Контракты.ua

1845  —  01.08
Как торговать британцам после брекзита или Несколько заблуждений о Евросоюзе и торговле
Как торговать британцам после брекзита или Несколько заблуждений о Евросоюзе и торговле

Недавно на сайте русской службы ВВС появилась статья о грядущих ужасах брекзита. Она довольно объемиста и посвящена анализу возможных схем отношений Британии с ЕС после выхода Соединенного Королевства. Но мое внимание статья привлекла не этим.

Это статья о торговле и она содержит массу пропагандистских клише и заблуждений, типичных для любой дискуссии, где обсуждается торговля. Кроме того, статья демонстрирует некоторые демагогические приемы, которыми пользуются римейнеры — сторонники того, чтобы Британия осталась в ЕС и не только они. Размеры колонки не позволят нам обсудить это все, остановимся только на самых важных моментах.

Страны не торгуют

При чтении заметок о международной торговле, первое, о чем мы должны помнить, это о том факте, что «государства» или «страны» не торгуют между собой. И государство и страна — это фикции, - аналитические конструкции, они не являются субъектами, не могут «торговать» и «получать прибыль». Метафора о торгующих странах справедлива разве что для тех редких случаев, когда правительство страны А покупает что-то непосредственно у правительства страны Б. Но даже в этом случае покупает не страна, а чиновники, выступающие от ее имени. Экономическая суть этого действа, равно как и его последствия здесь другие, не такие как в случае торговли людей, так как чиновники покупают за чужие деньги, они не рискуют и их прибыль лежит в весьма специфической политической плоскости. В общем, в любом случае, когда вы читаете «Франция купила у Англии» помните, что никакой Франции и Англии, способных покупать что-то друг у друга не существует. Это знание сильно поможет вам разобраться с умозаключениями любого текста на эту тему.

Ваша прибыль — это наша убыль

Следующий момент, который прямо следует из предыдущего — это отождествление прибылей и убытков государства и людей. Когда вы читаете «Франция теряет...» всегда нужно уточнить, кто же имеется в виду. Трюк с живыми, говорящими, принимающими решения и торгующими между собой «странами» среди прочего нужен и для этой подмены. Скажем, если вы читаете «Франция теряет от заградительных импортных пошлин Китая», то здесь речь идет о людях, то есть, о французских компаниях, которые бы получили больше прибыли, не будь этих китайских пошлин. Но если вы читаете «Франция теряет от снижения своих заградительных пошлин», то речь здесь идет о государстве, которое немного потеряет доходец, если снизит пошлины на ввозимые в страну товары. В статье с сайта ВВС полно такой путаницы.

На самом деле, нетрудно убедиться, что вся «проблематика» международной торговли порождается фактом наличия государственных границ, искусственно делящих пространство, населенное людьми. Торговля — это, в общем смысле обмен разной степени сложности между людьми, действующими либо непосредственно, либо в форме созданных ими предприятий. «Торговый баланс» для предприятия — это обычный бухгалтерский баланс. Территории же сами по себе не являются предприятиями. На рынке никого не интересует «торговый баланс» между Южной Борщаговкой и Печерском или между Провансом и Лимузином.

Границы между людьми создают государства, потому, что для них (для паразитического класса) эта система как раз и выглядит как предприятие, как ферма, где нас с вами выращивают ради дохода. Государственные границы — это границы между этими фермами, границы собственности разных чиновничьих групп, окучивающих «свое» население.

Простым следствием из этого является тот факт, что доходы паразитического класса — это всегда наши с вами потери. И наоборот. Поэтому, когда вы читаете про потери Франции от пошлин Китая, то это плохо. Это «наши» потери, потери французских предприятий. Но вот когда «Франция теряет от снижения своих пошлин», то это — хорошо. Это потери французского паразитического класса и наша (точнее, французов) прибыль.

Кстати, весь фокус протекционизма идеологически основан на трюке с отождествлением интересов мясника с интересами скота. Но если вы понимаете, что они противоположны, то все станет на свои места. Станет ясно, что любые пошлины - «против» интересов людей и «за» интересы паразитического класса. Когда французское государство поднимает тарифы против китайских товаров, проигрывают люди - китайцы, которые не могут продать и французы, которые не могут купить. Когда тарифы снижаются или исчезают, люди — китайские и французские — выигрывают.

Торговля работает в обе стороны

Пожалуй, больше всего в статье на ВВС представлена ошибка, которая состоит в том, что сознательно не замечается тот факт, что прибыль от торговли получают обе стороны. Взглянув шире, можно сказать, что все, что связано с торговлей (с обменом) имеет двусторонние последствия.

Представлять дело так, будто бы торговля является каким-то односторонним процессом — любимый трюк этатистов. Например, в статье постоянно сетуют о том, что Британия после брекзита потеряет европейский рынок. Эта мысль иллюстрируется множеством примеров и цифр. Однако, у «Британии» нет никакого «европейского рынка». Есть торговые отношения между предприятиями разных стран, которые, в совокупности здесь называются «рынком». Иначе говоря, если у Британии есть «европейский рынок», то и у «ЕС» есть «британский рынок». Одно без другого не бывает. Соответственно, не бывает и односторонних потерь.

Точно так же, очереди на таможне и прочие беды, которыми пугают ремейнеры, вредят не только британцу, пытающемуся продать товар, но и европейцу, пытающемуся его купить. Поэтому мысль, которую пытаются внушить римейнеры «мы проиграем, если выйдем, а у ЕС все будет хорошо» категорически неверна. Проигрывают (если верить в то, что проигрывают) и те и другие.

Откуда убытки?

Теперь мы перейдем к самому интересному вопросу, а именно — откуда же, собственно, возьмутся те убытки, о которых так подробно и красочно пишется в статье? Для примера возьмем две цитаты. Первая:

«Для этого помимо физического отсутствия границ необходимы еще и единые правила сертификации. Для всех товаров, услуг, компаний и банков установлены европейские стандарты, ниже которых опускаться нельзя. И на все 29 стран ЕС распространяются общие правила оказания услуг и защиты потребителей.

Поэтому испанская свинина без проверок поставляется в немецкие супермаркеты, лондонские банки свободно обслуживают клиентов в Милане, а польский программист или венгерская медсестра безо всякой визы могут устроиться на работу хоть в Дублине, хоть в Хельсинки.»

Вторая:

“Airbus делает все крылья в Британии, а прилаживает их к самолетам на своих фабриках во Франции и Германии. Британские молочные заводы закупают молоко в Ирландии и наоборот. Немецкая BMW собирает Mini в окрестностях Оксфорда, и ежедневно сотни грузовиков подвозят туда комплектующие, 60% которых сделаны в других странах ЕС.

Разрыв этих производственных цепочек в результате выхода Британии из ЕС чреват убытками»

Откуда убытки? Почему вдруг производственные цепочки разорвутся после выхода? Что мешает продавцам испанского мяса, банкирам, врачам, производителей крыльев и хвостов для самолетов свободно продавать и покупать свою продукцию? Мы найдем это в цитате: «Для всех товаров, услуг, компаний и банков установлены европейские стандарты, ниже которых опускаться нельзя. И на все 29 стран ЕС распространяются общие правила оказания услуг и защиты потребителей».

Собственно говоря, вот она истинная причина катастрофы, которой пугает ВВС и прочие левые СМИ. Катастрофа называется «государственное регулирование». Государство запрещает людям торговать. Для того, чтобы люди могли торговать, они должны следовать  высосанным из пальца и одинаковым для всех государственным правилам.

Заметьте, что в приведенных цитатах дело выглядит так, будто бы существует только две альтернативы: либо вести дела по государственным правилам, либо не вести их вовсе. Статья также пытается доказать, что выбор в пользу других государственных правил — ВТО и т. п. хуже, чем выбор в пользу правил ЕС. Но на самом-то деле не правила государств приводят в действие торговлю, они могут ей только препятствовать. Торговля велась тысячи лет и ведется до сих пор по правилам, которые называются «контракты» и это и есть реальная альтернатива как ЕС, так и ВТО и прочим, даже в «условиях современного мира», на которые всегда ссылаются этатисты (но которые они никогда не могут внятно сформулировать).

Кстати, на полях заметим, что общий демагогический прием римейнеров (и прочих этатистов в других случаях) состоит в том, чтобы выдавать нежелание следовать дурацкому регулированию за невозможность осуществлять ту или иную деятельность вообще. У этатистов телега всегда ведет за собой лошадь. Деятельность невозможна без правил, правила должны существовать до деятельности и только государство является источником таких правил. «Свободная торговля» для них — это «правила свободной торговли», созданные то ли ЕС, то ли ВТО, то ли режимами «договоров о свободной торговле». Поэтому британцы в про-европейской пропаганде выглядят какими-то дурачками, которые хотят отказаться от преимуществ свободной торговли и разделения труда в пользу изоляционизма и национализма. На самом же деле британцы не хотят, чтобы непонятные дяди и тети в Брюсселе указывали им, какого размера должны быть огурцы. Они не хотят правил, навязанных ЕС.

Чей ЕС?

Теперь мы можем перейти к очень важному замечанию. Оно касается ЕС, как проекта и отношения к нему. Парадоксальным образом, ЕС часто воспринимается как либеральный проект. Многие на наших постсоветских просторах ставят в заслугу ЕС «отмену границ между странами» и, соответственно, отмену таможен, пошлин и тарифов.  Действительно, это либеральная идея, которая реализована в рамках Евросоюза. Если бы ЕС ограничился только этим — цены бы ему не было и я был бы сейчас главным агитатором за срочное вступление в эту контору и активно высмеивал бы британских недоумков, которые почему-то хотят покинуть такую замечательную организацию. Но ЕС это не только открытые границы. Мы очень хорошо поймем суть ЕС, если вспомним, что внутри любого государства границы тоже открыты. Можно ездить из Полтавы в Житомир. И даже наоборот. Но над всем этим возвышается Левиафан, который интересуется всеми деталями вашей жизни и под любым предлогом лезет вам в карман. Вот вам ЕС, который неизбежно стремится превратиться в империю, и это обязательно случится, если он не развалится по дороге.

Возвращаясь к нашей теме, можно сказать, что внутреннее регулирование ЕС часто имеет более печальные последствия, чем якобы отмененное им регулирование торговли между странами-членами. Классический пример — это внутреннее квотирование в ЕС, которое есть ни что иное, как прямой запрет производить (и продавать в другие страны) товара больше некоторого объема. То есть, производитель внутри ЕС несет такие же убытки, как если бы ЕС с его якобы свободной торговлей не было и он столкнулся с жестким регулированием импорта в стране, куда он продавал товар. Это есть ни что иное, как регулирование не только внутренней торговли, но и внутреннего производства. По последствиям, случай квотирования даже хуже, так как в обычном случае производитель может искать другого покупателя, а здесь у него на пути стоит бюрократия Евросоюза.

И последнее. Я не берусь давать советы британцам. Просто хочу напомнить, что свободную торговлю изобрел не Евросоюз (к своему ужасу я обнаружил, что многие так действительно считают). В истории уже был эпизод, когда Британия была во главе (понимаю, что это этатистская лексика, но другой нет) процесса, о котором можно кратко сказать словами замечательного экономического историка Кулишера: «В середине 19 века, Англия, таким образом, совершенно отказалась от вековой охранительной таможенной системы, широко раскрыв двери иностранным товарам в расчете на то, что и другие государства последуют ее примеру и облегчат доступ ее товарам, столь нуждавшимся в иностранных рынках. И она не ошиблась. Эпоха 50-70-х гг. является периодом повсеместной отмены запрещений импорта, понижения и даже упразднения импортных пошлин: Франция, Германия, Испания, Италия, Австрия — все идут по этому пути». Я не надеюсь на то, что современная британская элита в состоянии реализовать этот сценарий. Она слишком убога для этого. Но это не означает, что такого сценария не существует. Процветающий Гонконг и Сингапур прямо под носом у социалистического Евросоюза — это кошмарный сон европейских бюрократов. Было бы здорово, если бы он стал реальностью.

 

Статьи по теме
Электрическое государство – еще более продвинутый способ мешать людям жить
Электрическое государство – еще более продвинутый способ мешать людям жить

Пишут, что у Зеленского озаботились созданием электрического государства. Зеленский собрал экспертов организации «Коаліція електронної держави” для обсуждения плана “Держава у смартфоні”, который предполагает перевод 90% всех государственных услуг онлайн к 2024 году.
13.06 — 3510

Когда человек становится взрослым или Еще раз о разнице между правом и законом
Когда человек становится взрослым или Еще раз о разнице между правом и законом

На просторах интернета мне попалась дискуссия о том, как определить момент, с которого человек сам начинает нести ответственность за свои поступки.
18.04 — 1759

Навеки с Советским Союзом
Навеки с Советским Союзом

17 октября 1807 года 1-й наблюдательный Жирондский корпус генерала Жюно перешел испанскую границу. Так начались Пиренейские войны, в которых английские и португальские войска, а также испанские партизаны противостояли агрессии французов. Эти войны привели к уничтожению испанского правительства.
11.04 — 2559