Контракты.ua

2066  —  09.11
Звонкий глас народа, или Тихо больше не будет
Звонкий глас народа, или Тихо больше не будет

Пока человечество отмечает знаменательное событие – избрание вице-президентом США первой цветной женщины, индоямайки Камалы Харрис, к обязанностям министра иностранных дел Новой Зеландии приступила Наная Махута, представительница народа маори. Чтобы никто даже не сомневался в ее преданности этническим корням, в 2016 году, уже в статусе министра по делам местного самоуправления, Наная Махута нанесла на лицо традиционную татуировку маори. В неотдаленном будущем вполне вероятна встреча Харрис и Махуты.

Новая Зеландия давно заткнула за пояс Штаты по части свободы и незакомплексованности. Стоны тех, кто встретил победу Байдена-Харрис как знак падения Америки в ад левачества, на этих благословенных островах превратились бы в отчаянные вопли. С 2017 года правительством страны руководит обаятельная Джасинда Ардерн, которая открыто заявляет, что не верит в бога, и родила ребенка вне брака, будучи уже на премьерском посту. В не такой далекой молодости, Ардерн всего сорок, она возглавляла Международный союз социалистической молодежи. Ей с Махутой чудо как хорошо. Киви, как называют себя новозеландцы, тоже совсем не против: в прошлом месяце прошли выборы, на которых Лейбористская партия Ардерн получила 49% голосов, на 12% увеличив прошлый результат.

Мир сильно меняется, кого-то это обстоятельство тревожит и пугает, у кого-то вызывает радость и смутные надежды. Как обычно, наверняка тревоги преувеличены, а радость преждевременна. Нельзя отрицать одно важное изменение: голос простого человека становится слышнее. Правда, не всегда различимее в какафонии других голосов.

Появление социальных сетей сильно подвинуло традиционные способы распространения информации и, соответственно, политической мобилизации. Теле, радио и принт уже даже не пытаются держать голову над хлынувшим цифровым потоком, а стараются в нем как-то лавировать. Они больше ловят и ретранслируют общественные оценки и настроения, чем их диктуют, как было еще совсем недавно. И эта тотальная информационная демократизация, с одной стороны, ускоряет обновление мира в целом и политики в частности, с другой – сносит к черту нормы, потому что прежняя культурная иерархия авторитетов, эти нормы поддерживавших, теряет фундамент. И яркие борцы с нормой получают дополнительный шанс, как получил его в 2008 году Барак Обама, а в 2016-м – Дональд Трамп. В одном случае прямая апелляция к «простому народу» позволила существенно подвинуть сложившуюся традицию и избрать первого чернокожего президента, манифестировавшего новую норму, во втором реакция на слом традиций вытолкнула наверх антиэлитного правого популиста, вволю оттоптавшегося по всем вашингтонским нормам приличия.

Трампа не без труда подвинули, и возникает соблазн объявить о возврате к норме обамовских вегетарианских времен, но за четыре года его президентства противостояние условных прогрессистов и традиционалистов чрезвычайно обострилось и ожесточилось, захватив и медиа, которые погрузились в эту борьбу с головой и с горячностью завзятых сетевых бойцов.  “Trump Bump” – «всплеск Трампа», повышенное внимание к СМИ, вызванное ажиотажным спросом на новости, связанные с эксцентричным 45-м президентом, вероятно, спустя какое-то время после инаугурации Байдена спадет, но подсевшая на остренькое Америка и прочие зрители их политического театра будут искать все новые поводы пощекотать информационные рецепторы и нервы.

Новая реальность обречена на повышенную общественную взбудораженность, Трамп тут и причина, и следствие. Украина тоже так и не успокоилась после бурных событий 2019 года, все будто кричат и при этом не слышат друг друга. Это очень утомляет и вызывает желание дернуть куда подальше, лучше – в Новую Зеландию. Политики, которые делают татуировку у себя на лице, тоже играются в популизм, но это выглядит забавно и безобидно по сравнению агрессивным намерением других будто сделать гравировку прямо на открытом мозгу избирателей, не очень готовых к особенностям дивного нового мира, который мы все приближали, как могли, а когда приблизили – озадачились, а кто-то и испуганно шарахнулся. Призывать тут, похоже, бесполезно, но я бы все-таки выпил, чтобы глас народа был хоть на полтона тише и паузы дольше.

Налил и немедленно выпил – Леонид Швец