Контракты.ua

1611  —  21.05
Пробуждение профессора Зимбардо, или Не прекращать скакать
Пробуждение профессора Зимбардо, или Не прекращать скакать

В популярных и довольно дурацких разговорах о том, какой у нас (у них) народ, обязательно делается допущение, что наши (ихние) лучше (хуже). Такие споры могут носить довольно ожесточенный характер, изобиловать примерами, но выйти на какие-то окончательные выводы невозможно, потому что история бесконечна, и найти в ней можно примеры чего угодно. Про любой народ же важно знать, что он по большей части никакой, хотя в целом всегда скорее хороший. Только не надо его подвергать искушению злом.

Многие слышали про знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент. В 1971 году в подвале факультета психологии студенты университета играли в тюрьму и очень увлеклись полученными ролями надзирателей. Из-за откровенных проявлений садизма, в котором были замечены до трети студентов, которым выпало быть надзирателями, эксперимент пришлось свернуть, а ряду участников понадобилась психологическая реабилитация.

Профессор Филип Зимбардо, организатор эксперимента, был сильно раскритикован коллегами учеными за целый ряд допущенных проколов, но на целых тридцать пять лет он стал ведущим  специалистом по вопросу, как из простых законопослушных граждан вдруг начинает лезть мерзость, превращая их в преступников. Один из важных выводов, к которым он пришел, заключается в том, что программа оскотинивания общественной группы срабатывает не из-за отдельных имеющихся в наличии мерзавцев, а из-за тех, кто их окружает. Невмешательство хороших, может, даже замечательных людей позволяет злу, набирая обороты, превращать ситуацию в итоге в дикую и невыносимую.

Сам профессор тоже за каких-то шесть дней незаметно перенял тюремные ценности, перестав воспринимать происходящее как что-то из ряда вон выходящее, и только его невеста Кристина Маслач, тоже психолог, пришедшая в ужас от увиденного, вывела Зимбардо из этого дурмана. Он гордился своей задумкой и, пригласив ее осмотреть «тюрьму», ожидал, что они с Кристиной обсудят эксперимент как ученый с ученым, и был поражен, когда она начала плакать, шокированная увиденным. «Лишь некоторые не поддались искушению ситуации и не подчинились бесчеловечной власти под личиной «эксперимента». И совершенно ясно, что к этому благородному меньшинству я сам не принадлежал», - вспоминал потом Филип Зимбардо.

Сейчас профессору хорошо за восемьдесят, и, словно пытаясь напоследок уравновесить профессиональное внимание, уделенное им злу, Зимбардо сейчас изучает, откуда берется в людях геройство. И неожиданно психолог пришел к схожему выводу, что и в случае с общественными проявлениями зла: главное – окружающие, то самое вездесущее молчаливое большинство, хорошие люди, которые никак себя не проявляют.

Психологи обратили внимание, например, что чем больше народа собирается возле места какого-либо происшествия, тем меньше вероятность, что кто-то попытается активно поучаствовать и чем-то помочь. Бездействующая масса будто сдерживает отдельных индивидов. Пассивность заразительна. Но стоит кому-то  проявить инициативу, как тут же находятся те, кто готов его поддержать: люди-то в целом хорошие. Отсюда простой совет профессора Зимбардо: не бойтесь быть этими первыми, поддержка окажется рядом. А эффективность совместных действий намного выше, чем индивидуальные усилия. Формируйте группы и сети взаимодействия, и вы добьетесь перемен. Предельно важно перетащить молчаливое большинство на свою сторону, не отдать его злу.

Собственно, нам не нужен профессор Зимбардо, чтобы раскрыть глаза на эти общественные закономерности, имеется свой собственный опыт: Майдан именно так и сработал, подключив большинство, оказавшееся неожиданно огромным. Так сработало волонтерство. Но этих всплесков мало, и невозможно раз и навсегда гарантировать страну от сползания в дикость, биться за хороших молчаливых людей нужно постоянно. Имеется рядом и  «тюремный эксперимент»: в России зло стало настолько обыденным, что и не кажется злом вжившимся в предложенные обстоятельства людям. Они еще и нам норовят посоветовать, как устроить жизнь наиболее комфортным образом, перестав «скакать».

А выпьем давайте за здоровье Кристины Маслач, профессора психологии в Беркли, дай бог ей еще долгих и плодотворных лет жизни.

Налил и немедленно выпил – Леонид Швец

Статьи по теме
Враги навсегда, или Петру не пахнет
Враги навсегда, или Петру не пахнет

История с лишением Михаила Саакашвили гражданства не позволила стране замереть в летней спячке и довольно агрессивно напомнила всем, в каких прискорбных политических обстоятельствах нам приходится пребывать. В чем особая прелесть ситуации, созданной Банковой: сам бывший гражданин Украины и лидер «Руху нових сил» не смог бы придумать ничего настолько эффективного, чтобы напомнить всем свое подзабытое имя и не просто побольнее пнуть гаранта, а откровенно смешать его с дерьмом с полным на то основанием.
30.07 — 9350

Порванные струны, или Музыка света
Порванные струны, или Музыка света

Венесуэльскому движению сопротивления нанесен серьезный удар. Правда, как нередко бывает в столкновениях протестующих с полицейскими силами, такой удар больше мобилизует противников власти, чем запугивает их. Во время марша протеста, когда манифестанты двигались по одной из центральных улиц Каракаса в сторону Верховного суда, получил ранения Вилли Артега – музыкант, ставший символом сопротивления.
23.07 — 1203

Месть по-лотарингски, или Долг судьи Ламбера
Месть по-лотарингски, или Долг судьи Ламбера

В то время как Украина с замиранием дыхания следит за здоровьем народного депутата Евгения Дейдея, чудо-героя, получившего ранение из неизвестного оружия от неизвестных негодяев при неизвестных обстоятельствах, во Франции неожиданно всплыло старое дело, в котором куда больше неизвестных моментов. Дело по-настоящему трагическое, не как у нас, без дураков.
16.07 — 7699


Copyright © 2009-2013.
ООО «Газета «Галицкие контракты»