Контракты.ua

3331  —  27.04
Логика пятен, или Покажите, где же это ваше “без государства”
Логика пятен, или Покажите, где же это ваше “без государства”

Эта колонка — своего рода короткая памятка для тех, кого волнует (или кому задают) вопрос «покажите, где есть территории без государства». Подразумевается, что таких территорий нет, и потому, без государства нельзя. Более того, подразумевается, что такого никогда и не было, и, как завещал Гоббс, люди от состояния первобытной войны всех против всех, перешли в состояние государства и начали, наконец-то процветать. 

На самом деле, не имеет значения, существовало ли когда-нибудь развитое общество без государства. Если кто-то регулярно нарушает права собственности, то неважно, как долго он это делает. Тут нужно либо признать, что права собственности неважны (из чего следует, что мы — рабы), либо признать преступность государства из чего следует необходимость его ликвидации.

Тем не менее, если кто-то настаивает на исторических примерах, то в истории полно примеров «безгосударственных сообществ». Вообще говоря, мир, где на карте есть только государства, возник после второй мировой, то есть, совсем недавно, так что сама идея «вечного» государства не выдерживает простой фактической проверки.

Итак, начнем с типичного примера племен и их союзов. Тут, конечно, этатисты возрадуются, мол да, это были «дикие» племена, нас хотят вернуть в прошлое и все такое, но на самом деле, «дикость» - понятие относительное. Племена, скажем так, были разные, некоторые вполне себе передовые, наконец, всегда важно, с чем сравнивать. Если с европейцами (предположительно жившими «под государством»), то племена выходят «дикими», да и то не все, если же сравнивать с не-европейскими государствами, то племена вдруг оказываются на редкость цивилизованными.

Следующий пример уже не порадует этатистов, ибо речь идет о греческом полисе, который считается «колыбелью европейской цивилизации». Здесь тоже, конечно, нужно разделять, ибо в истории каждого греческого города были разные периоды, и, опять-таки, речь идет о весьма большом историческом промежутке. Так или иначе, полис, если он не был в данный момент под властью тирана, как правило, не был и государством. Споры о государственности полиса возникли, кстати, относительно недавно, до этого момента полис считался государством. Дискуссия выявила, среди прочего, тот факт, что историки (сюрпрайз!) часто банально не знакомы с определением государства (которое они называют «социологическим») и тянут под эту марку любое организованное сообщество. Но мы отвлеклись. В общем, полис не был государством, поскольку в полисе не было устойчивой группы, в интересах которой проводилась экспроприация. Полис погубили хорошо знакомые нам явления - демократия и «неопределенность с правами собственности».

Другой исторический пример тоже принадлежит к числу «колыбелей», ибо это Римская республика. Республика, на самом деле, во многом повторяет племенную структуру, где текущие вопросы решает либо общее собрание, либо собрание глав родов (Сенат), а право существует отдельно и никем, в отличие от государства, централизованно не контролируется. Есть точка зрения, которую я поддерживаю, которая состоит в том, что удивительно успешная экспансия Рима, объединившего на долгое время столь разные народы, обязана своим успехом не столько легионам, сколько римскому праву — совершенному продукту свободного рынка, которым мы все пользуемся по сей день.

Как и в случае полиса, республика содержала в себе зерна своего вырождения, которое началось тогда, когда дань превратилась в налоги. Напомню, что данью, как правило, облагались группы людей (членский принцип) — племена или полисы, которые либо проиграли войну Риму, либо платили «откупные». Дань не была «вечной» и платилась определенный срок. Дань превратилась в налог, а республика начала вырождаться в империю, когда римляне начали создавать провинции, аналоги современных государств. В провинции дань стала постоянной (превратилась в налог), также провинция демонстрирует другое важнейшее изменение — переход от членского принципа к территориальному, то есть, задачей губернатора был сбор налога с некоторой, подконтрольной ему территории, неважно, кто и почему там жил и была ли у него какая-либо «вина» перед Римом.

Собственно, большая часть того, что считается заслугами Рима перед цивилизацией, было создано в республиканскую эпоху, дальше события катились по инерции до закономерного распада в результате еще одной очень хорошо знакомой нам проблемы «перегрузки» государственными расходами. Интересно, что римские граждане начали платить налоги довольно поздно, уже в имперскую эпоху. Даже будучи империей, Рим отличается от привычного нам государства. Например, поползновения на контроль за правом — это очень поздняя «фишка». Юстиниан, который предпринял наиболее известную из попыток такого рода, был уже византийским императором и все это происходило в 6-м веке.

Следующий пример — это Исландское Содружество, просуществовавшее 300 лет. Оно было образовано норвежцами, бежавшими от прогрессивного реформатора Харольда Прекрасноволосого, учинившего государство в Норвегии огнем и мечом. Подобно американским колонистам, беженцы создали свою довольно замысловатую систему, в которой не было государства и налогов. Тогда же был создан альтинг, который ошибочно считают «старейшим парламентом Европы». Альтинг — это на самом деле, сессия некоего координационного органа (мне встретилось название logretta), в каждое время года он собирался в разном составе, все эти сессии имели собственные названия, альтинг — просто самая большая сессия, где участвовали все тинги (отсюда, название, очевидно). Этот координационный орган, как и Сенат, не принимал законов в нашем понимании, а занимался решением текущих вопросов. Исландия особенно интересна системой godi, своего рода «крыш». Вы могли быть «подписчиком» любого godi, если он вас не устраивал, вы могли перейти к другому. Godi покупались, продавались, переходили по наследству и могли быть подарены и представляли собой не только «базу клиентов», но и весь накопленный к этому времени багаж юридических решений и обязательств.

Исландия того времени породила одно из наиболее значительных явлений в литературе и, в  частности, в средневековой литературе — саги. Интересно, что герой наиболее известной саги Ньял был, скажем так, юристом. Ему приписывается ряд изменений, которые претерпела исландская система. Опять-таки, судя по знаменитому набору шахмат, которые изображены на картинке, открывающей эту колонку, многие исландцы жили довольно неплохо и интересно.

Исландское Содружество в 13 веке оказалось под властью Норвегии и, с моей точки зрения, погубила его попытка внести искусственные ограничения в естественный процесс (грубо говоря, «конституция»). Примером может служить деление острова на 4 части, в каждой из которых могло быть строго определенное число godi (число их менялось, и альтинг как раз и занимался постоянно этим переделом). Все это порождало нездоровые интересы и связанную с ними политическую возню и сделало остров более уязвимым. Другой причиной считают проникновение христианства и церковной десятины — то есть, практики налогообложения.

Ирландия — наш следующий пример - существовала как безгосударственное сообщество, как минимум, тысячу лет. Неизвестно, когда оно возникло и какой вид имело первоначально, ирландские христианские хроники начинаются с собственно появления там христианства в 5-6 веках, что было до того, неизвестно. Зато известно, когда все закончилось - в 17 веке. Ирландская система была системой туатов, то есть, объединений собственников земельных участков. Вы могли выйти из туата продав землю и войти в него, купив землю. Ирландская правовая система сильно отличается от всего, что нам известно, ее хранителями была особая каста брегонов — юристов и консультантов. Существовало несколько различных школ брегонского права. В основе исполнения решений лежала система гарантий и honor price — цены, которую полагалось платить за ущерб либо за неисполнение гарантий. Ирландская система погибла в результате постепенного завоевания острова англичанами.

Это примеры сообществ, которые, так сказать, можно показать на карте. К этим примерам можно отнести также свободные города средневековья. Наверняка, если хорошо покопаться, можно набрать больше таких примеров. Например, Нидерланды в период их расцвета многими считаются союзом сообществ (городов), а не государством. Оппенгеймер считал территориями с free citizenship (он противопоставлял это состояние состоянию state) немецкие земли до утверждения феодализма и, сюрпрайз, британские доминионы в 19 веке.

Но главная проблема тут не в наличии или отсутствии территорий, на которые можно показать пальцем, проблема в том, что сам этот территориальный принцип — это государственное изобретение. Государство порождено налогом, то есть, данью, взимаемой со всех с некой ограниченной территории, откуда с необходимостью следуют монополия на принуждение и «закон» на этой территории. Это обстоятельство (на данной территории все равны перед налогом и монопольным законом) и порождает однородность государств. То есть, когда вы просите показать вам территории без государства, вы просите показать государство без государства. Хорошо, что Ирландия и Исландия — острова, они имеют естественные границы и потому их можно показать на карте, уж не знаю, что было бы, если бы это было не так.

Однако, однородность государства мнимая, точнее, она задается его собственными характерными особенностями. Жизнь социума определяется не территориальными границами, а институтами и связями между людьми, да и сам «социум» не есть некая объективная фиксированная данность, он возникает, скорее, как часть аналитического процесса, когда мы рассматриваем сообщество людей с точки зрения той или иной деятельности.

Поэтому для оценки реального положения дел важно отойти от этого вдолбленного со школы мышления пятнами на карте. Пример. С точки зрения логики пятен, в Средневековой Европе было два анархических острова и несколько свободных городов. Все остальное было занято государствами. На самом же деле, человек в Средние века и в значительной степени и в Новое время (вплоть до победы бюрократической революции 18-20 веков) мог, практически не вставая с места, действовать в разных юрисдикциях, и лишь только две из них — королевская и баронская (иногда и церковь, если в данный момент имеется десятина) могут быть уверенно названы государственными. Все остальное — местные общины, города, гильдии, цеха, университеты, ордена, торговые союзы и многочисленные объединения разной степени продолжительности существования не является государством, все это имеет свои уставы, обычаи, свое право и часто свои суды.

Даже в наше время, где государственным является практически все, большую часть жизни мы проводим в состоянии анархии, мы сами принимаем решения и сами несем за них ответственность, мы сами устанавливаем круг своих взаимодействий, уровень и процедуры этих взаимодействий. Никакого государства здесь и близко нет, а если и есть, то лишь как необходимый и всегда обременительный ритуал «отмазки», который ни дает ничего, кроме возможной защиты от чиновничьих набегов и «аргумента» в казуистических спорах с «представителями власти». Мы не замечаем этого, потому, что мы к этому привыкли. Но если вы присмотритесь внимательно, вы не обнаружите государства в своей деятельности. Это не означает, что вы свободны и что государства нет. Отнюдь. Государство ограничивает рамки вашей деятельности, не будь его, они были бы гораздо шире и определялись бы совсем другим образом, но в тех рамках, где вы можете от него спрятаться или отбиться, вы действуете преимущественно свободно. Нужно просто научиться замечать эти рамки, для чего, кстати, могут быть полезны различные исторические штудии, особенно, если они хоть что-то говорят о жизни «простых людей».

Статьи по теме
Как государства могут превратить будущую промышленную революцию в Армагеддон
Как государства могут превратить будущую промышленную революцию в Армагеддон

В последнее время мне все чаще попадаются ужасные истории о том, как совсем уже скоро роботы отнимут у нас всю работу и мы все умрем. Истории эти отличаются лишь степенью наукообразия и претензий авторов на респектабельность, в остальном суть их сводится к пережевыванию последствий роботизации, которые кажутся авторам совершенно очевидными и не нуждающимися в доказательствах. В этой же струе развиваются еще две параллельные темы — о том, как искусственный интеллект уничтожит человечество и о том, как «безусловный основной доход» (БОД) спасет нас от всей этой напасти.
17.08 — 1751

О чувстве стыда или Почему я больше не пишу о политике
О чувстве стыда или Почему я больше не пишу о политике

Те, кто жил в Советском Союзе должны помнить специфический эстетический голод, который испытывало большинство его жителей. Советский Союз был очень неприглядным и унылым местом, любая красивая или просто необычная вещь была предметом интереса советского человека, особенно, если этот человек ребенок.
28.07 — 2265

Убийство, насилие, коррупция. Отравленный язык власти
Убийство, насилие, коррупция. Отравленный язык власти

В этой колонке поговорим о том, как манипуляции с языком искажают реальность и тем самым, помогают получить и удерживать власть. Разумеется, эти манипуляции не делались осознанно некими масонами или рептилоидами, это просто очередной пример того, как работает «невидимая рука», в данном случае, «невидимая рука» бюрократического рынка.
20.07 — 2342


Copyright © 2009-2013.
ООО «Газета «Галицкие контракты»