Контракты.ua

1831  —  26.03
Грустные протесты, или Свободы мало
Грустные протесты, или Свободы мало

Наблюдать за массовыми акциями протеста в Беларуси и России грустно. 

То, что там есть люди, для которых понятие свободы по-прежнему, несмотря на годы несвободы, значимо, это здорово. И что они не испугались выйти на улицы, хотя неприятности их там поджидали с немалой вероятностью, тоже очень важно. Что они кинули тем самым вызов большинству, которое если чем и недовольно, то открыто выражающими недовольство недовольно особенно, это настоящий поступок, меньшинству всегда не просто вставать в полный рост в обстановке всеобщего неприятия, доходящего до ненависти. Но все-таки грустно.

Хитрый экс-председатель совхоза 23 года крутит своей страной, как хочет, и нынешние протесты, задавленные еще до того, как даже стали похожи на протесты, даже не поцарапали режиму лакировку. Если кто-то решил, что взаимная подозрительность Лукашенко и Путина увеличит степени свободы в Беларуси, очень погорячились. Бывший гебешник тоже имеет абсолютно все для того, чтобы пойти на третий десяток лет правления Россией, и в целом эффектный поход Навального против Медведева Путину морщин не прибавил.

Что интересно, они, и Лукашенко, и Путин, могли ничего этого не делать, выпустить погулять протестующих, даже не выводя дополнительные подразделения силовиков с мест дислокации и не устраивая задержаний. Это бы не изменило ровным счетом ничего. Нынешняя оппозиция в обеих странах в таком разобранном состоянии, что завтра объяви выборы – проиграют с неприличным счетом. Но – не объявят. А показательный прессинг акций протеста устраивают, чтобы никто даже не сомневался: власть сильна как никогда, сопротивление бесполезно, сдавайтесь. 

Сопротивление небесполезно в первую очередь каждому сопротивляющемуся лично. Поддержание уровня собственного достоинства – дело моральной гигиены отдельного гражданина, тут ничего разрешить или запретить нельзя. С моралью в таких режимах, где твое благополучие напрямую зависит от уровня лояльности, обстоит нездорово, и сам вид людей бескомпромиссных позволяет не терять веру в человека. Хотя после массовой экзальтации российского человека по поводу «Крымнаша» и равнодушия к агрессии против Украины верить в него почти невозможно. 

Но все это грустно, потому что при отсутствии какой-либо осмысленной политической жизни проявления гражданской позиции крайне примитивизируются. Все в лучшем случае сводится к выкрику «Нет!», на нем и заканчивается. Не до глубоких и детальных общественных дискуссий о судьбах Родины. Судьба Родины будет такой, как скажет высокое начальство. Недовольным вести себя тихо, либо покинуть пределы вверенной вождю территории.

А еще грустно, потому что российские и белорусские события как-то неожиданно подчеркнули гражданское затишье в Украине. Умудренные ветераны майданных сражений снисходительно комментируют беззубость тамошних протестов, но  в стране победившего протеста и воцарившейся свободы какое-то гнетущее безвременье. Здесь-то никто не мешает политически активничать, но желающих что-то не заметно. Власть свою безальтернативность воспринимает как свидетельство своей высокой исключительной эффективности незаменимости, практически богопомазанности, а потому понемногу сваливается в тихое чиновное сумасшествие, не встречая особо организованного сопротивления. 

Тяжелая штука, несвобода. А свобода просто чертовски трудна. 

И все-таки давайте за нее, за свободу. И пусть  у них там все-таки что-то когда-то получится. А нам бы здесь сладить. 

Налил и немедленно выпил – Леонид Швец

Наблюдать за массовыми акциями протеста в Беларуси и России грустно. То, что там есть люди, для которых понятие свободы по-прежнему, несмотря на годы несвободы, значимо, это здорово. И что они не испугались выйти на улицы, хотя неприятности их там поджидали с немалой вероятностью, тоже очень важно. Что они кинули тем самым вызов большинству, которое если чем и недовольно, то открыто выражающими недовольство недовольно особенно, это настоящий поступок, меньшинству всегда не просто вставать в полный рост в обстановке всеобщего неприятия, доходящего до ненависти. Но все-таки грустно.
Хитрый экс-председатель совхоза 23 года крутит своей страной, как хочет, и нынешние протесты, задавленные еще до того, как даже стали похожи на протесты, даже не поцарапали режиму лакировку. Если кто-то решил, что взаимная подозрительность Лукашенко и Путина увеличит степени свободы в Беларуси, очень погорячились. Бывший гебешник тоже имеет абсолютно все для того, чтобы пойти на третий десяток лет правления Россией, и в целом эффектный поход Навального против Медведева Путину морщин не прибавил.
Что интересно, они, и Лукашенко, и Путин, могли ничего этого не делать, выпустить погулять протестующих, даже не выводя дополнительные подразделения силовиков с мест дислокации и не устраивая задержаний. Это бы не изменило ровным счетом ничего. Нынешняя оппозиция в обеих странах в таком разобранном состоянии, что завтра объяви выборы – проиграют с неприличным счетом. Но – не объявят. А показательный прессинг акций протеста устраивают, чтобы никто даже не сомневался: власть сильна как никогда, сопротивление бесполезно, сдавайтесь. 
Сопротивление небесполезно в первую очередь каждому сопротивляющемуся лично. Поддержание уровня собственного достоинства – дело моральной гигиены отдельного гражданина, тут ничего разрешить или запретить нельзя. С моралью в таких режимах, где твое благополучие напрямую зависит от уровня лояльности, обстоит нездорово, и сам вид людей бескомпромиссных позволяет не терять веру в человека. Хотя после массовой экзальтации российского человека по поводу «Крымнаша» и равнодушия к агрессии против Украины верить в него почти невозможно. 
Но все это грустно, потому что при отсутствии какой-либо осмысленной политической жизни проявления гражданской позиции крайне примитивизируются. Все в лучшем случае сводится к выкрику «Нет!», на нем и заканчивается. Не до глубоких и детальных общественных дискуссий о судьбах Родины. Судьба Родины будет такой, как скажет высокое начальство. Недовольным вести себя тихо, либо покинуть пределы вверенной вождю территории.
А еще грустно, потому что российские и белорусские события как-то неожиданно подчеркнули гражданское затишье в Украине. Умудренные ветераны майданных сражений снисходительно комментируют беззубость тамошних протестов, но  в стране победившего протеста и воцарившейся свободы какое-то гнетущее безвременье. Здесь-то никто не мешает политически активничать, но желающих что-то не заметно. Власть свою безальтернативность воспринимает как свидетельство своей высокой исключительной эффективности незаменимости, практически богопомазанности, а потому понемногу сваливается в тихое чиновное сумасшествие, не встречая особо организованного сопротивления. 
Тяжелая штука, несвобода. А свобода просто чертовски трудна. 
И все-таки давайте за нее, за свободу. И пусть  у них там все-таки что-то когда-то получится. А нам бы здесь сладить. 
Налил и немедленно выпил – Леонид Швец
Статьи по теме
«Банду геть!» -2, или Необратимое имиджевое увечье
«Банду геть!» -2, или Необратимое имиджевое увечье

Массовость протестных акций последнего времени должна распоследнего скептика убедить, что на улицы Киева выходит совсем не кучка маргиналов и не за вознаграждение сомнительного происхождения. Нет, это не Майдан, но не всякий протест должен быть Майданом, чтобы иметь моральное оправдание. Нынешняя протестная активность свидетельствует о важном: об утрате надежды, причем не только у тех, кто в самую отвратительную погоду выходит на протест. Просто они – это знак.
вчера, 20:36 — 643

Ганьба Биби, или Израиль нам не указ
Ганьба Биби, или Израиль нам не указ

В субботу вечером в Израиле прошли многотысячные марши протеста против коррупции в правительстве. На наш манер их название можно перевести как «марши ганьбы».
03.12 — 3445

Вспомнили всё, или Не такие, как вчера
Вспомнили всё, или Не такие, как вчера

Если в человеке и есть какая-то черта, позволяющая не терять веру в человечество, это способность оглянуться на себя прошлого и ужаснуться или поморщиться собственной глупости, дикости, трусости или другому жалкому несовершенству. Возможно, мы нынешние не совершеннее себя тех, бывших, но, по крайней мере, до кого-то доходит мера собственного несовершенства и появляется некоторая устойчивость к определенного рода поступкам.
19.11 — 2541


Copyright © 2009-2013.
ООО «Газета «Галицкие контракты»