Контракты.ua

2104  —  06.05.18
Те, кто не имеет имен, или Партийная память
Те, кто не имеет имен, или Партийная память

Ну, понеслось. Российские информагентства наперебой сообщают об акциях «Бессмертный полк», проходящих по всему миру: тут вам и Америка с Австралией, и Южная Корея, и Вьетнам, и даже Кувейт с Замбией.  Понятно, что соответствующим образом заточены российские посольства, которым нужно отчитаться о проведенной работе, но часто люди участвуют совершенно искренне, помимо усилий ответственных за организацию пропагандистского мероприятия лиц. Впрочем, кто в нынешней России способен разделить искренние чувства к собственным предкам, которых обожгла та большая война, от искреннего восхищения нынешним вождем, который умело на этих чувствах играет?

 

О том, как подчеркнуто неполитическую инициативу томских журналистов, завязанную на частную, семейную память, превратили в жемчужину в короне официозного победобесия, писалось не раз. Не раз, отдельно, писали и о том, насколько брезгливо-равнодушно государство и сами россияне к собственным солдатам, погибшим не семьдесят с лишним лет назад, а буквально вчера или даже сегодня в Украине или в Сирии. Какой-то кусочек посмертной славы достался лишь двум летчикам: подполковнику Олегу Пешкову, сбитому турецким истребителем в 2015 году за нарушение воздушного пространства этой страны, и майору Роману Филипову, три года спустя подорвавшему себя «за пацанов», лишь бы не попасть в плен к сирийской оппозиции и не испытать ее радушие после бомбардировок местного госпиталя. В память об остальных не только не устраиваются какие-то торжественные мероприятия с портретами – даже имена подавляющего большинства из них неизвестны. Екатеринбургский журналист Максим Бородин, попытавшийся выяснить обстоятельства гибели в Сирии наемников частной военной компании Вагнера, почему-то вдруг выпал из окна многоэтажки.

Удивительно, насколько в одних и тех же людях уживаются почтительная память и острое нежелание ничего не знать, понимать и помнить.

В Гданьске, совсем рядом с железнодорожным вокзалом, но в противоположной от Старого города стороне, есть старое Гарнизонное кладбище. Заложенное в XIX веке, когда город входил в Пруссию и назывался Данцигом, оно хранит останки прусских офицеров, австрийских солдат, умерших в плену во время прусско-австрийской войны 1866 года, французских пленных войны 1870-1871 годов. Здесь же и установленный по царскому распоряжению монумент русским солдатам, погибшим при осаде Гданьска в разные годы – 1734, 1807 и 1813 годах. Тут хоронили умерших пленных в первую мировую. Здесь же захоронение воинов Советской Армии времен второй мировой. Такая спокойная, правильная память жителей города, много повидавшего на своем веку, подкупает. Но самое поразительное впечатление оставляет расположенное неподалеку Кладбище несуществующих кладбищ.

При всей удивительной толерантности жителей бывшего вольного города, период управляемой забывчивости при коммунистическом режиме коснулся и их. После войны в Гданьске были закрыты, а затем снесены десятки кладбищ. И само Кладбище несуществующих кладбищ занимает часть парка, разбитого на месте существовавшего полтора века до 1956 года протестантского кладбища. Но чтобы оно появилось, потребовалось еще сорок лет, новый политический режим и люди с совершенно иным представлением о долге памяти, не изувеченным «единственно верной» идеологией.

Кладбище несуществующих кладбищ – это мемориал, сооруженный из остатков могильных плит, когда-то установленных в местах ныне исчезнувших гданьских захоронений представителей самых разных народов и религий. По композиции он напоминает разрушенный храм, а на алтаре написано: «Тем, кто не имеет имен». Сооружен мемориал, между прочим, на деньги города, и граждане не сочли это расточительством. Стоит ли говорить о том, насколько мы пока далеки от такого представления о культуре памяти?

Вот за нее и выпьем, за память.

Налил и немедленно выпил – Леонид Швец

Статьи по теме
Кот на дороге, или Когда откажут тормоза
Кот на дороге, или Когда откажут тормоза

По мере того, как приближаются выборы, люди с нарастающим недоумением встречают выбор других людей. Приверженцы неблизких взглядов получают обидные прозвища и отвечают в том же духе. Зона минимальных приличий заметно сужается. Кажется, лишь безграничная любовь к котикам как-то объединяет перессорившихся избирателей. Но и тут все не так просто.
10.02 — 1759

Уникумы, или Через задний проход
Уникумы, или Через задний проход

Президентская кампания в Украине имеет все признаки уникальности, и заоблачное число кандидатов лишь самый наглядный из них: Петр Порошенко подал документы на регистрацию в Центральную избирательную комиссию 75-м по счету. Двадцать с лишним в ЦИК уже завернули, кому-то еще откажут до 9 февраля, когда станет известно окончательное число тех, кто сумел пройти отбор. С полсотни в бюллетене будет точно. Прежний рекорд был поставлен в 2004 году, тогда претендентов было 26.
04.02 — 3598

Кофейный кандидат, или Уровень притязающих
Кофейный кандидат, или Уровень притязающих

Дональд Трамп едва отметил двухлетие пребывания на посту, впереди еще столько же, а уже собралась немаленькая компания претендентов, которые не прочь отобрать у него в 2020 году место в Белом доме. Это прежде всего, конечно, демократы, в своей партии пока никто не осмелился открыто бросить вызов президенту, который не теряет популярности среди базового электората, несмотря на свои беспримерные фокусы.
27.01 — 1726


Copyright © 2009-2013.
ООО «Газета «Галицкие контракты»