Контракты.ua

5235  —  01.03
А защищать вас никто не должен. Убийство в Паркленде и ответ на вопрос «а как же будет работать полиция без государства»
А защищать вас никто не должен. Убийство в Паркленде и ответ на вопрос «а как же будет работать полиция без государства»

Недавний массшутинг в школе городка Паркленд во Флориде имеет одну показательную деталь, которая заставила меня отложить наш квест по поиску того, откуда взялось государство и написать эту колонку. Деталь эта состоит в том, что на месте происшествия были полицейские, но они не вмешались в происходящее. Приставленный к школе офицер Скот Питерсон во время убийства детей так и не решился пойти посмотреть, кто же там шумит. Аналогичным образом поступили еще четыре офицера, которые прибыли позже и храбро прятались за своими машинами. 

Публика, конечно, возмутилась поведением полицейских. Американцы, как и большинство читателей этой колонки полагали, что полицейские не просто плохо себя вели, но и совершили преступление. И вот тут всплыла одна важная подробность, которая состоит в том, что полицейские в США не имеют конституционной обязанности защищать вас. Так решил Верховный Суд в 2005-м году.

Должен сказать, что я полностью солидарен с решением суда и считаю его справедливым и весьма своевременным. Обыватель верит в то, что монополия государственной полиции существует потому, что это единственный надежный способ добиться защиты этого самого обывателя. Но это лишь вера и вера ошибочная. Фактически, суд определил чем является полиция в структуре государства и суд не создал здесь какого-то нового правила. Он действовал по принципу «если что-то крякает как утка...» то есть, он показал чем действительно занимается полиция, и это оказалось совсем не то, чем должна заниматься полиция по мнению обывателя. Полиция в США занимается энфорсментом закона, а не защитой граждан. 

Это очень важное решение (которое, кстати, вряд ли могло появиться в странах континентального права) и важно оно по двум причинам. Во-первых, это, как говорится,  чистосердечное признание группы юристов, мнение которых имеет решающую силу в правовой системе ведущего государства Запада, которое большая часть прогрессивной общественности считает образцом для подражания. Теперь, когда вам будут рассказывать о том, что только монопольная государственная полиция может защитить вас, можете смело ссылаться на решение Верховного Суда, который говорит, что полиция совсем не для того там стоит. Фактически, вы бессильны перед преступниками. Вы разоружены, вам запрещено защищаться и полиция не обязана вас защищать. Во-вторых и это как по мне, куда более важно, решение Верховного Суда позволяет лучше понять саму идею государственной полиции, и, следовательно давать более адекватные ответы на вопрос «а как же теперь все это будет без государства».
Итак, понять что что такое полиция можно, если различить «энфорсмент закона» и «защиту». Это совершенно разные виды деятельности, хотя иногда они могут и совпадать. Полиция занимается энфорсментом, защитой она не занимается (видимо, по этой причине частных охранников в тех же США больше, чем офицеров государственной полиции). Поэтому, прежде чем рассуждать на тему «как будет работать полиция без государства» мы должны установить, является ли существование неких специальных регулярных сил, энфорсящих закон обязательным? Является ли существование таких сил неизбежной потребностью, вызываемой деятельностью любой правовой системы? Установить это довольно просто. Мы не найдем ничего похожего на полицию в обычном праве в тех случаях, когда оно существовало без государства. Странное дело, в той же Исландии существовали законы в привычном нам виде письменных текстов, а вот специальных подразделений энфорсмента не было. Не было никакого специального энфорсмента и в Ирландии в эпоху, когда она существовала без государства, и в Риме (практически даже в императорскую эпоху), правом которого мы с вами пользуемся до сих пор.

Люди тысячелетиями прекрасно обходились без регулярной полиции для того, чтобы энфорсить право. Например, широко применялись залоги, а сделки имели гарантов, которые отвечали своим имуществом. В крайнем случае суд мог призвать взрослых мужчин сформировать милицию для исполнения закона, но эта милиция была ситуативной, созываемой для какой-то экстренной ситуации. Лучше всего в качестве энфорсмента работала угроза оказаться вне закона, поскольку это означало перспективу отправиться в изгнание или жить в землянке в лесу.

Более того, государства тоже долгое время обходились без специальных сил энфорсмента. Налогообязанные как-то решали свои вопросы сами, а если государству нужно было их принудить к чему-то, оно обычно прибегало к услугам армии. Например, весь энфорсмент английского короля ограничивался шерифами (на каждый «шир» по шерифу). Дальше больше — когда в 19 веке государство создало полицию, она не имела привычных нам функций, эти функции «приросли» к ней только к началу 20-го века

То есть, получается, что регулярная полиция — это совсем не обязательная опция для развитого социума. Это специфическое порождение государства, причем, появившееся относительно недавно и причиной его появления был невероятный рост государственного регулирования и вмешательства в жизнь обычных людей. Вот для вмешательства и регулирования (то есть, принуждения к нему) и была создана полиция.
Теперь, отвечая на вопрос «а как же будет работать полиция без государства» нам сначала нужно решить, а нужен ли вообще какой-то аналог государственной полиции? Мы часто допускаем неточность, говоря, что «полиция будет частной». Эта неточность простительна, так как в большинстве случаев все, что сегодня выглядит как «функция» государства на самом деле было когда-то им присвоено и может существовать отдельно от него. Но государство не присваивало полицию, в свободном обществе никогда не было ничего похожего на нее. Это сугубо государственное изобретение.
Это приводит нас к следующим вопросам — какими тогда могут быть механизмы энфорсмента без государства и, конечно же, механизмы защиты? Следуя заветам дедушки Ротбарда, правильно было бы ответить «не знаю». Но никто не запрещает фантазировать на тему. Правда, фантазии могут быть продуктивными только, если они находятся в границах, которые задаются реальными закономерностями. Эти границы, по крайней мере, позволяют сказать не столько о том, что именно будет, но о том, чего, скорее всего, не будет. И чаще это оказывается важнее, чем описание неких гипотетических форм решения гипотетических проблем.
Так вот. Попробуем определить эти границы. Мы начали с вопроса о частной полиции, предполагая, что «полиция» - это есть универсальный способ создания некоего однородного блага «безопасности». Теперь мы выяснили, что это не так, что реальная полиция не занимается, например, защитой, а только энфорсментом, то есть, наша «безопасность» разделилась на два разных ручейка и если мы будем продолжать в том же духе, мы увидим, что «защита» и «энфорсмент» будут, в свою очередь, тоже делиться на различные и иногда мало связанные между собой виды деятельности. Мы увидим, что государственная полиция искусственно объединяет всю эту деятельность под одной крышей и делает она это потому, что государству нужна монопольная сила для принуждения.
Другую границу даст нам понимание того, что государственная полиция энфорсит одинаковый для всех на большой территории «закон». Часто она и определяет, что является «законным» в данном конкретном случае. По этой причине полиция может выдвигать обвинения, «открывать уголовные дела» и быть стороной в суде, например.
Свободное общество отличается как раз тем, что никакого обязательного для всех «закона» не существует. Точнее, он существует в том смысле, в котором существуют объективные физические законы, и на этот закон будут опираться все, кто будет судить о справедливости, прежде всего, судьи. С этим объективным законом ничего нельзя поделать и он никак не зависит от «законодателя», которого, кстати, здесь тоже не существует. Правда, объективные законы охватывают только базовые принципы. Соответственно, на этих принципах могут строиться самые разные правила и их группы. Собственно, и сейчас дело тоже обстоит именно так — право одинаково в своей основе для всех людей, но вот «правовых систем» может существовать огромное количество. Возвращаясь к нашей теме, все это означает, что в существовании некой структуры, специализирующейся на «энфорсменте закона», нет необходимости, не говоря уже о том, что если даже кому-то захочется вести такую деятельность это будет крайне затруднительно, ввиду того, что «закон», то есть, правила, будут разными.

Поэтому энфорсмент закона, который включает, прежде всего, исполнение контрактов и решений суда, будет, как и всегда это было в истории, делом частных лиц. С контрактами проще, так как большинство из них можно энфорсить с помощью системы залогов и поручительств, которая с появлением интернета и криптовалют может быть гораздо эффективнее и доступнее, чем это было в старые времена. С судами сложнее, в том смысле, что здесь может быть предложено множество решений, точнее, суд может поступать множеством способов, чтобы гарантировать исполнение своего решения. Но прежде всего, нужно понимать, что суд в свободном обществе это, прежде всего, инструмент решения споров тогда, когда стороны не могут разрешить спор по другому. То есть, суд не является репрессивным органом, он не является способом принуждения, как это очень часто бывает сегодня, когда одна сторона пытается «засудить» другую. Повторю, не существует никакого обязательного для всех закона, к нарушению которого можно апеллировать и потому нет и опции «засудить». Нарушить можно только добровольно взятые обязательства, либо правила собственника. Поэтому в том, что мы сегодня называем «гражданским процессом» мотивация сторон в большинстве случаев будет другой, чем сегодня. Самое простое решение здесь — это предварительное обязательство сторон исполнить решение суда с очевидными и легко исполнимыми санкциями в случае нарушения этого обязательства. Например, в виде тех же залогов. В том, что мы называем «уголовным процессом» дело обстоит даже несколько проще, поскольку если ответчик будет признан виновным и попытается саботировать решение суда, он рискует оказаться вне закона.

Деятельность по «защите» скорее всего окажется еще более разнообразной. Опять-таки, лучший ваш защитник — это вы сами. Поэтому, очевидно, что наиболее распространенной формой будут вооруженные граждане, их семьи, друзья, соседи и прочие ситуативные или полуформальные объединения взаимопомощи. Конечно, нельзя исключать и существования охранных компаний, специализирующихся на соответствующих услугах, однако они не являются частным аналогом современной государственной полиции по двум причинам. Во-первых, их обязанности определяются контрактом, то есть, каждый раз это разные обязанности, а не мифический одинаковый для всех «закон». Во-вторых, они предоставляют услуги конкретным лицам, а не просто следят за соблюдением закона на некой территории. Учитывая тот факт, что рынок поощряет разделение труда и специализацию, такие функции современной полиции как расследование, шпионаж, различные лабораторные исследования будут выполнять специализированные организации и фирмы.
В общем, отвечая на вопрос «а как же будет работать полиция без государства», нужно, прежде всего, понимать, что современная полиция и ее функции — это порождение самого государства. Следовательно, никакого прямого частного аналога государственной полиции без государства быть не может. Затем, рассуждая о вероятных формах защиты, охраны, энфорсмента контактов и судебных решений, нужно помнить о границах такого рассуждения. Как минимум два обстоятельства задают эти границы. Первое. В свободном обществе нет одинакового для всех и обязательного для всех закона. Второе. Деятельность «правоохранителей» определяется контрактом, а не «законом», они оказывают услуги людям, а не энфорсят закон на территории.

Статьи по теме
Государство и групповая идентичность
Государство и групповая идентичность

Не секрет, что так называемая «групповая идентичность» является причиной множества бед человечества. На почве этой идентичности происходят конфликты от массовых геноцидов до уличных драк и бытовых ссор.
18.10 — 1099

Немного о разнице между психологией и праксиологией
Немного о разнице между психологией и праксиологией

Наткнулся на очередные цікаві досліди в области психологии, которые, как обычно, претендуют на то, чтобы объяснить социальное поведение людей, но вместо этого демонстрируют его полное непонимание.
11.10 — 1389

Ведь Мизес и Хайек не были анархистами!
Ведь Мизес и Хайек не были анархистами!

Уже несколько раз в качестве аргумента против «анархо-капитализма» слышал примерно такое: «Вот вы ссылаетесь на Мизеса и Хайека, а ведь они не были анархистами». После этого иногда приводят цитаты, в которых Мизес или Хайек говорят о пользе государства.  
04.10 — 1914


Copyright © 2009-2013.
ООО «Газета «Галицкие контракты»