовуватимуть для навчання українських сил.
18.05 — 326

Чи вплине зустріч Путіна і Сі на позицію України щодо перемовин: у НАТО зробили жорстку заяву
Чи вплине зустріч Путіна і Сі на позицію України щодо перемовин: у НАТО зробили жорстку заяву

Росія не має стратегічних успіхів на фронті, тому Київ не має підстав змінювати свою позицію щодо переговорів з Москвою.
18.05 — 155