Контракты.ua

2109  —  04.07
Право — только для взрослых, дети — рабы и прочие ужасы свободы
Право — только для взрослых, дети — рабы и прочие ужасы свободы

Постоянно сталкиваюсь с вопросом о том, как же будет с детьми при этом вашем либертарианстве. Иногда даже складывается такое ощущение, что от «перехода к либертарианству» нас отделяет правильный ответ только на этот вопрос. То есть, люди услышат этот ответ и скажут: «А, теперь понятно! Убедили, завтра переходим к либертарианству!»

Думаю, что вопросы о нелегкой судьбе детей возникают с легкой руки Ротбарда, который написал несколько провокационных пассажей в «Этике свободы». В общем случае, «детские вопросы» сводятся к двум — являются ли дети рабами родителей и как определить правоспособность в этом вашем либертарианстве.

Я сейчас пишу эту колонку, потому, что детский вопрос является удобным поводом для того, чтобы сказать об одном важном свойстве права, о котором почти всегда забывают. Это свойство состоит в том, что право существует исключительно между взрослыми людьми. Вспомним Лона Фуллера и его «право — это язык взаимодействия людей». Для того, чтобы быть частью этой системы, вы должны иметь возможность понимать этот «язык взаимодействия», быть его частью. Быть взрослым означает быть способным понимать происходящее с вами, быть способным контролировать свои поступки и отвечать за них, в том числе и материально.

Поэтому право автоматически исключает из себя людей, неспособных быть взрослыми — детей, некоторых больных, инвалидов и стариков в определенных состояниях. Эти люди полностью или частично находятся под опекой взрослых, которые принимают за них решения в определенных случаях. Когда я говорю «исключает», это не означает какого-то распоряжения или приказа, которым эти люди исключаются, это означает просто, что они фактически не могут быть частью этого порядка, какие бы приказы на этот счет не издавались.

Теперь переходим к вопросу о рабстве. Понятно, что ваш дядюшка, лежащий в коме, не является вашим «рабом», хотя вы принимаете за него решения. Точно так же и дети не являются «рабами» взрослых. В свободном обществе, они просто находятся под опекой. Рабство внешне сходно с опекой в том пункте, что хозяин тоже принимает решения за раба, однако раб не лишился своей свободной воли, она просто искусственно ограничена принуждением хозяина. У объектов же опеки эта самая свободная воля, которая, повторю, включает в себя способность понимать происходящее, контролировать свои поступки и отвечать за них попросту отсутствует или как в случае детей, находится в процесс становления.

Тот факт, что дети, находясь под опекой учатся быть взрослыми, дает нам ответ на вопрос о том, когда наступает правоспособность. Очевидно, что это наступает в тот момент, когда ребенок уже может поступать, как взрослый. И, очевидно, что существующее правовые критерии вроде достижения человеком некоего возраста являются достаточно произвольными. Разные люди взрослеют с разной скоростью, и в разных сферах деятельности достигают «взрослости» в разное время. Можно предположить, что в свободном обществе правоспособность будет приобретаться в разное время для разных людей и отдельно для определенных сфер деятельности.

Например, ваш сын, как маленький Фейнман, легко может починить любой электронный дивайс. Вы решаете, что он вполне в состоянии зарабатывать этим бизнесом уже сейчас, когда ему всего 12. Он может это делать и через вас, как своего опекуна, но вы хотите, чтобы ребенок пораньше познакомился с прелестями взрослой жизни. Вы с вашим Фейнманом идете в суд, где ваша задача — доказать судье, что мальчик в состоянии заниматься этой деятельностью, он умеет читать, писать, понимает контракты и так далее. Если все проходит хорошо, судья принимает решение о том, что Фейнман может заниматься этим делом, и что в его рамках контрагенты могут считать его взрослым. Заметьте, речь идет не о полной правоспособности, а о наделении качествами взрослого в рамках определенной деятельности.

Здесь сразу становится ясно, что вполне логично допустить существование разнообразных конкурирующих между собой тестов и экзаменов на «взрослость», вроде TOEFL, причем, тестов как для отдельной деятельности, так и для достижения «общей взрослости», то есть, для полного выхода из-под опеки родителей. Разные судьи, в зависимости от своих предпочтений и опыта будут требовать соответствия разным тестам, что, в целом, создаст высоконкурентную среду, способствующую поиску лучших решений.

Очевидно, что ваши работодатели и потенциальные контрагенты тоже заинтересованы в том, чтобы иметь дело со взрослыми и, предположительно ответственными людьми, способности которых засвидетельствованы судом. Это будет создавать дополнительный спрос на тесты и лучшие решения в них.

Таким образом, «взрослость», то есть, интеграция в правовой порядок, будет наступать постепенно и для каждого по разному. Обучение превратится в один из механизмов взросления и получения практических результатов в виде способности (не «разрешения», а, скорее, получения определенного конкурентного преимущества) заниматься определенным делом под защитой права.

Статьи по теме
А что будет с геями при либертарианстве?
А что будет с геями при либертарианстве?

В этой колонке, пользуясь поводом, поговорим про сексуальные «меньшинства», гей-парады и про то как это все выглядит с точки зрения либертарианства. У меня, скажем так, неоднозначное отношение к «прайдам» и «маршам равенства».
27.06 — 2427

Скотный двор или Народное хозяйство
Скотный двор или Народное хозяйство

Вероятно, есть разные пути, которые ведут к либертарианству. Но, в любом случае, на этом пути вам не избежать двух принципиально важных шагов.
06.06 — 2433

Частный договор или Как выйти из политической повестки дня?
Частный договор или Как выйти из политической повестки дня?

Вероятно, одной из причин того, что либертарианство до сих пор воспринимается как некая экзотика является то обстоятельство, что либертарианцы достаточно странно выглядят в рамках политической повестки дня.
21.03 — 2619