Контракты.ua

56311  —  22.10.08
Арт на волоске. Почему $500 за стрижку это недорого
Арт на волоске. Почему $500 за стрижку это недорого

Почему Владимир Тарасюк берет за стрижку $500 и считает, что это недорого. Киевский топ-стилист возглавляет одну из крупнейших отечественных сетей парикмахерских салонов.

Татьяна КИЦЕНКО, Фото Константина СОЛУНСКОГО, КОНТРАКТЫ

В интервью Контрактам стилист Владимир Тарасюк рассказал о том, что:
1) в начале 1990-х постричься у него стоило $5
2) справился с рэкетирами, смеясь
3) хорошая стрижка может заменить пластическую операцию
4) начинал бизнес, арендуя двухкомнатную квартиру


Имя Владимира Тарасюка известно даже тем, кому не нужно стричься — киевский топ-стилист возглавляет одну из крупнейших отечественных сетей парикмахерских салонов. В семи «студиях причесок» работают около ста мастеров: все они прошли обучение в Академии «Владимир Тарасюк» — одной из немногих, которая имеет лицензию Министерства образования и науки Украины на подготовку парикмахеров и визажистов. «Корпорация монстров» имени Тарасюка постоянно растет. Главная задача корифея парикмахерского искусства сегодня — управлять ею, чтобы к пятидесяти годам спокойно почивать на лаврах. Разумеется, стрижки под заказ, сколько бы за них ни платили преданные клиенты, только отвлекают от этой глобальной цели.

Я вам спою, а лучше постригу

Вы ведь в юности пели в музыкальном коллективе. Почему не стали развивать этот талант?

— У меня всегда ладилось с музыкой, рисованием и спортом, и все же особого певческого таланта не было. Однажды проанализировал, что я могу как певец и музыкант: нот не знаю, песен не пишу, не владею в должной мере ни гитарой, ни фортепиано, никаким другим инструментом. Да и голос мой — не какой-то там супер-пупер. А вот предпосылок для того, чтобы заниматься парикмахерским искусством, было больше. С рисованием и черчением, необходимыми любому мастеру, у меня все складывалось просто прекрасно. Я люблю работать с линиями. Понял, что стричь — это мое.

Одно дело — чертить линии, другое — стричь.

— Как-то в юности зашел в парикмахерскую и, пока ждал своей очереди, наблюдал за руками женщины-мастера. Не помню уже ни ее имени, ни того, как она выглядела, но тогда на меня словно благословение снизошло: вот так вдруг мне захотелось стричь. Пришел домой и думаю: дай-ка попробую. Подстриг младшую сестру Люду — получилась, как после тифа: вместо длинных локонов короткая стрижка. Результат моих стараний не удалось исправить даже в парикмахерской, пришлось стричь чуть ли ни под ноль. Это был первый забавный опыт, потом начал экспериментировать на друзьях. Совершенствовался и практиковался преимущественно в армии: на солдатах, офицерах, их женах.

Как отнеслись к вашему выбору коллеги по музыкальному коллективу?

— Я ушел не вдруг. Просто все реже и реже появлялся на репетициях. Вышло как бы само собой. Поддержали родители. Для мамы было главным, чтобы сын был при деле. Поэтому что бы я ни делал, она всегда помогала — и морально, и материально.

У вас был учитель?

— Поначалу учился сам. В это время закрывали одну государственную библиотеку, и я купил у нее все журналы по парикмахерскому искусству: французские, итальянские. О чем в них было написано, не понимал. Однако целыми ночами рассматривал картинки, разбираясь по ним в технологии стрижек.

Чем же вы занимались днем?

— Учился в техникуме бытового обслуживания. Поступил туда в 23, через год после армии: решил подкрепить практику теорией. Правда, диплом парикмахера-модельера я так и не получил. Через два года бросил техникум: обучение не давало мне ничего ни нового, ни полезного.

Ушли в свободное плавание?

— Сначала работал и учился у ведущего на то время украинского мастера Вячеслава Дюденко. Но было скучно: видимо, я был ужасным лентяем, потому что когда Дюденко начинал стричь — смотрел, а когда заканчивал —  просыпался. Учился плохо, клиентов в салон не приводил. Хотел быть таким же крутым, как Славик, но ничего для этого не делал. Он увидел, что от меня толку никакого, отправил в отпуск на неделю и сказал, что подумает, оставлять меня или нет. Я тогда чисто по-юношески обиделся, хотя обижаться-то надо было на себя.


Классные ножницы — фетиш парикмахера

Однако этот инцидент подтолкнул меня к дальнейшему развитию — было задето мое самолюбие. Стал работать самостоятельно: снял помещение, устроил в нем полуподпольный салон. А времена были смутные: однажды бандиты в лес завезли — хотели, чтобы платил «лаве». Не знаю, что со мной в тот момент произошло, только смех меня разобрал. Рэкетиры, видимо, подумали, что я не в себе, отстали и больше не трогали.

Вы тогда уже были известной личностью?

— На тот момент я был личностью, которой за стрижку платили по тем временам «бешеные» деньги — аж $5. Известность пришла позже, когда я стал ездить по чемпионатам.

Как вы попали на свой первый чемпионат?

— Мой салон тогда работал с косметикой Londa — и фирма-дистрибьютор предложила поучаствовать в соревнованиях по парикмахерскому искусству в Риге.

И с первой же попытки покорили Ригу?

— Почти — занял 3-е место, в следующем году — 2-е, еще через год — 1-е. И потом еще четыре раза подряд удостаивался высшей награды.

Участие в чемпионатах дает что-нибудь, кроме наград?

— Это учеба: наблюдаешь, как работают конкуренты, видишь свои недостатки. Приезжая на чемпионат, скупал все журналы по парикмахерскому искусству, которые только видел. К тому же, когда я начал занимать первые места, мною заинтересовались тележурналисты — снимали обо мне сюжеты. Постепенно я стал известным мастером, ко мне приходили учиться.

Помните первых учеников?

— Конечно! Одними из первых ко мне пришли Дмитрий и Елена Кузьмичевы (правда, тогда Лена носила фамилию Шевченко). Сейчас оба работают арт-директорами моих салонов. А начиналась моя сеть с арендованной двухкомнатной квартиры на Оболони.

Как о вас узнавали ваши клиенты?

— Во-первых, благодаря некоторым телевизионным сюжетам, а во-вторых, лично расклеенным на столбах объявлениям вроде «стригу, брею, завиваю». Занимался расклейкой ночью — днем стыдно было. Со временем наработал клиентуру и стал отдавать заказы Диме и Лене. Скоро и они сами начали привлекать новых клиентов. Так дела наладились.

В сетях салонов

Свой первый салон построили на заработанные деньги?

— Нет, что вы. Заняли $24 тыс. на строительство, причем под высокий процент: ежемесячно выплачивали кредитору $1 тыс.

Как отбивали кредит?

— Трудился. Штат расширили до 9 человек: сейчас практически все они работают арт-директорами. Стрижка у меня тогда, кстати, стоила уже $15. А к 1996 году за стрижку с окрашиванием платили до $100. Загрузка была полная: по 6-7 клиентов в день, к тому же работал без выходных.


И успевали думать о собственной сети салонов.

— Мечтать не вредно, а полезно. Вторую студию причесок «Владимир Тарасюк» мы открыли в Одессе, в гостинице «Кемпински» (ныне «Одесса». — Прим ред.). Это был счастливый случай: мне предложили поучаствовать в строительстве салона. К слову, позже эта студия переехала ближе к Дерибасовской. Потом открыли первый салон в центре Киева — он стал одним из самых дорогих парикмахерских заведений в городе. Расходы на его строительство составили уже $100 тыс., это, учтите, в конце 1990-х. Сейчас в этом же салоне затеяли ремонт, и он нам стоит вдвое дороже — инфляция. На сегодняшний день работает 7 салонов: четыре студии причесок «Владимир Тарасюк» и три — Xtension by Vladimir Tarasyuk.

Зачем вам понадобилась вторая сеть?

— В каждой дорогой марке одежды есть демократичная, молодежная линия. Так и Xtension by Vladimir Tarasyuk — сеть салонов с доступными ценами и качественным обслуживанием, так сказать, для народа. 130 грн в месяц за стрижку — не деньги. Заправить машину сейчас стоит 250 грн.

Чем отличается клиентура сети Xtension и салонов «Владимир Тарасюк»?

— Первым нужно качество, а вторым — еще и искусство.

Где находите персонал для ваших салонов?

— Выращиваем сами. Для этого специально открыли в Киеве Академию парикмахерского искусства. Персонал салонов набираем из числа ее выпускников-отличников. Сначала они работают в студиях причесок Xtension: их квалификация хоть и высока, однако не является достаточной для работы в дорогих салонах. Затем молодые мастера развиваются в творческом и профессиональном плане, нарабатывают клиентуру и переходят в сеть «Владимир Тарасюк», где, кстати, зарабатывают уже совершенно другие деньги.

Вы продолжаете расширять сеть?

— Начинаем строительство самого большого парикмахерского салона в Украине и даже на территории постсоветского пространства. Два этажа, общая площадь — 300 кв. м. Рабочих мест только для парикмахеров — около 30-ти. 5 столов для маникюра, 3 кресла для педикюра. Уверен, пустовать салон не будет. А к 2017 году по всей Украине должно быть 50 салонов Xtension by Vladimir Tarasyuk, 20 студий причесок «Владимир Тарасюк» и 8 академий парикмахерского искусства. Кроме того, в планах начать производство косметики для волос, профессионального оборудования и аксессуаров — все под маркой Xtension by Vladimir Tarasyuk.

Зачем вам понадобились фены под вашей маркой?

— Это будут не только фены, но и мисочки, кисточки, плойки, утюги, зажимы, тубусы для ножниц и т. д. Когда я сам буду заниматься их выпуском, смогу быть уверенным в их качестве и адекватной цене.

Вы собираетесь открывать завод в Украине?

— Конечно, нет. Мы ведем переговоры с предприятиями в Америке, Италии, Испании и Китае. Отечественные производители обеспечить выпуск качественной продукции пока не могут. Уже к концу этого года у нас будет свой инструмент, а в 2009-м планируем начать производство косметики для волос Xtension: начнем с укладочной линии, продолжим красками и препаратами для ухода.

Собираетесь внедрять новые технологии?

— Зачем же изобретать велосипед? Нас устраивают те, что есть. В каждом ресторане подают греческий салат, но везде он разный. Хочу производить такую косметику, чтобы ее качеством восхищались как парикмахеры, так и клиенты.

Не стрижка, а картинка

Сколько стоит у вас постричься?

— $500 без окрашивания.

Что ж так дорого?

— Стрижки, которые делаю я, безукоризненны. Они для людей, не приемлющих компромиссов. По этому поводу есть притча. Одного художника попросили нарисовать картину — такую, чтобы душа, как говорится, «развернулась и свернулась». Он взял кисть, обмакнул ее в красную краску, оранжевую, желтую, зеленую… Потом мазнул по холсту — получилась радуга. Заказчик в шоке: красота неимоверная. «Невероятно! — говорит. — Я беру эту картину! Сколько стоит?» — «Миллион». — «Почему же так дорого? Вы ведь рисовали ее всего три минуты!» — «Чтобы написать ее, мне понадобилось три минуты и еще тридцать лет опыта».

Вы основываетесь на традициях английской парикмахерской школы?

— Школа Vidal Sassoon, от которой мы отталкивались, мне нравится чистотой линий и работы. Однако на сегодняшний день мы выработали собственный стиль «Владимир Тарасюк», который во многом отличается от того, что предлагает Vidal Sassoon. Во-первых, мы работаем с волосами любой длины, в то время как мастера Vidal Sassoon делают упор на креатив, в связи с этим предпочитая волосы средней длины. Во-вторых, для нас клиент важнее нашего искусства.

Тем не менее есть стереотип, что все клиенты Владимира Тарасюка ходят с короткими стрижками?

— Когда мы создаем коллекции стрижек, выступаем на сцене, часто работаем с короткими волосами, потому что в салонах стрижем преимущественно длинные. Нужно ведь арт-директорам иногда «оторваться». При работе с клиентами этого себе позволить зачастую нельзя.

Кого вы уже успели преобразить?

— Имена политиков, власть имущих, крупных бизнесменов из этических соображений называть не буду. Звезды эстрады — пожалуйста. Это Ирина Билык, Андрей Данилко, участники групп «Океан Эльзы», «Друга ріка», «Авиаторы», «Не Ангелы»...

Как по-вашему, в чем причина того, что на улице так мало ухоженных, со вкусом одетых людей?

— Люди — рабы стереотипов, они консервативны, им сложно меняться. Поэтому покупают себе дорогие машины, яхты, катера, а ходят в чем попало, с прической «отдыхай, расческа».

Что такое для вас идеальная стрижка?

— Чистые, четкие и в то же время необычные линии, подчеркивающие внешние достоинства человека. Так линией челки можно подчеркнуть красивые глаза. Правильно выбранные тон и оттенок волос подчеркнут нежный цвет кожи. Стрижка может очень поменять человека. Поэтому для того чтобы переделать внешность, не нужно сразу бежать к пластическому хирургу. Займитесь спортом, обратитесь к стилисту-модельеру, сходите к хорошему парикмахеру. Это настолько изменит ваш образ, что, может, и никакая пластика не понадобится.

По какому принципу вы выбираете инструменты и косметику?

— Во-первых, важно качество. От того, из какой стали сделаны ножницы, какая у них заточка, зависит качество среза, а значит, то, как волосы будут лежать, будут ли они впоследствии сечься. Я пользуюсь японскими ножницами Kasho. Это действительно инструмент класса люкс, который стоит около $700. Во-вторых, ищем выгодные условия сотрудничества.

Что значит «выгодные условия сотрудничества»?

— Это когда нам предлагают не только приемлемые закупочные цены и регулярные поставки, но и ценят нас как партнеров. За хорошие продажи мы получаем различные бонусы, нам помогают оплачивать производство и размещение рекламных щитов, выделяют деньги на строительство салонов, выпуск учебных книг, дисков, журналов…

Вы выпускаете парикмахерский журнал. Много ли на нем зарабатываете?

— Мы на нем много экономим. Дешевле открыть свой журнал, чем размещать рекламу в чужих изданиях.

Кого вы считаете вашим главным конкурентом?

— Известные украинские парикмахеры-стилисты Алексей Антонюк, Вячеслав Дюденко, Игорь Николаенко мне не конкуренты. Это все мои учителя, друзья, партнеры: мы делаем одно дело. Работы на отечественном рынке хватит всем.

Интересно, а сами-то вы у кого стрижетесь?

— Меня стригут собственные мастера: Андрей Кручинский, Елена Кузьмичева, Инна Янкина.

 

Досье

Владимир Тарасюк родился 23 ноября 1966 года в Киеве

Образование: 2 курса Киевского техникума бытового обслуживания по специальности «парикмахер-модельер»

Достижения: многократный победитель Международного конкурса парикмахерского искусства в Риге (Латвия), владелец четырех студий причесок «Владимир Тарасюк» и трех салонов Xtension by Vladimir Tarasyuk, основатель авторского образовательного центра Академия парикмахерского искусства «Владимир Тарасюк», издатель специализированного парикмахерского журнала Scissors. Является членом престижного британского клуба парикмахеров Alternative Hair Club

Кем мог бы стать: певцом

Хобби: велоспорт

Главные события в жизни:строительство первого салона, открытие первой Академии, выпуск первого номера журнала Scissors

Последняя крупная денежная трата: $300 тыс. на строительство двух салонов Xtension by Vladimir Tarasyuk на Оболони

Последняя прочитанная книга: Александр Ермак, «Команда, которую создал Я»

 

Статьи по теме
ТОП-200 лучших школ Украины по результатам ВНО
ТОП-200 лучших школ Украины по результатам ВНО

В пятерку лучших школ Украины по результатам внешнего независимого оценивания вошли учебные учреждения Львова, Киева и Днипра.
21.08 — 1916

Киев попал в ТОП-50 самых дружелюбных городов мира
Киев попал в ТОП-50 самых дружелюбных городов мира

Туристический портал Big 7 Travel составил рейтинг самых дружелюбных городов на планете. Столица Украины вошла в топ-50.
21.08 — 1481

Трамп в десятый раз стал дедушкой
Трамп в десятый раз стал дедушкой

У сына президента США Дональда Трампа - Эрика Трампа - родилась дочь
21.08 — 861