Контракты.ua

2530  —  28.07
О чувстве стыда или Почему я больше не пишу о политике
О чувстве стыда или Почему я больше не пишу о политике

Те, кто жил в Советском Союзе должны помнить специфический эстетический голод, который испытывало большинство его жителей. Советский Союз был очень неприглядным и унылым местом, любая красивая или просто необычная вещь была предметом интереса советского человека, особенно, если этот человек ребенок.

В общем, история такая. Однажды автор этих строк, будучи советским школьником, в поисках необычных и красивых предметов оказался около киоска «Союзпечати», где его взгляд упал на арабскую газету. Советский Союз, как известно, поддерживал разные братские коммунистические партии и печатал их газеты (можно было купить «Morning Star”, например, и попробовать понять, о чем там написано). Арабы были братья навек, посему какие-то там их газеты иногда продавались в киосках «Союзпечати». Короче, арабская вязь меня так очаровала, что я купил эту газету. Дальше - больше, мне захотелось понять, о чем там речь и я как-то поговорил на эту тему с двумя моими друзьями. «Не вопрос, братан!» - сказали друзья (не факт, что именно этими словами, но смысл был таков), - «у нас есть арабский алфавит, меняем его на этикетки от жвачек». Кто не в курсе, обертки от иностранных жвачек были предметом культа и коллекционирования (в СССР жвачек не было, он их начал делать ближе к смерти). В общем, мы ударили по рукам и друганы через несколько дней принесли мне «арабский алфавит». Конечно, это был никакой не «алфавит», а собственное творчество моих друзей на заданную тему и я это сразу понял. Но этикетки им отдал, так как испытал поразившее меня тогда чувство — стыд за других людей. То есть, когда кто-то другой делает гадость, а тебе стыдно. Тогда я испытал это чувство впервые и потому хорошо помню эту историю. Я не смог уличить их в жульничестве потому, что это было как-то...ну, как будто самому принять в этом участие.

К чему эти трогательные воспоминания? К тому, что это чувство стыда за других периодически посещает меня и сегодня. Ну вот, свежий пример - лишение Саакашвили украинского гражданства. Да, товарищ Порошенко лишил гражданства своего политического оппонента (который, кстати, в свое время поступил подобным образом со своим политическим оппонентом). Но мне стыдно не за Порошенко и не за Саакашвили, а за тех людей, которые удивляются этому всему. Скажите, а что удивительного в том, что Петр Алексеевич хочет единолично делить все уменьшающийся пирог? Скажите, а разве когда-то было по-другому? Ну вот Леонид Макарыч просто не успел как следует поцарювать, зато наш первый «настоящий» президент — Кучма — разве он не тянул одеяло на себя оба своих президентских срока? Разве он не вводил цензуру, не «зачищал» информационное поле, не расправлялся с оппонентами? Разве не был страшным сном всей прогрессивной общественности предполагаемый «третий срок» Кучмы, который мерещился ей в каждом его чихе? А разве милейший Виктор Андреевич не распустил парламент (кстати, единственный из президентов, кто на это решился), разве он не превратился к концу своего срока в уменьшенную копию Кучмы? Разве он не жил в иллюзии, что является «отцом нации», разве он не был уверен в том, что выиграет выборы в 2010 году? Ну, про Виктора Федоровича рассказывать, думаю, не надо, многие еще помнят. Как помнят и то, что Петр Алексеевич уже перещеголял Виктора Федоровича во всяческих запретах.

Что удивительного в том, что человек оказавшийся в таком месте, где можно безнаказанно делать множество нехороших вещей вдруг начинает их делать? И вы и я, оказавшись в такой ситуации делали бы то же самое, что наши можновладци, отличия были бы в деталях, - как долго могли бы вы сопротивляться соблазну и какую бы фантазию проявили тогда, когда соблазн таки овладел бы вами.

Самое интересное тут то, что о полной безнаказанности президента можно прочитать прямо в нашей конституции. Этот удивительный документ может многое рассказать о реальном устройстве нашей власти. Пожаловаться, что «конституция не исполняется» в моментах, о которых я говорю, точно не получится. Но, опять-таки, никто не обращается к конституции с этой целью. Аналитики анализируют все, что угодно, только не то, что в ней написано. Граждане выискивают там «право народа на недра» и прочие ништяки, требуя прибавки к пенсии и безусловного основного дохода. Это тоже вызывает у меня чувство стыда. Ведь нельзя же так.

Но мы несколько отвлеклись. Если понятно, что проблема в самом месте, а не в том, кто именно его занимает, разве не должны все усилия прогрессивной общественности быть направлены на то, чтобы ликвидировать само это место? Идя дальше и поняв, что все прочие чиновники — это просто маленькие президенты, которые, как и он, зависят от раскладов внутри своей чиновничьей тусовки, а не от мнения граждан, которые якобы их «избирают», разве не должна общественность бросить все для ликвидации чиновничьих должностей? Разве есть какая-то особая сложность в понимании того простого факта, что если твои доходы образуются от налогов и госрегулирования, то именно этот фактор будет определять твое поведение, и значит налоги и регулирование будут расти даже там, где их формально сокращают? Разве трудно бросить взгляд как на развитые, так и на недоразвитые страны и увидеть, что все они, включая вожделенные для многих Сингапуры из года в год только увеличивают долю ВВП, распределяемую через бюджет? То есть, увидеть простое эмпирическое подтверждение рационального поведения людей?

Конечно, ничего этого не наблюдается. В СМИ и в фейсбучиках обсуждают выборы, «национальные идеи» и бог весть еще что. Но какой смысл в обсуждении политической жизни, если все рецепты по ее изменению к лучшему будут заведомо ложны, так как игнорируют те простые факты, о которых я сказал выше? И что, кроме чувства стыда можно испытывать, глядя на всю эту бессмысленную возню?

Автор: Владимир Золоторев

Статьи по теме
Мажоры на «Лексусах» и обычное право
Мажоры на «Лексусах» и обычное право

В этой колонке немного поговорим об обычном праве и о том, почему оно лучше приказного «права», которое навязывает государство. Точнее, речь пойдет лишь об одном правовом моменте, который всегда всплывает в ходе дискуссий — об убийстве.
вчера, 16:40 — 1484

Теперь все можно или Странное убийство «рациональности»
Теперь все можно или Странное убийство «рациональности»

На днях Нобелевскую премию по экономике (или точнее, премию Шведского центробанка) получил Ричард Талер из Чикагского университета за работы в области «поведенческой экономики». В последние годы эту премию за очень редкими исключениями вручали жуликам и шарлатанам и нынешний случай — не исключение. Но он заслуживает того, чтобы о нем написать отдельно и ниже я попробую объяснить, почему.
12.10 — 1957

Как важные вещи подменяют неважными: стрельба в Лас-Вегасе и референдум в Каталонии
Как важные вещи подменяют неважными: стрельба в Лас-Вегасе и референдум в Каталонии

В этой колонке поговорим о двух «резонансных» событиях, случившихся на прошлой неделе и о том, какие фундаментальные вещи они иллюстрируют. События эти — стрельба в Лас-Вегасе и референдум в Каталонии.
06.10 — 2006


Copyright © 2009-2013.
ООО «Газета «Галицкие контракты»