Контракты.ua

1472  —  30.11
Объективный характер социальных законов
Объективный характер социальных законов

Мы можем сказать, что определенное поведение индивидов (следование правилу NAP) делает возможным существование системы, которую мы называем “общество”. Этот факт является совершенно объективной закономерностью, его существование не зависит от нашего отношения и нашего мнения. Если индивиды будут вести себя иначе, общество исчезнет.

При этом крайне важным является следующее обстоятельство -  объектом действия законов социума является общество, а не отдельный индивид. Поэтому упреки “вы говорите, что социальные законы объективны, а вот смотрите, он убил, а ему ничего не было” раздаются не по адресу. Конкретный убийца или вор может остаться безнаказанным, его наказание - дело рук конкретных людей, общество же “наказывает” своих членов не за убийство, а за безнаказанность убийц и воров. Если люди не в состоянии организовать противодействие ворам и убийцам, сообщество начнет приходить в упадок и исчезнет.

Мы уже говорили о том, что здесь существует степень воздействия, которую, очевидно, невозможно измерить. Чем больше плохого поведения, тем менее продуктивно общество, тем меньше оно приносит пользы своим участникам и в этом смысле это и есть объективный социальный закон. Здесь, разумеется, нужно избегать холизма. Говоря о том, что объектом действия социальных законов является “общество в целом” мы не должны представлять себе некий целостный объект. «Общество в целом» появляется потому, что мы не можем сказать, как именно отразится нарушение объективного закона на конкретных людях. Мы не можем сказать, какие именно связи в обществе будут нарушены и опять-таки, к каким именно последствиям и для кого именно это приведет. Мы можем только сказать, что какие-то связи будут разрушены и это будет иметь последствия, для разных людей — разные.

Наиболее очевидными объективными социальными законами являются законы экономики. “Покупатели создают конкурентные предложения и способствуют увеличению цен. Продавцы конкурируют друг с другом и опускают цены. В тот момент, когда встречаются эти две силы, устанавливается рыночная цена, и каждый, кто готов торговать по такой цене, может делать это. Таким образом, закон спроса и предложения, а также все остальные рыночные законы, являются самыми настоящими законами природы, непосредственным образом возникшими из природы и потребностей все той же специфической структурной единицы, - человека. Тот факт, что рыночные законы – это законы природы, объясняет, почему свободный рынок так хорошо работает без всякого регулирования извне. Законы природы всегда практичны – они всегда «работают»

Спрос и предложение - самый простой и очевидный вариант. Нарушение этого закона имеет понятные последствия. Если кто-то прикажет под угрозой силы искусственно занижать цены, вы получите товарный дефицит, как в СССР. Если, наоборот, цены будут искусственно завышаться, как например в случае государственного приказа “минимальной заработной платы”, мы получим избыток непроданного товара, в данном случае - безработицу среди дешевой, то есть малоквалифицированной рабочей силы.

При этом, нельзя сказать, кто именно пострадает от товарного дефицита и кто именно лишится работы. От экономической науки ожидают описания индивидуальной деятельности, например, рецептов того как разбогатеть, но она описывает лишь закономерности этой деятельности (я знаю несколько довольно образованных людей, которые всерьез высказывали претензии экономической теории, поскольку она не содержит в себе рецептов достижения личного богатства. По их мнению, это означает, что теория не верна, иначе экономисты были бы самыми богатыми людьми). Экономика может сказать о том, как сделать общество более богатым, но ничего не может сказать, как сделать богатым конкретно вас. Это же относится и к пресловутой “предсказательной силе” экономики. Она действительно предсказывает. Например, она предсказывает, что если вы запретите наркотики, то до тех, пока существует спрос на них, будет и их нелегальное производство и сбыт, а значит и мафия, она предсказывает, что если государство напечатает своих монопольных денег то будет инфляция и так далее. Чего она не делает, так это количественных прогнозов. Количественные прогнозы и в целом, “макроэкономические показатели” слабо связаны с реальностью, это искусственные конструкции, которые существуют для целей государственной отчетности.

Праксиологические аксиомы и теоремы тоже лежат в основе предсказаний и помогают определять линию поведения. Каждый человек стремится избежать беспокойства (улучшить свое положение). Отсюда общелиберальная (в хорошем смысле этого слова) установка исходить из того, что любая организация должна работать, опираясь не на добрые намерения, а на интересы ее членов. Стремление устранить беспокойство (улучшить свое положение) присуще всем людям, в том числе и чиновникам, поэтому странно ожидать от них, как этого требует господствующая этатистская идеология, того, что они будут руководствоваться альтруистическими соображениями.

В ранг универсальных закономерностей попадают не только формально экономические законы, но и то, что мы считаем этическими требованиями. Например, добровольность деятельности это не просто этическое и моральное требование, это условие функционирования системы. Этика и мораль это эволюционные механизмы, которые создают эмоциональные переживания по поводу того или иного поведения. Тем самым они побуждают людей делать правильные с точки зрения системы (то есть самой возможности совместного проживания людей и максимальной продуктивности такого проживания) выбор.

И, разумеется, все это не означает, что мы не должны ничего делать, раз объективные законы «сами все делают». Это удивительное мнение попадалось мне много раз, поэтому о нем стоит сказать. Объективные законы не “делают”, они описывают, те закономерности, которые возникают, когда люди взаимодействуют в обществе. Весь вопрос в том, о каких именно действиях идет речь. Понимание объективности социальных законов означает неизбежность “наказания” за их нарушение.

“Отвлеченные умы разрабатывали грандиозные планы глубоких реформ и переустройства общества. Более скромные удовлетворялись сбором и систематизацией данных исторического опыта. Но все были абсолютно убеждены, что в событиях общественной жизни отсутствуют такие же регулярность и устойчивость явлений, какие уже были обнаружены в способе человеческих рассуждений и в последовательности природных явлений. Они не искали законов общественного сотрудничества потому, что считали, что человек способен организовать общество, как ему захочется. Если социальные условия не соответствовали желаниям реформаторов, если их утопии оказывались нереализуемыми, вина возлагалась на нравственные недостатки человека. Социальные проблемы рассматривались как этические проблемы. Все, что нужно для построения идеального общества, считали они, -  хорошие государи и добродетельные граждане.

Открытие неотвратимой взаимозависимости рыночных явлений изменило это мнение. Сбитые с толку люди вынуждены были приспосабливаться к новому взгляду на общество. Они с ошеломлением узнали, что человеческое действие может рассматриваться не только как хорошее или плохое, честное или нечестное, справедливое или несправедливое. Общественной жизни свойственна регулярность явлений, которую человек должен учитывать в своей деятельности, если хочет добиться успеха. Бесполезно относиться к общественной жизни с позиций цензора, который что-то одобряет или не одобряет в соответствии с вполне произвольными стандартами и субъективными оценками. Необходимо изучать законы человеческой деятельности и общественного сотрудничества, как физик изучает законы природы.”

Мизес написал эти слова 60 лет назад. К сожалению, количество желающих попробовать объективные социальные законы “на слабо” не уменьшилось.

Статьи по теме
Государство и групповая идентичность
Государство и групповая идентичность

Не секрет, что так называемая «групповая идентичность» является причиной множества бед человечества. На почве этой идентичности происходят конфликты от массовых геноцидов до уличных драк и бытовых ссор.
18.10 — 1927


Copyright © 2009-2013.
ООО «Газета «Галицкие контракты»