Контракты.ua

1645  —  09.09
Кости на память, или Благодарные потомки
Кости на память, или Благодарные потомки

Искателям кладов не всегда везет поработать в многообещающем место. Заброшенное поместье недалеко от парагвайского города Сьюдад-дель-Эсте в этом смысле было исключительным: оно когда-то принадлежало самому Альфредо Стресснеру, бессменному правителю Парагвая на протяжении почти 35 лет. Сьюдад-дель-Эсте при нем и назывался в президентскую честь Пуэрто-Преcиденте-Стресснер. Вдруг диктатор что-то припрятал на черный день?

Находка ждала в ванной комнате, но счастливой ее не назовешь. В заложенном кирпичами пространстве непосредственно под ванной обнаружили останки четверых людей.

Нельзя сказать, чтобы относительно нравов Альфредо Стресснера, диктатора, правившего Парагваем почти 35 лет, существовали какие-то иллюзии. С военного переворота в 1954 году, приведшего его к власти, до военного переворота в 1989 году, Стресснера из власти убравшего, в стране десятки тысяч людей были арестованы, тысячи подверглись пыткам, сотни были убиты и пропали без вести. Сам диктатор, по некоторым свидетельствам, принимал участие в допросах своих противников. И все-таки прятать трупы в собственном доме – это как-то слишком.

Власти Парагвая сейчас занимаются выяснением, когда и при каких обстоятельствах погибли люди, кто они и действительно ли к их смерти имел отношение Альфредо Стресснер. Но в любом случае парагвайцы получили напоминание о жутких годах, которые, при этом, далеко не все считают жуткими. Достаточно сказать, что сейчас, по результатам президентских выборов 2018 года, страной правит Марио Абдо Бенитес – сын личного секретаря Стресснера. Не просто секретаря – Марио Абдо Бенитес-старший входил в так называемый «Золотой квадрат», ближайшее окружение диктатора, наряду с тремя особо приближенными министрами. И Бенитес-младший не просто сын, а еще и открытый поклонник Стресснера и его идеологической и управленческой доктрины. О детских годах, проведенных в семье папиного начальника, парагвайский президент вспоминает с ностальгией.

Парагвайский режим действительно был исключительным в своем роде явлением. Дикая смесь католицизма, антикоммунизма и популизма пришлась по душе консервативному крестьянству. Молодой генерал Альфредо Стресснер, сам ветеран так называемой Чакской войны с Боливией, которая была еще в 1932-1935 годах, окружил себя другими ветеранами и стал спасать страну от коммунистической заразы, каждые 90 дней на протяжении трех с лишним десятков лет продляя чрезвычайное положение. Именно под это святое дело были заточены полицейские силы и отряды озабоченных граждан, творившие неправовое насилие в отношении сомнительных элементов и противников режима. С тех пор, например, слово «техника» в Парагвае имеет особое звучание. Так называли Национальный директорат полиции по техническим вопросам, который занимался допросами и пытками.

Замечательным изобретением Стресснера было включение контрабанды в один из главных источников пополнения карманов государственной бюрократии и силовых структур. Президент сам распределял прибыльные сферы. Так, за конной гвардией была закреплена «тема» алкоголя и сигарет, а силы внутренней безопасности занимались перегоном скота через границу с Бразилией. Понятно, что силовики и госслужащие души не чаяли в своем президенте.

А продержаться рекордно долгий срок при власти, который в Латинской Америке побил только Фидель Кастро, Стресснеру помогла ставка на стимулирование частного бизнеса, у которого не было налога на прибыль. Государственная мафия занималась своим делом, бизнес своим, и это давало удивительные результаты: с 1962 по 1973 ВВП Парагвая рос в среднем почти по 5% в год, а в следующее десятилетие по 10%.

Потом диктатор постарел, надоел и не уследил, как это обычно бывает, за соратниками, которые его и поперли. Последние 17 лет Альфредо Стресснер прожил в изгнании в Бразилии, занимаясь шахматами и рыбалкой. Дотянул до 93 лет, угрызения совести здоровье не подрывали. А люди до сих пор находят кости в местах его бывшего пребывания.

Выпить нужно, я считаю, за хорошую память. Хорошую – то есть в полном объеме, без белых пятен и удобных исключений.

Налил и немедленно выпил – Леонид Швец