Контракти.ua

1892  —  18.11.17
Польское «обострение»: теряем ли мы дружбу Варшавы?
Польское «обострение»: теряем ли мы дружбу Варшавы?

Почти 60-тысячный марш правых, прошедший 11 ноября в Варшаве, стал на данный момент апофеозом возродившегося польского национализма. Правые популисты в лице партии PiS («Право и Справедливость») уверенно ведут Польшу по дороге, которая, не будь ограничений, накладываемых членством в ЕС и НАТО, уже могла бы привести к территориальным претензиям в отношении соседей. При этом основной мишенью польской власти стала Украина – во всяком случае, именно на нее направлено больше всего обвинений и претензий со стороны официальных лиц Варшавы. Наша страна пытается отвечать в аналогичном тоне, чем еще больше «возбуждает» польских правых. Ситуацию решили разрулить президенты Петр Порошенко и Анджей Дуда, причем по инициативе украинской стороны. Тем временем в ЕС нарастает раздражение слишком уж «развернувшим крылья» польским орлом. Контракты.ua решили разобраться в том, теряем ли мы Польшу, и что нам нужно делать, чтобы не лишиться главного восточноевропейского союзника, с которым нас связывает огромное количество совместных побед, бед и обид.

Что происходит?

С момента прихода в Польше партии «Право и Справедливость», возглавляемой Ярославом Качинским, братом погибшего в 2010 году президента Польши Леха Качинского, националистическая риторика Варшавы начала расцветать в геометрической прогрессии. С 2016 года польские заявления по поводу украинской политики памяти, героизации УПА, роли Степан Бандеры, Романа Шухевича и иных украинских борцов за независимость и вовсе стали перманентным явлением. Тогда же начались регулярные акты вандализма по отношению к памятникам на захоронениях воинов УПА в Польше и украинским дипломатическим учреждениям, а в польских городах проходили манифестации с антиукраинскими лозунгами.

Настроения радикальных правых подогреваются фактическим попустительством, а то и поощрением со стороны властей. Правда, ксенофобские и хулиганские выходки в Польше участились и в отношении и россиян, и немцев, и даже вьетнамской диаспоры. Но украинцы стали излюбленной мишенью как молодчиков, «отрывающихся» на заробитчанах и туристах, так и политической элиты, раз за разом делающей скандальные заявления.

И хотя еще год назад, в октябре 2016 года, польский Сейм и Верховная Рада Украины приняли совместную Декларацию памяти и примирения, которая должна была положить конец историческим спорам, ожидаемого улучшения отношений не произошло.

За три последних года в Польше осквернили или уничтожили 15 украинских памятников, причем ни один после этого не был восстановлен. Такие подсчеты сделал в мае 2017-го Украинский институт национальной памяти, возглавляемый Владимиром Вятровичем. В то же время в Украине с 2015 года повредили лишь четыре польских памятника, но все были восстановлены за средства украинской стороны.

Глашатаем антиукраинских заявлений стал глава МИД Польши Витольд Ващиковский. Так, летом этого года он заявил, что Варшава будет против интеграции Украины в ЕС до тех пор, пока между двумя странами не разрешатся исторические споры и вопросы польского меньшинства. «Наше послание очень четкое: с Бандерой в Европу вы не попадете», - заявил он.

А первая половина ноября и вовсе стала бенефисом не только Ващиковского, но и иных представителей польского МИДа, и политикума в целом – вплоть до президента страны. 2 ноября главный польский дипломат заявил, что Польша намерена запустить процедуру, запрещающую въезд в страну украинцам, демонстрирующим антипольские взгляды. СМИ по обе стороны Сяна сразу же сочли, что речь идет в Владимире Вятровиче. Но сам Ващиковский не подтвердил, что имеется в виду эта, или какая-либо другая, фамилия.

(Впрочем, уже 19 ноября первый фигурант списка стал известен: в Польшу не пустили ответственного секретаря Государственной межведомственной комиссии по делам увековечения памяти участников антитеррористической операции, жертв войны и политических репрессий Святослава Шеремету).

Однако вышеупомянутыми заявлениями глава польского МИД в начале ноября не ограничился. Пребывая по Львове, он совершил демарш, показательно развернувшись перед входом в музей «Тюрьма на Лонцкого», посвященный памяти жертв политических репрессией польского, немецкого и советского режима во Львове. Ващиковскому не понравилась оценка украинской стороной событий 1918-1939 года в Галичине и на Волыни как польской оккупации этих регионов.

В те же дни скандальное заявление сделал и польский вице-консул во Львове Марек Запур, заявивший на круглом столе в Ровно, что Львов в 1918 году был польским городом, и говорить о какой-либо оккупации Польшей Галичины неуместно.

Высказался по поводу внутренней политики Украины и президент Польши Анджей Дуда. «Я не соглашусь с тем, чтобы люди, которые занимают руководящие должности на Украине, проповедовали взгляды, которые де-факто являются антипольскими», - заявил он 10 ноября в интервью польскому изданию «Nasz Dziennik». Имена украинских чиновников, неприемлемых для Дуды, он не уточнил.

Тем временем подоспел 99-летний юбилей независимости Польши. 11 ноября в Варшаве прошел беспрецедентный по размаху митинг правых и ультпраправых. Картинки с огненного шествия в Варшаве, сопровождавшегося лозунгами типа «Христос – наш царь!», «Европа будет белой или безлюдной!» поразили вечно толерантный Брюссель, и без того не знающий, что делать с поднимающей голову в практически всех европейских странах волной националистических настроений.

Характерно, что в шествии отметились не только «отдельные группы радикалов», но и набравшие силу партии «Национально-радикальный лагерь», «Национальное движение» и организация «Всепольская молодежь», Кроме того, в мероприятии принимал активное участие заместитель председателя партии «Йоббик» – наиболее ксенофобской политической организации Венгрии. Маршировали и экстремисты из Италии, Швеции, Венгрии, Словакии, Великобритании и других стран. Одним из главных мотивов митинга стал именно антиевропеизм, недовольство ЕС. А угрозы типа «смерть врагам» относились и к Украине.

Либеральные СМИ Польши, включая популярное издание Gazeta Wyborcza, испуганные масштабом акции, заявили, что это событие манифестировало «фашистскую» метаморфозу общественной жизни Польши под руководством PiS, и подчеркнули, что партия Качинского уже не раз была подвергнута критике со стороны ЕС за авторитарные реформы, в частности, реформу судопроизводства, и консервативную социальную политику.

Евросоюз наносит ответный удар

Долго ждать реакции от Евросоюза на эти «художества» Варшаве не пришлось. 15 ноября Европарламент принял критическую резолюцию в отношении Польши. Документ рекомендует запустить процедуру применения санкций против страны.

За одобрение резолюции высказалось 438 депутатов. В нем ЕП призвал правительство Польши уважать верховенство права и основополагающие права, закрепленные в договорах, и резко раскритиковал ухудшение соблюдения норм Евросоюза.

«Сегодняшняя ситуация в Польше создает явный риск серьезного нарушения европейских ценностей», – сказано в документе. Варшаву призвали не вводить в действие новые законы касательно судопроизводства, пока не будут гарантированы принципы независимости судов, и потребовали срблюдать рекомендации Еврокомиссии и Венецианской комиссии. (Интересно, что заодно Европарламент напомнил Польше, что та не выполняет требования суда ЕС относительно немедленного прекращения вырубки леса в Беловежской пуще).

Впрочем, значительная часть электората PiS давно и искренне хочет «послать» все европейские рекомендации, и призывает своих вождей максимально игнорировать брюссельских бюрократов.

«У Польши уже наметились проблемы с ЕС, который обвиняет Варшаву в недемократичности. Последние события, и особенно марш правых, очень сильно напугали Брюссель. Причем было понятно, что подобная реакция будет очевидным результатом на поведение правящей польской партии, утрачивающей, похоже, связь с реальностью», - отметил в связи с этим директор компании стратегического консалтинга «Berta Communications» Тарас Березовец.

«Вишенкой на торте» для Польши была припасена в конце резолюции: Европарламент осудил «ксенофобский и расистский марш» в польской столице. Депутаты призвали Варшаву уважать право на свободу собраний (согласно одному из недавно принятых Сеймом законов, приоритет в проведении митингов и прочих акций отдается представителям власти и церкви), и заявили, что инициируют собственную процедуру по запуску статьи 7 договора о ЕС, предусматривающей введение санкций.

Таким образом, принятие резолюции запускает процедуру внесения предложения в Совет ЕС относительно признания угрозы верховенству права в Польше. Затем Совет ЕС должен будет проголосовать за предложение большинством голосов 22 государств. В итоге, Польшу могут лишить права голоса в Совете.

Если Европарламент действительно готов довести «воспитание» Польши до логического завершения, то это будет первой и пока беспрецедентной подобной акцией в европейской практике. Отметим, что ранее была попытка применить соответствующее положение договора о ЕС в отношении Венгрии, однако тогда предложение было, фактически, остановлено на уровне как раз Совета ЕС.

«С учетом общего поворота Европы к национализму, Евросоюз испытывает поэтому уже не «глубокую озабоченность», а реальное беспокойство. В свое время французский президент Миттеран сказал, что национализм всегда несет войну. Поверьте, если бы не было сдерживающих узд ЕС, неизвестно, на что могли бы пойти поляки с их нынешним настроением», - указывает политолог и политтехнолог Алексей Якубин.

В Варшаве, несмотря на гоноровые заявления о том, что резолюция ЕС ни к чему Польшу не обязывает, тем не менее, несколько подкорректировали тон. В отношении Украины тот же Витольд Ващиковский заговорил уже в более примирительном ключе. «В политической, военной, дипломатической, экономической плоскости ничего не изменилось. Мы и в дальнейшем поддерживаем позицию Украины, поддерживаем санкции против России, не принимаем аннексию Крыма, действия сепаратистов на Донбассе, российское давление на Украину», – сказал он.

Однако, Ващиковский тут же подчеркнул, что есть «краткий перечень двусторонних дел, которые годами оставались нерешенными», поскольку «украинцы или не хотят их решать, или ухудшают ситуацию». «Если вы и в дальнейшем рассчитываете на нашу поддержку, сделайте какой-то жест в ответ», – призвал глава польского МИД, назвав следующие пункты разногласий: превращенные в концертные залы костелы во Львове, запрет эксгумации останков польских солдат Армии Крайовой на территории Украины, упоминание о факте польской оккупации в музеях и на памятниках, и оценка действий УПА.

Таким образом, он четко обозначил темы, на которых партия PiS «стояла и стоять будет» в отношениях с Украиной. Можно ли вообще рассчитывать на понимание польской стороны при таком раскладе событий?

Польша против всех

За последний год польское правительство умудрилось вызвать недовольство не только в Украине и в ЕС. Претензии предъявлялись и Литве (вопрос о «польском Вильно» и изображении святыни «Острой Брамы» на страницах польского загранпаспорта), и Германии (вопрос о репарациях за события Второй Мировой войны). Но при этом показательно, что и литовские, и немецкий «вопросы» быстро отошли на второй план, и о них политики и СМИ Польши на данный момент особо не вспоминают.

Что касается отношений Польши с Россией, то камнем преткновения остается вопрос об обстоятельствах гибели президента Леха Качинского, брат которого, Ярослав (на фото ниже - в центре, фото с партийного митинга PiS), ныне является лицом, фактически определяющим политический курс Польши.

Потому говорить о том, что польские правые ссорятся с Украиной по указке Москвы, является преувеличением. Естественно, антиукраинская риторика Варшавы играет на руку Кремлю. Но от России поляки также требуют миллиардных компенсаций за ущерб, причиненный советской оккупацией, а заодно за Катынский расстрел и прочие преступления коммунистов. От Украины денег не требуют, ибо понимают – даже в теории, заплатить будет нечем. В отношении нас взята иная линия – поучения с позиции старшего партнера.

Украина, с точки зрения тамошних правых популистов, является просто идеальной мишенью для подобных «упражнений». При этом польская власть проявляет вполне циничный прагматизм, расширяя возможности для трудоустройства украинцев. Хотя в той же PiS таким решениям рады далеко не все.

И это - очень важный момент. Польша действительно заинтересована в украинцах – в противовес беженцам из мусульманских стран, которых она отказалась принимать, несмотря на откровенное недовольство Евросоюза. А все возрастающая готовность наших граждан работать в Польше подогревает у Варшавы «чувство собственной значимости», возрождает комплексы и воззрения, восходящие к временам до 1939 года, и даже к более ранним. В нынешних правящих кругах, похоже, судят так: если Украина «вернулась на Запад», а Польша объективно стала для нее воротами в западный мир, то теперь именно Варшава решила перехватить у Москвы инициативу и долг поучать Киев, как нужно любить родину, и каких героев почитать.

Что делать Украине?

Большинство экспертов считает, что обеим сторонам следует поставить на паузу вопросы обсуждения исторического пошлого, и сосредоточиться на выработке общей стратегии на будущее. Стратегии, исходящей из нашего извечного соседства и наличия общего врага – России, принесшей много бед обоим народам.

«Украине следует реагировать только тогда, когда польской стороной будут предприняты действительно значимые шаги – к примеру, реально введен в действие черный список чиновников и политиков, которым запрещено пребывание в Польше, или всерьез поднята тема реституции польской собственности. Тогда мы должны будем дать адекватный ответ, напомнив им, для начала, о преступлениях, совершенных в рамках операции «Висла». Пока же наша реакция напоминает рефлекторную реакцию на раздражитель, и не более того», - считает Тарас Березовец.

Директор Украинского института анализа и менеджмента Руслан Бортник уверен, что разруливание ситуации уже невозможно без прямого диалога президентов Украины и Польши. «Единственным выходом я вижу соглашение, видимо, уже на уровне президентов: политики не комментируют вопросы истории. Пусть этим занимается историко-экспертное сообщество, причем именно историки, работающие с архивами, а не политически ангажированные активисты и манипуляторы», - указывает он.

Украине следует четко понимать, какими методами можно воздействовать на Польшу. И эти методы – отнюдь не запреты на эксгумацию останков солдат Армии Крайовой. Это все – частные моменты. Речь должна идти о долгосрочном планировании отношений, и здесь очень важен аспект взаимодействия с влиятельными международными игроками, такими как Германия, США и Евросоюз в целом.

«В Евросоюзе и США отлично знают, что Украина не выдвигает Польше никаких претензий – не территориальных, не реституционных, не идеологических, – считает политический аналитик Ярослав Макитра - Потому нашему МИДу следует выходить на руководство западных стран и ЕС, и показывать им, что как раз мы готовы к диалогу, хотим оставить историю историкам и развивать новые проекты, в т.ч. геополитические, а вот поляки слишком зациклились на истории».

Вторит ему и президент ВОО «Украинская стратегия» Анатолий Пинчук, подчеркивающий необходимость закрепления геополитической «связки» Украины, Польши с США. «Польша является важнейшим восточноевропейским союзником Соединенных Штатов. И вот если бы Украина стала таким же важнейшим союзником, если бы сформировалась четкая ось Киев-Варшава-Вашингтон, от этого бы выиграли все стороны. Понимая, что географию не изменишь, мы просто обязаны дружить с морскими державами, такими, как США и Британия, чтобы не попасть снова в лапы державам континентальным, как уже было несколько раз в общей украино-польской истории».

Поискать бревно в своем глазу

Неконструктивная позиция Польши и законная необходимость отстаивать наши национальные интересы, в т.ч. в вопросах исторической памяти, не означает, что Украине не нужно принимать никаких внутриполитических решений, связанных с «польским вопросом». Аналитики указывают на несколько таких моментов. Так, Ярослав Макитра напоминает, что до сих пор не дезавуировано и не предано политической оценке обращение 2013 года 148 украинских парламентариев к Сейму Польши о признании событий на Волыни 1943 года геноцидом, совершенным ОУН-УПА.

«Около 40 депутатов из тех, кто подписывался под этой инициативой, до сих пор не понесли никакого наказания – более того, они заседают в нынешнем парламенте, и являются опорой президента Порошенко. Сама резолюция не отменена. Видя такое, поляки всегда могут заявить: мол, у вас в парламенте были политики, которое выступали с дружественными нам инициативами, а нынешняя власть идет на поводу у «бандеровщины», - отмечает он.

На еще один раздражающий поляков момент указывает Руслан Бортник. «В 2015 году Порошенко пообещал полякам, что из законодательного поля Украины будет убрано уголовное наказание за публичное отрицание правомерности борьбы ОУН и УПА за независимость Украины. Но это обещание не было выполнено. А поляки все запоминают, особенно учитывая зацикленность нынешнего польского руководства на вопросах исторических обид и претензий».

Напомним, что в апреле 2015 года Верховная Рада признала, в числе прочих, бойцов ОУН и УПА борцами за независимость Украины, и одобрила положение о том, что противоположное мнение на этот счет, в т.ч. со стороны иностранных граждан, будет считаться «надругательством, унижением достоинства украинского народа» и станет поводом для возбуждения уголовного дела.

Что поправить в «консерватории»?

Как известно, Варшава придает очень большое значение персональной роли главы Украинского института национальной памяти Владимира Вятровича (на фото ниже) в обострении, как они считают, отношений с Польшей. Их раздражает позиция Вятровича, и именно он называется кандидатом номер один на потенциальный запрет въезжать в Польшу.

Нужно ли в этой ситуации менять Вятровича на иную фигуру, чтобы хоть как-то «успокоить» польскую сторону? Эксперты считают, что руководству этого учреждения нужно, как минимум, несколько скорректировать свою политику.

«Что касается деятельности Института национальной памяти, то я считаю, что из его работы нужно четко убрать политизацию. Очевидно, что излишняя героизация Бандеры для поляков неприемлема. Если наша власть решила таким образом подыграть патриотическим силам, то только нажила себе проблемы», - считает, в частности, Тарас Березовец.

Солидарен с ним и Руслан Бортник. «Институт нацпамяти подливает масла в огонь противоречий с Польшей. Видимо, его руководители уже думают о возможных депутатских мандатах, а это требует игры в политику и предельного радикализма в решениях», - уверен он.

В целом аналитики считают, что, исходя из нынешней политической конъюнктуры, в частности, попыток украинской власти заигрывать с национал-патриотическим дискурсом, Институт национальной памяти чутко улавливает настроения «вверху», но это не приведет ни к чему позитивному для двусторонних отношений. «С учетом того, что у нас и в Польше бюджеты и господдержка институтов нацпамяти несоразмерима, то нам стоило бы подумать, насколько наши радикальные контрмеры могут быть продуманы, реализованы и проконтролированы. Иначе с нашей стороны это выглядит очень часто сотрясанием воздуха, но зато вызывает бурную реакцию у поляков. Потому я считаю, что кадры УИНП нужно менять на сугубо научные, очистив его деятельность от ненужной политизированности», - указывает Ярослав Макитра.

Назад в будущее

Как видим, ситуация в польско-украинских отношениях, практически, зашла в тупик, однако не выглядит для нас полностью безнадежной. Во-первых, за разруливание ситуации берутся президенты – а это означает, что любое принятое ими решение автоматически будет рассматриваться как выход из ситуации. Инициатива Петра Порошенко о встрече с польским коллегой явно говорит о том, что Украина имеет свои предложения на этот счет. И вряд ли, учитывая курс на «окучивание» украинского патриотического электората, речь идет о какой-либо односторонней «зраде».

Похоже, в нашей власти уже приняли решение: исторические вопросы нужно оставить историкам. Иначе их никак не сгладить, и они всегда будут темой политических спекуляций и у поляков, и у нас. Но это – тактический аспект решения проблемы. Намного важнее развитие двусторонних отношений на тех основах, которые сближают обе страны.

Если Украина будет выходить с реальными и перспективными предложением сотрудничества, то Польше ничего не останется, как также начать действовать в более адекватном ключе. В таком случае исторические вопросы автоматически снижаются в статусе, и будут восприниматься как ненужная помеха на пути к прагматическому сотрудничеству.

«В украино-польских отношениях определяющим должно стать будущее, а не прошлое. Их прошлого мы можем вынести только обиды и претензии. Наоборот, нам нужно показывать Евросоюзу, что наша позиция вполне демократична, а вот польская – неприемлема. Мы должны доказывать, что польское «обострение» - нонсенс, который подрывает сами основы ЕС. А мы вместо этого влезаем в параллельное размахивание кулаками, которое дополнительно возбуждает популистов в Варшаве», - указывает Алексей Якубин. И с ним сложно не согласиться.

Но есть и еще один фактор и ресурс, который наша власть и дипломатия могут и должны использовать, естественно, с умом. Это – все более увеличивающаяся украинская диаспора в Польше. На настоящий момент в стране работает до 2 млн украинцев (и это только легально), в следующем году может прибыть еще миллион.

Для любой страны наличие такой большой и растущей диаспоры на территории другого государства – это возможность влияния, иное дело – «потянут» ли в украинском МИДе работу с этими людьми, и в каком ключе собираются с ними работать? Ведь наши заробитчане (включая самых оплачиваемых из них) – люди, уехавшие, прежде всего, от экономического неблагополучия и политической нестабильности. Важна ли им будет защита «исторических» позиций Украины от польских претензий, если это может сказаться на их желании спокойно жить и работать?

Скорее, речь должна идти об общей защите интересов украинцев в Польше, о лоббировании соблюдения их трудовых прав, о создании системы украинского образования в Польше, об инвестициях в польскую экономику - хотя бы на уровне среднего бизнеса. С учетом роста бытовой ксенофобии в нынешней «писовской» Польше любой украинец должен четко быть уверен, что наши дипломатические органы готовы незамедлительно прийти к нему на помощь и защитить его честь и достоинство. Таким образом, украинские мигранты станут фактором, реально влияющим на польскую политику.

Экономическое и политическое сотрудничество, максимально лишенное споров об историческом прошлом, способно создать действительную основу Intermarium – проекта, который возродит былую интеграцию земель от Балтики до Черного моря и станет защитой от имперских амбиций Москвы.

И если Польша решит, что этот проект ей действительно нужен, и дружественная Украина намного важнее, чем постоянные воспоминания о былых обидах, тогда нынешнее польское «помрачение рассудка» будет восприниматься как досадное недоразумение. Недоразумение, характеризовавшее эпоху, в которой «меряние национализмами» начало заводить сотрудничество между соседями в глухой угол.

В котором жгут факелы и кричат лозунги, отшумевшие 70 лет назад…

Автор – Павел Серов

Статьи по теме
Німеччина від 1 вересня змінює правила перебування для українських біженців
Німеччина від 1 вересня змінює правила перебування для українських біженців

Федеральна рада Німеччини оприлюднила інформацію щодо нових правил перебування в країні громадян України. Зміни набувають чинності від 1 вересня 2022 року.
10.08 — 1401

Придністров'я має намір увійти до складу Росії. У Молдові відповіли
Придністров'я має намір увійти до складу Росії. У Молдові відповіли

Влада невизнаного Придністров'я заявила про намір домагатися незалежності з подальшим входженням до складу Росії.
23.07 — 4681

Українцям знову відмовляють у повторному в'їзді до Польщі: у МВС країни пояснили, як діяти у разі проблем на кордоні
Українцям знову відмовляють у повторному в'їзді до Польщі: у МВС країни пояснили, як діяти у разі проблем на кордоні

Українцям, які в'їхали до Польщі після 24 лютого і підпадають під дію спецустави, котрою передбачена можливість виїзду до 30 днів протягом 18 місяців і повернення, прикордонники почали відмовляти у повторному перетині кордону.
21.07 — 2017