Контракты.ua

9262  —  29.12.17
Слезы олигархов: что означают лондонские «несчастья» Коломойского и Григоришина
Слезы олигархов: что означают лондонские «несчастья» Коломойского и Григоришина

Конец года преподнес трем украинским олигархам неприятные сюрпризы – заморозку их зарубежных активов. Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов пострадали из-за иска Приватбанка, Константин Григоришин получил «удар» в судебном процессе по делу сумского НПО им. Фрунзе. Похоже, что Запад сам взялся за украинских «капитанов бизнеса», не видя особого прогресса у нашей Фемиды. На Банковой вполне могут радоваться решениям лондонских судов, даже если их не инициировали непосредственно в кабинете президента Украины. Но последствия такой «победы» для Петра Порошенко, украинского олигархата, и в целом для страны могут быть намного более комплексными и неоднозначными. Контракты.ua разбирались в проблемах и последствиях решений британского правосудия для украинской политики в условиях наступающего предвыборного года.

«Приват» и Коломойский: суровый ветер с Альбиона

«Приказ об аресте активов был выдан на основании детальных доказательств, представленных суду, из которых следует, что господа Коломойский и Боголюбов путем проведения ряда незаконных операций вывели из банка почти 2 млрд долларов, в результате чего, средства переводились компаниям, которые им тайно принадлежали или находились под их контролем», - такой пресс-релиз впустил Приватбанк 20 декабря - в день, когда Высокий суд Лондона постановил арестовать зарубежные активы Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

Менеджеры теперь уже государственного Приватбанка явно довольны таким поворотом в споре с бывшими владельцами. Благодаря решению британского суда они рассчитывают вернуть даже не 2, а 2,5 млрд долларов – с учетом процентов. Между прочим, именно в такую сумму Forbes оценивает все капиталы группы «Приват». Так что, на первый взгляд, дела у экс-владельцев Привата очень не радужные.

Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов

О каких конкретно сделках или операциях идет речь? Прямого указания в решении Высокого суда нет. Вариантов два: либо это некие операции, осуществленные непосредственно перед национализацией Приватбанка, либо сделки еще 2014 года, когда 42-м подконтрольным банку предприятиям и структурам были выделены кредиты под залог имущественных прав на товар. После этого «приватовские» предприятия заключили сделки с нерезидентами, потребовав 100%-ную предоплату. Считается, что в результате этого Приватбанк потерял 19 млрд грн. На тот момент Коломойский возглавлял Днепропетровскую ОГА, железной рукой подавлял сепаратизм в прифронтовой области, и считался одним из главных «спасителей отечества». Скандал развития не получил.

Но уже в 2015-м, и особенно в 2016 годах, Приватбанк, согласно собранным ныне данным, напоминал «финансовую пирамиду». 97% его корпоративного портфеля составляли кредиты, связанные с акционерами компании. Если бы они отказались платить, обслуживание и погашение займов могло в любой момент прекратиться. Ресурсов для возврата вкладов в самом крупном негосударственном банке страны попросту не было. Учитывая долю в банковском секторе Украины, а также политическое и медийное влияние Коломойского, Приватбанк становился потенциальной угрозой национальной безопасности. НБУ и МВФ били тревогу около года перед окончательной национализацией банка, состоявшейся, в итоге, 21 декабря 2016 года. Нынешнее решение Лондонского суда появилось, что символично, через 364 дня после национализации.

На декабрь прошлого года в капитале Приватбанка не досчитались 150 млрд гривен, «повисших» на госбюджете. В Нацбанке сразу же стали утверждать, что только за последнюю ночь перед национализацией менеджмент Коломойского вывел из банковского учреждения 16 млрд грн. Возможно, в решении Лондонского суда имеются в виду именно они, а не упомянутые сделки 2014 года. Отметим, что к настоящему времени национализированный Приватбанк докапитализирован на 139 млрд грн.

В апреле 2017 года по делу Приватбанка началась подлинная судебная война. Тогда Печерский суд по ходатайству ГПУ и арестовал 415 объектов недвижимости в ходе расследования дела о махинациях в банке. В ответ Коломойский и Боголюбов начали судебную войну против НБУ, Кабмина и нового менеджмента Приватбанка, оспаривая решение о признании последнего неплатежеспособным, а заодно и саму национализацию. В ответ ГПУ открыла несколько дел против бывших владельцев банка по факту доведения его до неплатежеспособности. О своем расследовании заявило и НАБУ.

В сентябре государство нанесло новый удар: Печерский суд постановил наложить арест на завод по производству напитков «Биола», офис телеканала «1+1», самолет Boeing 767-300 и другие активы по делу о хищении средств в Приватбанке.

Казалось бы, судебные тяжбы перешли в стадию вялотекущего рассмотрения без очевидных шансов каждой из сторон, но тут, в конце ноября, состоялась «случайная» встреча генпрокурора Юрия Луценко с Коломойским в Амстердаме, после которой дела последнего в Украине стали, на удивление, улучшаться. Во-первых, Генпрокуратура, по решению Печерского суда, получила доступ к материалам, касающимся взаимоотношений Приватбанка с Hogan Lovells — юридической компанией, прелставляющей интересы Приватбанка в споре с Коломойским и Боголюбовым. В числе этих документов были результаты расследования, проведенного юристами и аудиторами, нанятыми Приватбанком. Таким образом, ничто не мешало Коломойскому и Боголюбову ознакомимся с содержанием этих документов – естественно, при доброй воле Генпрокуратуры.

А 15 декабря Соломенский райсуд решил, что персональные данные Коломойского не подлежат сбору, передаче или распространению, что явно ограничивает и тормозит расследование против него.

Фото студента Павла Карпеца с Коломойским и Луценко, сделанное в Амстердаме

«Встреча Юрия Луценко с Коломойским в Берлине, конечно, не была случайной. Порошенко таким образом делал примирительный жест. Да и Коломойский явно не дал фотографировать себя, если бы не захотел», - указывает политолог и политтехнолог Алексей Якубин.

И вот, после нескольких внутриукраинских судебных побед, по Коломойскому был нанесен удар из Лондона.

Страдания на этом не кончаются

Более того, выяснилось, что на данный момент в Высоком суде Лондона находятся еще два иска против Коломойского и Боголюбова. Первый из исков подал бизнесмен Вадим Шульман. Он обвиняет главных «приватовцев» в невыплате ему 28,5 млн долларов. Суть дела такова: в 2001 году Шульман купил неработающий сталелитейный завод Warren в США. Возобновив производство, он в 2006 году решил повысить его капитализацию, пригласив Коломойского и Боголюбова в качестве инвесторов. Те согласились внести в капитал равные доли по 30 млн долларов, а Шульману выплатить компенсацию за первоначальную инвестицию, как раз в размере 28,5 млн. В итоге Боголюбов и Коломойский просто «кинули» Шульмана, не выплатив ему ничего.

Вадим Шульман

Еще один иск связан с давней «разборкой» Коломойского (а заодно Александра Ярославского, являющегося в данном случае его партнером и также ответчиком в суде) с российской «Татнефтью». Россияне обвиняют их в мошенничестве, и в неуплате денег за поставку нефти на Кременчугский НПЗ еще в 2009 году.

Отметим, что про этому делу Коломойский и Боголюбов уже имели опыт негативного для них решения британского правосудия - в апреле 2016 года их активы заморозили по иску «Татнефти» Однако это решение не повиляло на их собственность в Украине. Более того, уже в ноябре 2016-го решение было изменено, и суд отклонил иск «Татнефти». Однако «русские не сдаются»: в октябре 2017-го они выиграли апелляцию, и теперь Высокий суд Лондона обязан заново рассмотреть дело.

Григоришин: не спрятаться, не скрыться

На следующий день после Коломойского и Боголюбова похожее несчастье настигло и бизнесмена Константина Григоришина. Его активы, входящие в группу «Энергетический стандарт», были заморожены Лондонским коммерческим международным арбитражем в рамках иска, предъявленного Григоришину Вадимом Новинским и Владимиром Лукьяненко.

Сумма, вокруг которой идет тяжба – более 300 млн долларов ПАО «Сумское НПО», 83,7% акций которого владеет Григоришин. Решение было принято по ходатайству адвокатов Лукьяненко. Им удалось, судя по всему, доказать британцам, что Григоришин может скрыть или же «размыть» свои активы, дабы избежать выплат по решению арбитража.

Решение по делу не в пользу Григоришина было принято еще в мае 2016 года, когда тот же Лондонский арбитраж присудил «Энергетический стандарт» выплатить более 305,8 млн долларов Новинскому и Лукьяненко. 5 октября Высокий суд Англии отказал адвокатам Григоришина в апелляции. Однако Григоришин с выполнением решения явно не спешит. Более того – видимо, предпринял некие действия, направленные на сокрытие своих активов.

Константин Григоришин

Полный текст решения является секретным, но из обнародованных активов в решении суда упоминаются, в частности, компании «Запорожтрансформатор», «Турбоатом», ПАО «Сумское НПО», Укрречфлот, Запорожский кабельный завод, «Сварог Эссет Менеджмент». Британцы установили, что большая часть активов Григоришина, по состоянию на 2015 года, замыквались на двух офшорах - Energy Standard Fund Limited (ESF) и холдинговой компании группы «Энергетический стандарт» - Energy Standard Fund Management Limited (ESFML).

Стороны связаны обязательством о неразглашении информации, потому вряд ли от Новинского, Лукьяненко и, тем более, Григоришина, можно будет получить комментарии по этому решению.

Версий того, почему на Коломойского, Боголюбова и Григоришина состоялась синхронизированная атака именно сейчас, можно выделить три. В каждой из них напрямую затрагивается будущее Украины в 2018-2020 годах.

Версия первая. Атака по согласованию с Банковой

Выгодность решения, принятого в Великобритании, для Петра Порошенко более чем очевидна. Потому-то версия о согласованных действиях Высокого суда Лондона и украинской власти – первая, которая приходит на ум после произошедшего. В ее пользу говорит «хронологический фактор»: проблемы Коломойскому создают «на дальних подступах» к избирательной кампании 2018-2019 годов, и в условиях протестной активности, стимулируемой Михеилом Саакашвили. Характерно, что Саакашвили еще 18 декабря сделал заявление о приостановке протестных акций. Конечно, от Михеила Николозовича прозвучали тогда совсем иные аргументы, основной из которых – нежелание быть вовлеченным в провокации.

«Почему-то проблемы у Коломойского начались именно теперь, когда активизировались протестные акции Саакашвили, началась пробная раскрутка Зеленского как политического деятеля и т.д.», - указывает политолог Петр Олищук.

Аналогичной он считает и ситуацию с Григоришиным, которого традиционно связывают с группой «еврооптимистов», а роль последних в нынешних протестах весьма заметна. «Даже если проблемы Григоришина проблемы имеют только лишь экономическую подоплеку, все равно, его возможности влиять на власть через политику уменьшаются», - уверен политолог. 

Впрочем, не все эксперты склонны напрямую коррелировать обострение оппозиционной борьбы на улицах и указанные проблемы украинских олигархов. Они резонно указывают, к примеру, что судебные успехи Коломойского в первой половине декабря, т.е. после встречи с Луценко, говорят как раз о стремлении Банковой договориться с днепропетровским экс-губернатором, и пойти ему на встречу. Возможно, речь идет даже о перезаключении условий неких договоренностей, имевших место в 2015 году, при его отставке с поста губернатора, и затем в 2016-м, перед национализацией Приватбанка.

Встреча Порошенко и Коломойского 24 марта 2015 г., перед отставкой последнего

«Само начало процесса против Коломойского не было инициативой Банковой, - уверен Алексей Якубин, - Наоборот, Порошенко не хотел бы именно сейчас обострять отношения с ним. Приватбанк был национализирован с негласными договоренностями: государство «закрывает глаза» на невозвращенные кредиты банка, а Коломойский «не мутит воду», не применяет свое медийное и финансовое влияние для поддержки оппозиции, не пускает в ход имеющийся у него компромат».

Аналогичного мнения придерживается и глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко. «Говорить о прямом объявлении войны Банковой в отношении Коломойского я бы не стал. Как и о начале политического сезона. Еще слишком рано. Тем не менее, идут «настройка инструментов» и «репетиции оркестра». Коломойский всегда играл в украинской политике важную партию, но теперь она может прозвучать намного слабее, чем ранее», - считает он. 

Получается, что Запад – в лице лондонских судов - вынужден был взяться за дело сам. Формально работая «без гнева и пристрастия», на деле британское правосудие демонстрирует иные посылы, главный из которых – показать, что неприкосновенных внутри украинского олигархического сословия нет, и никакие внутренние игры не могут помешать англосаксонской «машине расследования». И в этом плане Порошенко оказывается такой же целью, как и Коломойский. Формально выигрывая от проблем Игоря Валерьевича, на деле украинский президент получает еще одно послание на тему «кто в доме хозяин».

«Запад в последнее время направляет в сторону Порошенко очень критические месседжи. Потому любое доказательство того, что на наших «акул» бизнеса можно влиять вот так, «по щелчку», говорит о том, что и Порошенко очень уязвим. Это иллюзия, что сосредоточив все больше активов в Украине, «зачистив» конкурентов, и став «суперолиграхом», он усиливается. Наоборот, это его ослабляет, делая более уязвимым именно с точки зрения западного влияния», - указывает Алексей Якубин.

Характерна в этой ситуации и роль Нацбанка. Куратор от НБУ находился в Приватбанке несколько месяцев перед национализацией. Каким образом при этом удалось вывести те же 16 млрд грн «за одну ночь» - вопрос. Подобный «недосмотр» НБУ вряд ли считаться случайным.

«Западу очень важен факт невыполнения Коломойским своих обязательство по реструктуризации долга Приватбанка. Это должно было произойти к 1 июля, но не произошло. А такие вещи очень важны для международных финансовых институтов», – подчеркивает Алексей Якубин, добавляя, что представители ЕБРР входят в наблюдательный совет Приватбанка. 

Версия вторая. Запад «обнуляет» олигархов

Эта версия коррелирует с первой, но несколько смещает ее акцент. Речь идет не о сосредоточении в руках Порошенко максимальной власти и «прикрытия» этой деятельности путем ослабления альтернативных центров олигархического влияния, а о ликвидации самого олигархического способа управления украинской экономикой. Причем не только и не столько в благородных целях борьбы с коррупцией, сколько для того, чтобы окончательно интегрировать украинские рынки в мировую экономическую систему, окончательно уничтожив в ней центры независимого принятия решений.

«Запад рассматривает украинский олигархат не как угрозу демократии и источник коррупции (хотя отлично понимает, что это так и есть), а как конкурента в экономическом влиянии. Пока существует сильная «завязка» украинской экономики на конкретных людей, есть возможность и влиять на этих людей, - считает директор Украинского института анализа и менеджмента Руслан Бортник, - Более того, скажу непопулярный тезис: украинский олигархат – последний бастион экономической самостоятельности Украины. Западу нужно, чтобы местный капитал не мешал продвигать интересы транснациональных корпораций».

Кроме того, в рамках подобной «деолигархизации», инициируемой и проводимой Западом, решается еще один принципиальный вопрос: возможность кого-либо из олигархов или их группы заключить в будущем некие договоренности с Россией, влияющие как на украинские политику и экономику, так и на интересы Запада. Примеры Ахметова и Фирташа в этом смысле очень показательны, а Григоришин и вовсе может рассматриваться Западом как российский агент влияния. И потому его нейтрализация также имеет важное значение.

Версия третья. Война за ресурсную базу

Атака на «Приват» может быть если не заказана, то одобрена и другими представителями олигархата. В первую очередь, доволен должен быть Виктор Пинчук, который уже один раз, фактически, выигрывал дело у Коломойского (официально в январе 2016-го иск Пинчука к Коломойскому завершился мировым соглашением). Несмотря на то, что стороны пошли на мировую, «неприятный осадок остался», и отношения двух «заклятых днепровских друзей» далеки от идеальных. Не все гладко у Коломойского и с Ринатом Ахметовым, несмотря на отсутствие внешнего противостояния.

«Это война всех против всех, - уверен Руслан Бортник, - У Коломойского много противников, это не только Банковая. Это и Пинчук, и Ахметов. Много кто мог повлиять на предоставление документов, аргументирующих решение Лондонского суда».


По мнению Бортника, глубинная суть происходящего – снижение «кормовой базы» олигархата, возможности оперировать экономическими активами. В таких условиях начинается перераспределение собственности «на высшем уровне».

Но даже если рассматривать эту версию как единственно верную, все равно роль Запада нельзя сводить к «потаканию» украинским олигархическим войнам. Ослабление каждого из отечественных «титанов бизнеса» приближает конечную цель – контроль Запада над украинской экономикой и ликвидацию последних остатков олигархических свобод.

И что же дальше?

Здесь нужно сделать важное уточнение. Оба решения – и в отношении активов «Привата», и в отношении Григоришина – не означают автоматического исполнения в Украине. Более того, решение Высокого суда Англии должно быть подтверждено соответствующим решением украинского суда.

Помимо этого, между Соединенным Королевством и Украиной не существует договора о взаимном признании судебных решений. Такое соглашение у Британии вообще заключено только с семью странами. Помимо США, все остальные - офшорные «гавани»: Кипр, Багамские острова, Британские Виргинские острова, Панама, Сейшельские острова, Сент-Винсент и Гренадины. Что очень существенно для тех, кто хранит там свои сбережения. Но ведь они могут храниться не только на этих райских островах.

Так что, если тяжба снова «зависнет», и если Банковая и попавшие «под раздачу» олигархи не договорятся (в т.ч. между собой), то у Коломойского, и в меньшей степени, у Григоришина, все еще остается возможность идти ва-банк, используя политический ресурс. Выборы приближаются.

«Коломойский любит воевать, в т.ч. в судах, но сейчас, даже при благоприятном для него ходе расследования, он все равно будет связан проблемами, которые появились в результате решения Лондонского суда. Вернуть Приватбанк он не сможет. Но и украинское государство не сможет заставить его выплатить все долги, - уверен Владимир Фесенко, - Потому думаю, что теперь и Банковая, и Коломойский пойдут на некий компромисс. Аналогично будет и Григоришиным, имеющим свою группу влияния в парламенте. Кроме того, роль последнего в большом бизнесе будет снижаться».

Алексей Якубин, в свою очередь, считает, что Коломойский может поддержать сразу несколько политических проектов, т.к. он привык «раскладывать яйца в разные корзины». «В нынешних условиях это может вылиться и в поддержку Тимошенко, и «Народного Фронта», и в раскрутку политпроекта Владимира Зеленского - как минимум, на парламентские выборы», - считает аналитик.

Украинский олигархат – под прицелом

Вывод из западных санкций в отношении украинских олигархов (тут уместно вспомнить и о пребывающем вот уже почти четыре года под «дамокловым мечом» экстрадиции в США Дмитрии Фирташе) можно сделать следующий: «воспитание» наших «диких капиталистов» и приучение их к нормальным методам ведения бизнеса продолжается, и приобрело необратимый характер.

Максимально ослабив самостоятельность украинских олигархов, показав, что никакие заслуги перед сдерживанием агрессии РФ не могут быть индульгенцией для сомнительного ведения бизнеса и ослушания западных кураторов, американские и английские партнеры все больше будут замыкать не себе реальное управление Украиной.

Вход в здание Высокого суда в Лондоне

В то же время, объективная, в ходе этих процессов, концентрация власти и средств в руках Петра Порошенко делает всю пирамиду украинской «власти-собственности» намного более контролируемой, чем во времена «олигархической республики». И, если признать, что процесс идет под контролем Запада, то Порошенко, формально и тактически выигрывающий от уменьшения финансовых возможностей конкурентов, в стратегическом плане становится максимально уязвимым. Западом он рассматривается как всего лишь временный управляющий страной, получающий за это бонусы, и не более того. А его возможный «снос» с вершины власти не будет означать обрушения структуры украинского государства. Конечно, если этот «снос» будет управляем с того же Запада.

Так что 2018 год будет для олигархов более чем «стремным». Их влияние будет уменьшаться, но это не будет означать реальное укрепление власти президента Украины. Выстроенные еще Кучмой конструкции олигархической Украины продолжат «трещать», что неизбежно скажется на избирательных кампаниях – вначале президентской, а позднее парламентской. Хотя, по очередным слухам из властных кабинетов, обе кампании могут поменять местами, перенести на 2020 год, или же вовсе отменить.

Впрочем, это будет уже совсем иная история… 

Автор – Павел Серов

Статьи по теме
В Луганске перед
В Луганске перед "выборами" появились бигборды

Местные жители рассказали журналистам о ситуации в городе накануне так называемых "выборов".  
07.10 — 1279

Судьбу Киево-Печерской и Почаевской лавр будет решать Кабмин
Судьбу Киево-Печерской и Почаевской лавр будет решать Кабмин

После признания Поместной украинской православной церкви судьба Киево-Печерской и Почаевской лавр, которые в настоящее время координируются Москвой, окажется в руках Кабинета министров.
25.09 — 8068

Черный лебедь, Сливной бачок и Боксерская груша: технические кандидаты и их разновидности
Черный лебедь, Сливной бачок и Боксерская груша: технические кандидаты и их разновидности

В 2014 году в «президентском» бюллетене было 17 фамилий. В 2019-м вряд ли окажется меньше. Можно смеяться на аутсайдерами, но они определяют триумфаторов ничуть не меньше, чем наши симпатии.  
12.09 — 623


Copyright © 2009-2013.
ООО «Газета «Галицкие контракты»