Контракты.ua

2907  —  27.12.18
Нарушая этатистский консенсус или Откуда взялось либертарианство?
Нарушая этатистский консенсус или Откуда взялось либертарианство?

К середине 50-х годов классический либерализм оказался в странной ситуации — он исчез. При этом, исчез он очень интересным образом — он победил. Это странное исчезновение либерализма долгое время оставалось незамеченным. Фукуяма написал об этом почти через 40 лет после того, как это произошло, правда у самого Фукуямы либерализм победил еще в 1806 году.

Программа классического либерализма или, по крайней мере, значительная ее часть, была выполнена. Люди в «цивилизованном» мире получили правовую защиту государства, возможность защищать свои права в суде, само государство было организовано согласно принципу разделения властей. Либеральные основы государства были закреплены в конституциях, они провозглашали неотъемлемые права граждан и собственный приоритет перед законодательством, что должно было гарантировать соблюдение этих прав. В «цивилизованных странах» люди получили всеобщее избирательное право, женщины получили равные права с мужчинами. Была гарантирована и на практике почти всегда соблюдалась свобода совести, свобода слова и свобода печати. Граждане получили право не только голосовать, но и участвовать в политике, создавая партии. Законы и конституции гарантировали право собственности и возможность заниматься частным бизнесом. На «международной арене» свободные страны вышли победителями из войны с коалицией авторитарных стран, победители создали институт, призванный решать международные проблемы — ООН.  Распалась колониальная система, бедные страны начали получать финансовую и техническую помощь от богатых. 

Однако, несмотря на адаптацию либеральной политической доктрины большинством западных государств, это никак не помешало (а во многом и помогло) распространению левых идей и политик. Первый рывок был сделан во время Первой мировой. Великая депрессия нанесла по свободе еще один удар, который закрепила Вторая мировая.

Несмотря на либеральные институты, государство все более разрасталось, а свобода индивида все более сокращалась. В 60-70-е либеральные государства превратились в то, что западные либертарианцы называют warfare\welfare state — государство, которое за счет высоких налогов и регулирования содержит голосующие за него «народные массы».

Все больше сторонников свободы чувствовали необходимость в новом самоопределении. Нужно было отделиться от «либералов» и разобраться с тем, что же не так с классическим либерализмом.

Этот процесс начался в США, что, в общем, неудивительно, так как там слово «либерал» было уже узурпировано леваками из Демократической партии. Кстати, в Европе до относительно недавнего времени слово «либерализм» понимали  в его настоящем значении. В 1946 году, Леонард Рид, автор замечательного эссе «Я - карандаш» создал Foundation for Economic Education. Он же первым назвал свои взгляды новым словом - «либертарианство».

Либертарианцы принялись за ревизию наследия классического либерализма. Нужно сказать, что либерализм не является каким-то «учением», которое призвано рассказать нам как нужно жить и которое содержит в себе рецепты «светлого завтра». Здесь нет никакой священной книги вроде «Капитала» и нет пророков вроде Маркса. Либеральная доктрина возникала из сопротивления монархическому государству, а затем полемики с теми, кто хотел превратить это государство в тотальную машину — социалистами и коммунистами. Более того, критика «либеральных реформ» 19-го века во многом принадлежит самим либералам вроде Токвиля и Спенсера, которые понимали, к каким последствиям все это приведет.

Тем не менее, процесс ревизионизма, который продолжается и поныне, позволил увидеть ошибки классических либералов. Либертарианцы не будут числить среди своих предшественников Джона Стюарта Милля или Бертрана Рассела. Им ближе деятели англосаксонского консерватизма вроде Эдмунда Берка. Они скептически относятся даже к Адаму Смиту, благословившему трудовую теорию стоимости, которая стала основной экономической доктрины Маркса. Зато либертарианцы считают одним из первых «правильных» экономистов Фредерика Бастиа, который в острой полемической форме выражал экономические истины, до сих пор недоступные не только политикам, но и многим «профессиональным» экономистам.

Процесс ревизионизма позволил выделить в мировой философии позиции, которые все вместе приводят к либертарианской идее. Этот процесс также позволил сформулировать важнейшие принципы, которые позволяют по-новому взглянуть на общество и его эволюцию.

Долгое время философия свободы не была неким самостоятельным течением. Мы встретим лишь отдельные фрагменты этой философии у древних греков или у средневековых европейских теологов. В какой-то степени, это неудивительно, потому, что сама идея свободы — это сравнительно новая идея.

Людям свойственно переносить на мир собственный опыт и это, как правило, опыт упорядоченной, целенаправленной деятельности в собственных интересах. Поэтому, самое первое описание мира — это мир, который создан по замыслу и продолжает изменяться по замыслу тех, кто его создал. Это мир языческий, в котором боги, как правило, «отвечают» за некоторые стихии, но они используют свое положение в собственных интересах. В этом мире нет закона, нет правил, есть только соперничающие между собой воли и ситуативные соглашения.

Древний Рим для нашей темы важен, прежде всего, своим правом и пониманием его как универсального порядка. Греческие философы не осуждали рабство. Они считали, что если рабов не будет, то некому будет работать и все погибнут. Заслуга римских юристов в том, что они обнаружили, что невозможен совместить рабство и  универсальный правовой порядок. Человек всегда принадлежит сам себе и это есть не какое-то благое пожелание, а просто аналитический факт.


Окончание следует

Статьи по теме
Чем солдат отличается от человека или Где (не) работает теория игр
Чем солдат отличается от человека или Где (не) работает теория игр

Автор этих строк «проходил» теорию игр в ее применении ко всяким военным упражнениям. Честно говоря, не знаю, используют ли ее сейчас для планирования и оценки тех или иных операций и насколько успешны сами кейсы ее применения, но тогда ТИ была достаточно новомодным инструментом и выглядела весьма убедительно.
13.05 — 1773

Что же с нами теперь будет или Почему Зеленский превратится в Порошенко
Что же с нами теперь будет или Почему Зеленский превратится в Порошенко

В этой колонке ненадолго вернемся в «политический дискурс» для того, чтобы поговорить об одной важной проблеме. Проблема эта состоит в попытке определить условия, при которых государство якобы может поменяться в лучшую сторону. Иначе говоря, вопрос состоит в том, способна ли “элита” понимать сигналы и делать выводы на их основе.
25.04 — 6490

Когда человек становится взрослым или Еще раз о разнице между правом и законом
Когда человек становится взрослым или Еще раз о разнице между правом и законом

На просторах интернета мне попалась дискуссия о том, как определить момент, с которого человек сам начинает нести ответственность за свои поступки.
18.04 — 1563