Контракты.ua

3015  —  09.12.17
На Рубиконе: как украинская власть «срывается с цепи»
На Рубиконе: как украинская власть «срывается с цепи»

Атака на Национальное Антикоррупционное Бюро и попытка задержания Михеила Саакашвили – звенья одной цепи. Власть живет в постоянном ожидании момента, когда будет можно раз и навсегда покончить со всеми видами неподконтрольной активности и оппозиционной деятельности в стране. Единственное, что ее сдерживает – реакция Запада.

Именно потому попытки «наездов» на всех неугодных предпринимаются методом «бури и натиска», что только усиливает подозрения того же Запада в ангажированности правящей коалиции и лично президента Украины. А вынужденное отступление от «решительного курса» только подчеркивает отличие этой власти от предыдущей: иногда «дружеские намеки» западных кураторов могут оказаться более суровыми, чем объятия северного медведя.

Контракты.ua разбирались, почему в самых высоких кабинетах страны решили, что именно сейчас наступил момент для решительной зачистки политического поля, кто может тайно управлять действиями украинской власти, и задумались о том, как на самом деле эта ситуация отразится на перспективах и власти, и страны.

Цугцванг Порошенко

Михеил Саакашвили на крыше стал уже одним из новых украинских мемов. Вне зависимости от симпатий и антипатий к нему, история с задержанием самого яркого из нынешних оппозиционных политиков Украины символична. Она показывает как намерения и мотивации власти, так и ее реальные возможности. А также задет много вопросов, главный из которых – отнюдь не о подлинности записанных на пленках голосов. Главный вопрос – продуманность действий тех, кто это задержание организовывал.

История получилась слишком некрасивой, чтобы репутация президента, Генпрокурора и украинских силовиков могла полноценно восстановиться в глазах Запада. Теперь Порошенко находится в цугцванге. Какое бы действие он не предпринял, ожидаемого эффекта не получится, и доверие западных партнеров не станет прежним. Тем более, что попытка задержания Саакашвили совпала по времени с разгромом, учиненным СБУ и Генпрокуратурой в НАБУ.

Воскликнуть сакраментальную фразу «Совпадение? Не думаю!» в данном случае не просто можно, но и нужно. С тем, что власть начала атаку на все, что «движется» в несогласованную с ней сторону, согласны все эксперты, опрошенные Контрактами.

«Речь идет о максимальной зачистке любых форм оппозиционной деятельности и любых институтов, которые могут проводить политику, независимую от действующей власти. Это все делается накануне выборов 2019 года, и в условиях политического кризиса», - считает директор Украинского института анализа и менеджмента Руслан Бортник.

Но почему атаку «по всем фронтам» решили провести в режиме блицкрига? Аналитики разделились на тех, кто считает действия власти продуманными, и тех, кто настаивает на их спонтанном характере.

Так, политолог и политтехнолог Алексей Якубин уверен, что все было просчитано заранее. «Решено было разобраться со всеми раздражителями власти буквально в один момент, чтобы потом уже договариваться с Западом, исходя из новых реалий», - говорит он. Помимо антикоррупционных органов и Саакашвили, к врагам режима, с которыми решено «разобраться», он причисляет и нелояльные СМИ, указывая на историю с NewsOne.

Аналогичного мнения придерживается и глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко. «Власть решила сыграть на опережение, но просчиталась. Судя по всему, в правящей коалиции взяли верх эмоции, желание разобраться со всеми и сразу», - уверен эксперт.

В то же время директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко придерживается мнения о том, что начавшее «наступление на демократию» - это «непродуманная реакция на раздражители». «Хотели с налету со всеми и со всем покончить, но «сели в лужу», не просчитав быструю и жесткую реакцию Запада», - отмечает он.

Михеил Саакашвили: человек-Рубикон

История трех президентов Украины, начиная с Леонида Кучмы, напоминает нам о том, что у каждого из них был свой Рубикон, перейдя который, они начинали путь к политическому закату. И Рубикон этот имел вполне конкретные имена и фамилии. Политическое будущее Кучмы оборвалось в день гибели Георгия Гонгадзе. Перспективы Виктора Януковича – в день ареста Юлии Тимошенко. Для Виктора Ющенко Рубиконом стал, пожалуй, меморандум с тем же Януковичем. В каждом из этих случаев стало понятно, что глава государства отныне не может спокойно распоряжаться своей репутацией, каково бы ни было его собственное представление о своей силе, и контроле над ситуацией. 

Для Порошенко таким человеком-Рубиконом стал Саакашвили. Вне зависимости о того, что еще произойдет за время президентства Петра Алексеевича, уже случившаяся попытка задержания Михо стала символом того, что пятый украинский президент окончательно вырулил на дорогу, проторенною его предшественниками – дорогу, ведущую к вроде бы политическому успокоению, но на самом деле – к политическому упокоению.

«Саакашвили решили «прищучить» явно не из-за какого-то высокого рейтинга. Дело не в реальной угрозе от Саакашвили-политика, а в желании просто избавиться от него. Он своим поведением просто раздражает, вот и изыскиваются всевозможные поводу его устранить с политической арены. И я не исключаю, что его все-таки могут депортировать из Украины до новогодних праздников», - считает Алексей Якубин.


Директор информационно-аналитического агентства «Рейтинг» Алексей Станчевский уверен, что в отношении Саакашвили власть явно не рассчитывала на какое-либо сопротивление, и, тем более, шоу. «Думали его тихо «упаковать», как прочих грузинов, и депортировать. А получили стихийный бунт. Потому пресс-конференция Луценко со всеми этими пленками выглядела неубедительно. Сформировать общественное мнение против Саакашвили не успели, с задержанием оплошали, потому и обвинения выглядели как попытка оправдать всю эту некрасивую историю», - считает он.

С технической точки зрения, а равно как и источники доказательств вины Михеила Николозовича, «пленки Саакашвили» уже вызвали массу критики. Отмечается очень много моментов, которые могут быть использованы защитниками Саакашвили в потенциальном судебном процессе. К тому же, это действо, если оно состоится, станет одним из главных политических событий предстоящего 2018-го года, который властям как раз хотелось бы сделать достаточно тихим для себя, убрав, по возможности, все «напрягающие» факторы.

Тот же Янукович в аналогичном случае с арестом Тимошенко поступил логичнее, отправив своего главного политического врага под арест в начале каденции, а не перевалив за ее половину. Представим себе, что Тимощенко арестовали летом 2013-го, как раз в разгар дебатов об евроассоциации? Ведь тогда судебный процесс над ней проходил как раз осенью 2013-го…

Впрочем, вернемся из дебрей альтернативной истории в реальность. В ней далеко не все ясно. Главное обвинение против Саакашвили – контакты с Курченко – вызывает слишком много резонных вопросов. Причем вполне логического свойства.

«Если говорить об особенностях обвинений, предъявляемых Саакашвили, то нужно понимать следующее: какова бы не была их правдивость, у общества нет доверия к любым действиям власти. «Нарезать» можно какие угодно разговоры. Я лично не верю, что Саакашвили, с его политическим опытом, осторожностью и апломбом, стал бы вступать в отношения с каким-то Курченко, о существовании которого в Украине уже позабыли. Вот если бы на пленках были разговоры с Медведчуком, Януковичем, Путиным – это другое дело. А тут какой-то Курченко», - рассуждает Виктор Небоженко.

«Убить» НАБУ: миссия невыполнима?

Что касается атаки на Национальное Антикоррупционное Бюро, то здесь как раз все было более чем продумано и разработано, с учетом масштаба проведенной операции. Это означает, что власть всерьез опасается этого органа, считая его неподконтрольным себе, и, что более важно – угрожающим ее политическому будущему. Несмотря на то, что в реалиях Украины любое расследование можно успешно «похоронить» в судах, перевести его в вялотекущий режим слушаний, да и просто дать обвиняемым сбежать, а Антикоррупционный суд (напомним, одно из первоначальных требований Михеила Саакашвили к президенту и Верховной Раде) так и не создан, все же сам факт работы НАБУ и САП вызывает ненависть и на Банковой, и у «Народного Фронта».

«В «Народном Фронте» НАБУ терпеть не могут из-за истории с Николаем Мартыненко и возможным компроматом на Арсения Яценюка, в БПП – за предполагаемый компромат на Порошенко. Потому НАБУ решено было «стерилизовать», - поясняет Владимир Фесенко.

Именно эта ненависть, и рьяность, с которой Генпрокуратура и СБУ накинулись на антикоррупционные органы, говорит о том, что в деятельности этих структур все-таки есть толк, а их скромные успехи обусловлены как раз жестким противостоянием и фактической блокировкой их деятельности.

«Говоря о НАБУ, то мы видим откровенное выставление этой организации «красных линий», за которые заходить нельзя. Сам факт реальной деятельности НАБУ, - деятельности, не согласованной с верхами, раздражает и Банковую, и парламентариев, и силовые ведомства», - уверен Алексей Якубин.


НАБУ оказалось реальным антикоррупционным органом, что вызвало бурю негодования на Банковой

Выход борьбы с НАБУ в публичную плоскость, фактическое признание руководителей СБУ и ГПУ в том, что они хотели бы прижать антикоррупционные органы «к ногтю», развеивает надежды на возможность исправления ситуации. «Зубовным скрежетом» по поводу НАБУ власть доказывает, что остается плоть от плоти старого олигархического образца, достойной наследницей еще кучмовской системы власти, но при этом – без присущей временам Леонида Даниловича хитрости и эффективности. Вспомним, что Кучму удалось «поймать» только на деле Гонгадзе, да и то – «пристегнув» к нему известные пленки, подлинность которых до сих пор вызывает сомнения. В случае ж с «пленками Саакашвили» власть автоматически оказывается проигравшей – даже если информация о контактах пламенного грузина с Курченко имеет под собой основания.

Потеряли страх?

Не просчитывать реакцию Запада на разгром НАБУ и задержание Саакашвили было бы глупостью. Но решение идти на обострение было принято – и явно с расчетом на то, что особых последствий не будет. Похоже, что на Банковой, Владимирской и Резницкой решили, что «власть сильна, как никогда», и пора перестать оглядываться на западных кураторов. Запад, мол, занят своими проблемами, ему сейчас не до Украины. Мало того – наши доморощенные стратеги еще и попытались учесть трудности, с которыми сталкивается ныне «вашингтонский обком».

«Очевидно, на Банковой решили воспользоваться тем, что в США проекты НАБУ и прочих антикоррупционных органов в Украине воспринимается в администрации Трампа как проекты демократов. Следовательно, к ним может быть холодное, или хотя бы равнодушное, отношение. На это и рассчитывают, преподнося одновременно Вашингтону безальтернативность Порошенко как гаранта стабильности в Украине и единственного сильного игрока в стране. К тому же, у США сейчас много иных проблем – Израиль, Северная Корея, выборы в Конгресс 2018 года. В этих условиях внимание к нам ослабляется, и украинская власть начинает творить то, что ей давно хотелось», - высказывает версию Алексей Якубин.

Похожее мнение и у Владимира Фесенко. «Возможно, что эта ситуация была вызвана отсутствием в Вашингтоне человека, который занимался бы украинским вопросом, и мог бы объяснить Трампу, занятому иными проблемами, что происходит в Украине», - уточняет он.

И здесь мы входим в область извечных вопросов «Кому выгодно?» Только ли в хитроумных (или наоборот, непродуманных) действиях власти заключается суть нынешних «бури и натиска»? Именно спрессованность по времени атаки на различные проявления нелояльности в стране заставляет предположить, что дело может быть не только в желании оперативно зачистить политическое поле. Президенту и Генпрокурору могли просто подсказать, что именно сейчас нужно идти в атаку, не опасаясь проблем. Нет ли в этом желания сознательно подставить Порошенко под удар?

Версий о выгодоприобретателях этого дела может быть две, каждая - со своими вариациями.

Версия первая. Россия

Да, речь снова о пресловутой «руке Москвы». И не обязательно, что сроки и методы воздействия на неугодных Петру Алексеевичу нашептал по телефону лично Владимир Владимирович. Мы не знаем, и вряд ли узнаем, кто и на каком уровне в окружении президента являются подлинными агентами Кремля. В конце концов, воздействовать можно и косвенно. Главное – правильно играть на фобиях первого лица. А это, как известно, является одним из самых эффективных методов управления политикой в любой стране мира, где глава государства такими фобиями страдает, и при этом минимально склонен к авторитаризму (включая, к слову, и нынешние США).

Итак, Петру Алексеевичу могли подсказать подобные действия те, кто действует в интересах Москвы. Таким образом «убивается» несколько «зайцев»: ненавистный Путину Саакашвили политически уничтожается и становится объектом судебного преследования уже не в одной, а в двух странах, а репутация и судьба Порошенко с этого момента оказываются в руках РФ (даже если они не были там ранее).

Прогнозируемый итог – отторжение Запада от украинского режима и многочисленные бонусы для РФ от того, что Порошенко вынужден будет окончательно лечь в фарватер московской политики: от ситуации с Крымом и Донбассом до – самое главное – превращения в удобного для России политика в связи с предстоящими выборами-2019. С последующим либо отказом выставлять свою кандидатуру на выборах (путь Кучмы), либо созданием «ширки» с теми политсилами, на которые ему укажут из Москвы (путь Ющенко), либо гарантиями переизбрания с последующим сосредоточением власти в руках еще более подконтрольного премьер-министра (путь Кучмы или Ющенко - нужное подчеркнуть).

Отсюда – и «уши» Москвы, которые можно увидеть во всей истории с записями на пленках, начиная, собственно, с того, что запись велась с телефона Курченко, находящегося, по официальным данным украинских и российских правоохранителей, в Москве.

Конечно, этот сценарий со всей серьезностью чреват третьим Майданом, но разве не этого ожидает Путин? Конечно, в таком случае сохранение власти Порошенко никак не гарантировано, но является ли оно единственной целью, если целью является дестабилиазция Украины и возвращение к повестке-2014?

Против этой версии говорит то, что Саакашвили, в итоге, «недозадержали». Московские сценарии обычно предельно жестки и прямолинейны. С другой стороны, тут могли включиться в действие местные факторы, в частности, нежелание силовиков брать на себя ответственность за исполнение приказа с непредсказуемыми последствиями. Владимир Фесенко назвал такое опасения правоохранителей «синдромом Майдана».

«Силовики боятся откровенно и грубо применять силу и лично к Саакашвили, и к протестующим. Это такой себе «синдром Майдана»: если произойдет какой-то серьезный инцидент, прольется кровь, то отвечать будут не власти, не министр, а непосредственные исполнители», - поясняет он.

Что касается некого «отката», наступившего после бравого наступления на оппозиционные силы, то он может быть вызван тем, что Порошенко начали «водить на ниточке», «окуная» его в новую реальность постепенно, и давая понять, что отныне вся его деятельность уж точно подконтрольна Кремлю. В таком случае, блицкриг по уничижению всех врагов Петра Алексеевича Москве на данном этапе невыгоден – иначе Порошенко снова может вообразить себя самостоятельным политиком, реально освободившимся от оков какого-либо контроля.

Версия вторая. Запад

Если принимать эту версию, то перед нами – хитрая тактика, которая загоняет Петра Алексеевича и примкнувший к нему в приступе ненависти к НАБУ и Саакашвили «Народный Фронт» в тот самый цугцванг, выход из которого – либо перевоспитание, либо итоговая сдача позиций. В этом случае нашим властям сознательно не дают переступить черту, неприемлемую для Запада – т.е. применить явное насилие по отношению к Саакашвили и его сторонникам, а также принять законы, реально уничтожающие НАБУ.

Красота игры в этом случае состоит в многоходовке, согласно которой Сытник, Холодницкий и тот же Саакашвили должны быть сохранены для будущего в украинской политике «после Порошенко». На Западе ясно осознали, что эффективность работы антикоррупционных органов в существующих украинских условиях низка, и выше быть не может, т.к. Порошенко и вся система власти сопротивляются реальной борьбе с коррупцией. Следовательно, задача Запада - вывести руководителей этих структур из игры, при этом «прикрыв» их от реальных проблем и одновременно создав им имидж борцов за идею для будущих политических баталий.

«Когда Сытник и Холодницкий 12 декабря вернутся из США – а они уже анонсировали в Вашингтоне новые подозрения и задержания – настанет момент истины во всей этой истории о борьбе власти с антикоррупционными структурами. Сытник уже заявил, что опасается ареста прямо в аэропорту. Думаю, на это не пойдут, но для Запада главой НАБУ выбран правильный месседж. И тамошние симпатии, однозначно, на стороне наших антикоррупционеров», - отметил Виктор Небоженко.

На персональный фактор Сытника, который для Банковой неприемлем не только как независимый расследователь, указывает и Алексей Якубин.

«Сытник вызывает на Банковой подозрение, как человек, который в 2018 году может быть выведен Западом в украинскую большую политику, имея за плечами компромат практически на всех, и прямую поддержку того же ФБР. Заметим, что НАБУ не взялось за нарушения того же Порошенко, озвученные в «панамских бумагах». Не взялось, впрочем, официально, но никто не гарантирует, что по этому поводу не ведется неофициальное расследование, и что с помощью Запада в следующем году Сытник мог бы открыть дела и против президента. Да и ничего удивительного в такой отсрочке нет - вспомним, сколько прошло времени от начала дела сына Авакова до его задержания», - поясняет Якубин причины опасений Порошенко в отношении руководителя НАБУ.

Глава НАБУ, Артем Сытник, уже заявил, что опасается ареста по возвращении из Вашингтона прямо в аэропорту

Что касается Саакашвили, то его роль как триггера нынешнего этапа сопротивления режиму Порошенко для Запада важна именно в силу символичности фигуры самого грузинского экс-президента. Потому его депортации в Грузию будут максимально мешать. А вот аресту и судебному процессу в Украине – как раз нет. Запад любит судебные процедуры, считая их как необходимой закалкой для политиков, так и театром для общественности и СМИ, мерилом демократии. А Саакашвили как подсудимый – идеальный персонаж для окончательного расшатывания «лодки» Порошенко. При этом реальный срок ему грозить не может – хотя бы силу того, что процесс явно будет небыстрым, и смена либо переформатирование режима в Украине могут произойти намного быстрее приговора. Так что Саакашвили предписывается «пострадать за идею», что он, собственно, уже и делает. И роль арестованного и невинного осуждаемого он также будет играть более чем вдохновенно.

Реализация этого сценария означает, что Порошенко и вся прочая правящая элита Украины списаны «в утиль», и главной проблемой Запада остается подбор новых кадров. Сейчас западным кураторам приходится работать с существующим «материалом», и выбор явно невелик.

Можно рассмотреть и подвариант этой версии, согласно которой именно провоцирование на подобные действия загоняет Порошенко и прочих в русло, выгодное Западу, делая их более сговорчивыми. Итогом операции становится послушный Порошенко, готовый либо переизбираться под четким контролем Запада, и исполнять, наконец-то, все его требования, либо сдать власть персоне, согласованной в Вашингтоне и Брюсселе.

На опасном берегу…

Каковы бы ни были мотивы «блицкрига» против демократии, учиненного властью на этой неделе, итог этих действий неутешителен. Если власть действовала сама, - в порыве гнева или же в результате некого расчета, - то она лишний раз, и очень сильно, подпортила себе репутацию. Отмыться можно будет, только отыграв ситуацию, особенно с НАБУ, в достаточной степени назад, однако вряд ли это видится возможным, учитывая страх и ненависть, с которыми наша элита относится к любым потугам бороться со своим «правом на коррупцию».

Если же Петром Алексеевичем, Юрием Витальевичем и прочими кто-то рулит, а они - сознательно или нет – поддаются на провокации, то это означает, что суверенность украинской власти вновь стала блефом, и Украина во главе с нынешней элитой укрепилась в своей нежизнеспособности. Что означает очевидную необходимость ее перезагрузки.

Сохранение президента Порошенко в своем кресле после 2019 года и так не было аксиомой, а теперь становится теоремой, доказывать которую, возможно, опять придется по лекалам Майдана. И войны. Которая будет страшнее и жестче, чем так, которая уже идет.

В любом случае, страна оказалась на берегу Рубикона. Его волны уже подступают к самым ногам, и история снова дышит нам в лицо.

Павел Серов

Статьи по теме
Выборы и виллы Юрия Луценко
Выборы и виллы Юрия Луценко

Зачем Генеральный прокурор схлестнулся с Седлецкой и журналистским сообществом
23.09 — 48898

За шаг до стрельбы: война НАБУ и САП стала главным средством обнуления антикоррупционной системы
За шаг до стрельбы: война НАБУ и САП стала главным средством обнуления антикоррупционной системы

Юрий Бутусов: Столкновения близ здания Специализированной антикоррупционной прокуратуры в Киеве, на улице Исаакяна 17, не только дискредитируют антикоррупционную систему, но и создают реальную угрозу применения оружия на поражение в ходе последующих оперативных мероприятий. Госохрана блокировала оперативников НАБУ. Спецназ НАБУ не выполнил законные требования вооруженных сотрудников полиции и отбил заблокированную машину.
21.09 — 236

Порошенко: Должна быть возможность силового возвращения Донбасса
Порошенко: Должна быть возможность силового возвращения Донбасса

Порошенко также отметил, что оборонительные потребности Украины превышают возможности. Порошенко ждет от военных “нестандартных и асимметричных ответов.  
20.09 — 1506


Copyright © 2009-2013.
ООО «Газета «Галицкие контракты»